(no subject)

newsru.co.il/mideast/11jan2020/plane302.html

Хмм... похоже, наиболее перспективной статьей российского экспорта становится поставка гранат обезьянам.

Конспирология

Вы будете смеяться, но сдается мне, что за срочно сколоченной трехгенераловой партией стоит некто, кто умнее всех четверых вместе взятых.

Сперва этот некто разводит вокруг Натаньягу юридическую канитель с прицелом не на обнаружение чего-то уголовного, что премьер скрывал, а на то, что ни ему, никому другому скрывать в голову никогда не приходило, поскольку доныне и преступлением не считал никто – от попытки договориться с газетчиками до сдачи бутылок не в то окошко.

Потом разворачивается масштабный проект раскола избирательной базы Ликуда, компромисса между "марокканцами" и "русскими", интересы которых во многом, мягко говоря, не совпадают, но те и другие равно заинтересованы в выживании государства Израиль. В отличие от европейски мыслящей элиты, которая, в упор не замечает смертельной опасности "общечеловеческих" иллюзий и готова принести боеготовность ЦАХАЛа в жертву феминистическим мечтаниям.

Первый этап стравливания мы наблюдали в исполнении господина Либермана, второй задействован силами Главного сефардского раввина. Можно только гадать, кем и какие пряники обещаны им обоим, подозреваю – скорее власть, чем деньги, а может, просто разыгран сценарий "вороны и лисицы": чтоб каркнули погромче, забывая про выпадающий сыр.

Не берусь судить и о том, как зовут этого "кого-то" и кем услуги его оплачены. Кандидатов много – от доморощенных ревнителей Осло до деятелей из американской демпартии, у которых Израиль давно уже бельмо на глазу.

Власть закона или власть законников?

Суд - что паутина; шмель
проскочит, а муха увязнет.
      И. Василенко


В письме господину Лапиду я пыталась доказать, что воля избирателя в демократическом государстве старше мастью, чем любой закон, и если воля эта обратится ко злу (что, к сожалению, случается) никакой закон ее не остановит: его отменят или просто проигнорируют. За что получила выговор от некоторых убежденных защитников демократии с указанием на недостаточное уважение к принципу разделения властей.

К сожалению, приводя примеры, зря ограничилась я Советским Союзом и гитлеровской Германией, которые вполне справедливо признаны беззаконными преступниками, создавая ошибочное впечатление, будто бы судебные инстанции в странах, не практикующих массовых убийств и обладающих самой что ни на есть демократической конституцией, действительно в судебном порядке останавливают антиконституционные законы, принятые парламентом, но нарушающие права граждан.

Ох, кабы и вправду бы так бы…

С недавних пор практически во всех странах Запада (ну и Израиль, конечно же, туда же до кучи!) приняты парламентами законы, открыто нарушающие одно из самых основных прав граждан: по науке "принцип презумпции невиновности", а попросту "не пойман – не вор".

Вы, конечно, понимаете, что вопреки гендерной солидарности я веду речь об "изнасилованиях", совершенных либо с полного согласия "жертвы", либо в состоянии алкогольно-наркотического "улета" обеих сторон. Особенно, если происшествие имело место 30 лет назад, а дамочка давала за карьерный рост взятку сексом. Возможно даже, что кавалер действительно эту взятку вымогал, но почему бы тогда и не судить его за вымогательство и злоупотребление служебным положением? А фиг чего докажешь, тем более 30 лет спустя!

Зато с изнасилованием доказательств никаких не требуется: указали на тебя пальцем – значит, виноват, и оправдаться нет никакой возможности, потому что, всем законам вопреки, не обвинитель (государственный или частный) вину обязан доказывать, а обвиняемый должен доказывать, что он не верблюд. Такого издевательства над правосудием не допускали в Древнем Риме, а в Европе – только во времена охоты на ведьм.

…Ну и как же отнеслись к такому вопиющему закону наши славные неподкупные суды? А никак! Что противоречит он всем конституционным правам, ни разу не заикнулись, без звука приняли на вооружение. И то сказать – до того ли им нынче? В Америке надо срочно запретить президенту, границу от нелегалов закрывать, в Германии – сообразить, под каким бы еще предлогом очередного "понаехавшего" бандита от тюряги отмазать, у нас в Израиле – защитить права недорезанного террориста, да заодно еще выяснить, куда мадам Натаньягу бутылки сдает.

Так что слушайте господина Лапида! Не дерзайте покушаться на демократию и, главное – на разделение властей…

Национальное государство и "права человека"

- Первый этаж мы снесем, а на втором
устроим молодежное кафе.
- Позвольте, а на чем второй держаться будет?
- На энтузиазме молодежных масс.

В. Дыховичный, В. Масс, М. Слободской, М. Червинский
 
На демократическом Западе модно ныне толковать, что национальное государство-де устарело и универсальные права человека всякий двуногий автоматически должен иметь, куда бы ни переселялся, от экватора до полюса. Ну, а если конкретно? Давайте танцевать от печки.

Нацию как таковую изобрела Европа, притом, сравнительно недавно. После развала римской империи наблюдался довольно-таки неупорядоченный конгломерат всяких там кельтских, германских, остаточноримских и т.п. общин с социальным разделением на рабов, крестьян, воинов и множеством разнокалиберных джентльменов удачи.

Первым и главным объединяющим моментом было, как в большинстве времен и народов, не государство, а религия. Хотя под каждым кустом свой князь сидел и за каждым углом на своем диалекте говорили, жители Европы все-таки знали, что все они "христианский мир", а грамотные – писали и общались на латыни.

Это я отмечаю специально для тех, кто по сю пору ломает голову над загадкой, народ евреи или, наоборот тому, религиозная община, а ислам и вовсе ругает "политической идеологией". В исходном моменте между этими понятиями разницы не было, любое сообщество понимало себя прежде всего как единоверцев. Европейцы начинают понимать себя как разные народы как раз по мере перевода священных текстов на… Да, вот… можно ли сказать "на национальные языки"?

Бесписьменные диалекты отдельных областей становились литературными языками именно в процессе перевода этих текстов (вспомните Лютера!), они менялись, создавалась норма. Но эти переводы никогда бы не были сделаны, если бы не сформировался их читатель.

Профессиональные интеллектуалы прекрасно обходились латынью, да недосуг было учить ее растущему населению городов. В деревне, из которой на ярмарку дай Бог раз в год выберешься, родного диалекта вполне хватало, а грамоты и вовсе не требовалось. В городе встречались люди из разных деревень и даже областей, заключались письменные сделки, давались векселя, составлялись уставы ремесленных цехов… книгопечатанье изобрели отнюдь не случайно. Язык унифицировался, и… народ создавался вокруг языка.

…В отличие от государства, развивавшегося совершенно отдельно. Из среды племенных вождей и профессиональных военных выделялись князья, взнимавшие со своей дружинушкой хороброй дань со всех, до кого дотянуться могли, невзирая на расу, национальность и вероисповедание. Со временем владения укрупнялись, собирая все более пеструю публику. Исходной формой современного государства в Европе была как бы мини-империя, т.е. сборная солянка общин, языков и культур, объединенная только общим государем.

Процессы укрупнения владений и образования народов не совпадали. В Германии, например, осознание себя единым народом, возникновение общей культуры государственному объединению предшествовало (вспомните Минну фон Барнхельм), хотя и поныне рассказывают там анекдоты про баварца, который на международной ярмарке на какого-то японца обиделся и заорал: "Ах ты, гад! Пруссак ты японский!".

В Италии, наоборот, юг и по сю пору, невзирая на подвиги Гарибальди, в культурном отношении сильно отличается от севера, и даже время от времени возникают разговоры о разделении на два государства. Не берусь судить, насколько единым народом ощущают себя фламандцы и валлоны в Бельгии.

И все же единая власть на определенном пространстве – это более или менее безопасные пути сообщения, экономические связи, общая налоговая схема и интенсивный культурный обмен. Население пользуется общей валютой, служит в общем войске и чиновничьей касте, и во многих случаях (особенно, если читает и пишет на общем языке, а культурные различия не слишком велики) постепенно начинает считать себя единым народом.

Вот так со временем и появилась нация, т.е. совпадение (пусть неполное, пусть относительное) народа и государства. Не позабудем, что необходимая для этого абсолютная монархия создавалась отнюдь не путем приглашения соседей на чашку чаю.

Но с возникновением нации этот неприятный факт как-то оттесняется на задний план. Появляется "непредсказуемое прошлое" – легенды и мифы о великом и могучем народе, населявшем эту территорию еще до сотворения мира, о мистическом единстве "крови и почвы". Именно с нацией, не с религией, связывают люди отныне свою принадлежность к сообществу, свое коллективное "мы", а религию постепенно оттесняют в частную сферу.

Сказочки о добром и мудром батюшке-государе – не просто могучем воине (это было всегда!), но выразителе славной воли и извечных надежд народных, а там, глядишь, и… осознание того, что эту самую волю и надежду можно выразить и без "батюшки" – так возникает идея "общественного договора", а с ней и устроение, именуемое буржуазной или представительной демократией.

Геополитические воззрения Запада доныне состоят из вышеописанных мифов и легенд. "Национальное государство" представляется чем-то извечным, естественным, подходящим для всех времен и народов, поскольку все младенцы всегда рождались демократами и только впоследствии портились авторитарным воспитанием.

Как говаривал незабвенный капитан Врунгель: "Каждая селедка – рыба, но не каждая рыба – селедка". Не каждое национальное государство – непременно демократическое, но каждое демократическое – неизбежно национальное. Включая и Швейцарию, возникшую в виде конфедерации – как бы не одно, а три национальных государства, сплотившиеся в борьбе против общего врага. Включая и государства Нового Света, чье население принесло с собой опыт исторического развития Европы.

Сегодняшнее национальное государство было когда-то разрозненными общинами, потом их объединила общая религия, потом из этого вырос народ, и это удачно совпало с абсолютной монархией.

Там, где не совпало – остаются сообщества догосударственные типа кланов или племен, или – более продвинутые – империи, объединяющие разные народы. Но демократических империй не бывает. Не потому, что начальники в них редиски, а потому что население их не считает себя партнером "общественного договора", и если даже предъявляет какие-то требования "центру", то не общие, а из каждого угла – свои, нередко – взаимоисключающие.

Остается только посочувствовать англичанам и французам, на протяжении веков честно пытавшимся совмещать "общественный договор" метрополии с традиционным государственным (а то и племенным) устроением колониальных народов. Всякий раз, когда колониальные чиновники управляли подвластными соответственно оных, подвластных, представлениям о власти, разгневанная общественность метрополии обвиняла их в угнетении, бесчеловечности, попрании всех и всяческих прав.

В конце концов, не выдержав этой шизофрении, империи с треском развалились, но все попытки, навести в колониях свободу и демократию, вплоть до предоставления оным независимости или, наоборот, свержения кровожадных диктаторов, давали результаты, приводившие несчастную общественность в полное умственное изумление.

Можно налепить и настругать сколько угодно игрушечных государств с флагами и гимнами, армиями и президентами, но прочными окажутся только либо этнически однородные (а они – скорее исключение, чем правило), либо те, в которых какой-то группе удастся силой подмять под себя остальных и… начать игру сначала: стать империей, которая через века может быть вырастет в национальное государство, а может быть и нет. Стоит, например, вспомнить, что империя российская в исходном моменте была провинцией развалившейся империи ордынской.

И потому демократическим, правовым – зовите, как хотите – государством может быть (хотя и не обязано) только национальное, а национальным – только такое, в котором подавляющее большинство населения считает себя единым народом. Считает себя. Не потому, что какие-то историки у них обнаружили общие хроники или биологи – общие гены, эти результаты интересны для науки, но не для политики. А потому, что люди так понимают себя сами.

При отсутствии этого условия правление может быть только авторитарным – монархией, диктатурой и т.п., в противном случае государство просто развалится, как произошло с новоделами Сирией и Ираком и невезучей ЮАР. Кажется, мудрее всего было бы провести границу (или две, или пять) и жить всем по отдельности, но этому препятствуют два мощных фактора:


  1. Надежда хотя бы одной из сторон получить не часть, а все.

  2. Чересполосица. Историческое расселение разных этносов не по линейке происходило.


Вторая проблема может быть, в принципе, решена трансфером.

Да-да, вот оно – неприличное слово, совершенно запрещенное к употреблению по правилам игры в ООН-овские фанты. Только не надо, не надо напоминать мне о трагедиях: трансфере армян в Турции или немцев в Судетах и Восточной Пруссии, не надо, потому что трансфер может быть и другим.

После принятия принципа "Чья власть – того и вера" пошел в Германии размен населения между католическими и протестантскими княжествами. Так же сработал и нансеновский трансфер – обмен между Грецией и Турцией. Прошел не так давно трансфер русскоязычных из Средней Азии и с Кавказа, полным ходом идет трансфер ближневосточных христиан, где-то промелькнуло и тут же стушевалось сообщение о трансфере сербов из Косова, намечается потихоньку трансфер русских из республик Балтии, и наконец – грандиозный массовый трансфер евреев из бывшего СССР, знаменитая "большая алия" девяностых.

Конечно, не все тут легко и гладко, не все мечты исполнились, не все планы осуществились, пропали чьи-то деньги и статусы, но это все-таки не реки крови, не горы трупов, которыми грозят разборки, легко выходящие из-под контроля, и не многолетняя жизнь на пороховой бочке. Понимаю, что с "правами человека" трансфер рифмуется далеко не всегда, но… отказ от трансфера там, где стороны иначе не развести, с ними определенно никогда не рифмуется.

Но тогда, стало быть – то, что естественно является законом в зрелом, сформировавшемся национальном государстве, оказывается… непреодолимым препятствием для создания такого государства там, где его еще нет. Нельзя сказать, чтобы это было так уж неожиданно. "Что делать" Чернышевского нынче, правда, не в моде, но все же рискну рекомендовать второй сон Веры Павловны, тот, в котором ей является мать и заявляет: "Но ты пойми, Верка, что кабы я не такая была, и ты бы не такая была. Хорошая ты — от меня дурной; добрая ты — от меня злой". Героине Чернышевского нет уже надобности быть "злой и дурной", но как же быть тому, кто оказывается в ситуации не ее, а ее матери?

Именно эта дилемма встает перед современными верами павловнами, совершенно искренне стремящимися способствовать созданию правового государства во всем мире и у всех народов, но никак не желающими понимать, что история – не табула раза, на которой можно рисовать любую картинку, абы красиво, но реальность, в которой, как правило, приходится выбирать наименьшее зло.

И ныне эти благонамеренные нападением извне свергают авторитарную власть, разжигая самые зверские гражданские войны, а потом не дают их окончить, не позволяя одержать победу ни одной из сторон, оставляя миллионы людей десятилетиями в подвешенном состоянии без почвы, границ и перспектив. Ведь никакого компромисса быть не может, покуда на победу надеются обе стороны.

Но наиболее извращенным и тупиковым результатом подобных иллюзий является государство-химера, состоящее из сравнимых по численности сообществ, причем, правящее по своему внутреннему устроению соответствует национальному государству, а подчиненное – нет.

Для правящих естественное состояние есть "государство всех граждан", и невозможно убедить их в том, что не все население подвластной территории готово считать себя гражданами в смысле "общественного договора". Они свято верят, что отсталые элементы просто не понимают собственной пользы, и надо только подождать, в крайнем случае – подтолкнуть…

Почему, скажите, создалось у арабов впечатление, что они в нашей стране евреев "пересидят", что им, в отличие от нас, терпения на века хватит? Да потому что читают они Амоса Оза или Йешаягу Лейбовича, и правильно вычитывают отчаяние и ужас при мысли о невозможности пребывать Верой Павловной, когда ситуация требует прочно обосноваться в статусе ее мамаши.

Это ведь только во сне, привидевшемся идеологу революции, взалкавшему нового неба и новой земли с хрустальными дворцами, она себя именует злой и дурной, в реальности-то она вполне понимает обоснованность своих действий, гордится, что мужа от пьянства отвадила и дочку в люди вывела, а если бы стыдилась себя, ничего бы у нее не вышло. В этом, собственно говоря, суть теперешнего политического (точнее – идеологического) кризиса в Израиле. Лучше всего это выразил предвыборный лозунг Нафтали Беннета:

מפסיקים להתנצל
הימין של ישראל

В моем вольном переводе: "Прекращаем оправданья/правые израильтяне".

Не случайно тот же Амос Оз все время повторял, что "в конце концов договоренность с палестинцами неизбежна" и требовал под это дело уже сегодня начинать вести себя так, как будто она уже достигнута. Действительно, если появление доброй Веры Павловны в конце концов неизбежно, можно порекомендовать мамаше не тратить времени на обуздание папаши и образование дочери, а сразу, уповая на будущее, все соответствующие усилия прекратить.

Лет сто назад такая проблема была в западном мире исключением. Ну, блаженной памяти ЮАР, ну создававшийся Израиль (тогда ее, кажется, никто и не приметил, кроме Жаботинского), зато сегодня, с новым "переселением народов" она на глазах становится правилом. Но горький опыт ЮАР вразумил далеко не всех.

Даже в Израиле, где не замечать опасности, вроде бы, уж никак невозможно, все еще достаточно громко раздаются призывы, понять и полюбить мечтающих нас уничтожить, ибо не может же быть, чтобы они не открыли в себе наконец от природы заложенных во всяком человеке универсальных ценностей свободы и демократии. И следовательно каждый, кто не прозревает в арабах этих ценностей – расист и фашист, видящий в них недочеловеков.

И никаким способом невозможно им объяснить, что свобода и демократия – ценности вовсе не универсальные, но неразрывно связанные с их (нашим!) устроением общества, именуемым "национальное государство". Пока Израиль остается еврейским, он может быть или не быть демократическим, но вот еврейским быть перестав, демократическим уже ни в коем случае не будет.
Арабы же, как все нормальные люди, свои ценности предпочитают чужим, а свобода и демократия к их ценностям как раз и не относится.

Одностороннего мира не бывает, а компромисс станет возможен не раньше, чем арабы окончательно утратят надежду на победу. Утратить же они ее могут лишь при условии прекращения поддержки России и Европы, а такого пока что и в самой дальней перспективе не видать, скорее наоборот.

В частности, и потому, что в Европе непоколебимо держится уверенность широких масс в… устарелости национального государства и необходимости его ликвидации с заменой на… А вот как вы думаете, на что?

На феодальную монархию?

На родоплеменной коммунизм?

На империю Габсбургов или Чингиз-Хана?

Да нет же, на всемирное правительство с единым государством без границ, а права и законы будут в нем, конечно же, только такие, как привычно им, потому что у них (и только у них!) эти законы правильные,  "естественные", с чем обязательно сразу же согласятся все арабы и евреи, эскимосы и пигмеи, джунгли, полюс и Сахара, Мао-Цзе-Дун и Че-Гевара.


 

Слово о законе и демократии

Открытое письмо Яиру Лапиду

Уважаемый господин Лапид!

Извините за беспокойство, но меня очень заинтересовало ваше утверждение: "Демократия создана для правления большинства. Но не только. Демократия также - и набор законов". То есть, по-вашему, есть, с одной стороны, воля большинства (сиречь, большинства народа), которая может быть правильной, а может и наоборот, а с другой – некий "набор законов", который в случае чего этой воле укорот делает.

Детский вопрос: А законы-то откуда берутся? Если бы на вашем месте был рав Лицман, у меня бы вопросов не возникло: Тора с Синая, которую Моше Рабену передали с небес. Но вас почему-то такой закон не устраивает.

Были несколько веков назад в Европе законы всяких коронованных особ по принципу "государство – это я". Но в один прекрасный день произошло то, чего вы так опасаетесь: "Люди могут собраться на площади и решить, что отныне они не платят налогов". И короли, английский и французский, лишились головы, вот именно за то, что не пожелали принять отказ народа платить налоги без права принимать решения, как эти налоги тратятся… Впрочем, по вашим представлениям, воля народа – не причина законы отменять?

До сих пор как-то мне казалось, что демократия – это когда законы принимают избранные представители народа, а не министерские чиновники, не тележурналисты и не Верховный Суд.

И с волей народа можно не соглашаться также как с королевским указом, но если вы монархист – подчинитесь указу, даже несправедливому, а если демократ – не дерзнете судейским декретом отменять законы, принятые парламентом.

Тем более что не было еще в истории случая, чтобы добрый закон сам по себе чьей бы то ни было злой воле помешал.

В первой половине прошедшего века немецкий народ решил, что надо уничтожить всех евреев, и невзирая на то, что народ этот был всегда законопослушным и очень юристов уважал, никаких возражений со стороны судебной системы не последовало, поскольку сперва были приняты Нюрнбергские законы, и тем самым все правовые преграды убраны с пути.

В России, где закон всегда был что дышло, нарисовал товарищ Сталин конституцию ну, прям, такую демократическую, что ни в сказке сказать, ни пером описать. А в параллель шли приговоры "Троек", массовые расстрелы, Колыма и прочие радости.

И американский расизм существовал, покуда американский народ находил это нормальным, и законы в южных штатах вполне его поддерживали, а как перестал – так и поменялись законы. Понимаете – не потому прекратился расизм, что каким-то законам не соответствовал, а законы изменились потому, что надоел народу расизм.

Вот это и есть демократия.

С уважением
Элла Грайфер

(no subject)

На мой взгляд дискуссии о виновности/невиновности Натаньягу согласно каким-то параграфам есть спор о выеденном яйце.

Во-первых, покойный Перес роскошествовал куда масштабнее — я как раз об эту пору в Араде жила и работала на Мертвом Море, так про его уют в тамошних гостинницах знала вся обслуга. И то, что никаких документов по этому поводу ни у кого нет, означает только, что кому надо это было не надо.

И тот же Бейлин супротив однозначного закона не с газетчиками торговался, а с самим Арафатом переговоры вел, и — ничего.

А уж насчет откатов при закупках оружия… даже такой незаметный винтик как я — переводчик на вполне мирных коммерческих переговорах — от представителей немецких фирм регулярно сувенирчики получала, у них это называется «расходы на представительство».

И наконец, сама я за 20 с лишним лет в Израиле вполне усвоила местные обычаи, и покуда мама в больнице лежала, исправно таскала персоналу тортики и конфетки.

Давайте уже по-честному: предъявляемые обвинения к настоящей причине преследований никакого отношения не имеют. Точно так же как в деле Ходорковского в России или процессе импичмента Трампа в Америке.

Судебная система в открытую используется как средство политической борьбы, так что говорить имеет смысл только о том, каковы политические цели и используемые средства обеих сторон. Об этом идут сейчас споры, кто-то считает, что Натаньягу где-то ошибся в стратегии или тактике, кто-то полагает, что приход к власти его противников будет катастрофой, кому-то вообще уже все обрыдло, кто-то на ультраортодоксов отрастил большой желтый зуб… Кто-то всерьез и не без оснований озабочен кризисом представительной демократии как системы, сломом системы сдержек и противовесов, причем, во всем мире.

Но это уже совсем другая история. И для ясности — я лично в политике сторонник Натаньягу.

Одиннадцать тысяч ученых персон

В начале ноября 11 тысяч ученых со всего мира объявили КЛИМАТИЧЕСКОЕ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ, соответствующее сообщение опубликовали на самом видном месте почти все СМИ. Это была одна из главных новостей недели. Правда, среди подписантов были обнаружены такие знаменитости как Профессор Мики Маус , но были среди них и представители природозащитных организаций, электромонтеры, ветеринары, финансовые консультанты и студенты, а многие и вовсе не указали профессию. Никто, видимо, не озаботился проверкой научной репутации подписантов. Вот их полный список.

Примечательно, что из 11 тысяч ученых из 153 стран 873 – из Германии. Для оценки обоснованности чрезвычайного заявления автор настоящей статьи проверил каждое из указанных имен, личные данные студентов и аспирантов принимались на веру, обладатели академической степени проверялись по факультетам и учитывались только после проверки на сайте соответствующего института.


В результате среди 873 немецких подписантов оказались:

- 168 студентов, аспирантов и т.п.
- 45 медработников
- 20 не указали никакой связи с наукой или исследованиями
- 2 дублирующих строки
- 1 студентка-медичка
- 637 зоологов, химиков, биологов, физиков, историков и т.п.

Среди них обнаружились:

- 6 климатологов
- 20 сотрудников Объединения имени Гельмгольца
- 16 – института имени Лейбница (исследование животных в зоопарках и естественных условиях)
- 14 - института имени Лейбница (экология водоемов и пресноводное рыболовство).
- Самой высокопоставленной подписанткой оказалась глава Федерального ведомства окружающей среды, Мария Крауцбергер, дипломированный специалист в области администрирования.

Александр Аксель Деллво


Оригинал


Перевод мой.

Сказка про белого бычка

Понимаю, понимаю ваши претензии, господа, особенно жителей Юга, который последнее время интенсивно расширяется в северном направлении: хватит уже миндальничать с бандитами, войти в Газу и разутюжить раз и навсегда это осиное гнездо!

Долой трусливого Биби, что ХАМАСа боится и армии воли не дает! Вот уже Лапид с Либерманом дуэтом спели… Ну ладно, Лапид, деточка-кокеточка, может и вправду не понимает, о чем поет, но вот уж про Либермана поверить трудно. Запустить солдат в Газу… а защищать их будет кто?

Нет-нет, вы меня неправильно поняли – не от какого-нибудь ХАМАСа-джихада, от этих-то они защитить сумеют, и себя, и нас заодно. А вот от родных армейских прокуроров кто их защитит, от обвинения в недостаточной чуткости к бедными арабам? В том, что огонь посмели открывать, не выяснив предварительно, с какой целью по ним стреляют – а вдруг без намерения попасть, и вообще – может, у того исламиста детство было тяжелое…

Вы ведь, господин Либерман, даже будучи в должности военного министра, одного-единственного Эльора Азарию не сумели отбить, хотя верю вам, что хотели, а в Газу войди – тут же таких дел образуется не меньше сотни.

Да и какая же мать согласится отдать
Своего дорогого ребенка – медвежонка, волчонка, слонёнка, -
Чтобы несытое чучело бедную крошку замучило!


Прежде чем Газу штурмом брать, прокуратуру разгромить надобно, да и БАГАЦ в придачу, но и это еще не все.

Газа нынче у нас вроде того пацаненка, которого прячущаяся в подворотне банда на прохожих напускает, провоцирует их, чтобы выскочить потом всей кодлой с воплем: "Чего, гад, маленького обижаешь!". Газу-то в асфальт закатать чисто технически – не проблема, но банда-то в подворотне на стреме стоит…

Нет-нет, я не про арабские страны – у них сейчас без нас хлопот полон рот, и даже не про Иран – ему поводов не требуется. Я про Европу. Во-первых, там прокуроры еще почище наших сидят, а во-вторых, как только мы эту самую Газу займем, так сразу под угрозой санкций, бойкотов и т.п. потребуют ее, родимую, от злого ХАМАСа освобожденную, доброму Аббасу отдать и позволить ему наконец создать вожделенное палестинское государство без поселений, но с беспрепятственным проездом в обе стороны через нас… Дальше все понятно.

Вот такой вариант Биби почему-то не устраивает, ХАМАС нам нужен, он это знает и потому наглеет, за что периодически получает по носу, но не сильно, а чтоб его, злодея, всякий час Европе можно бы предъявить. Ничего хорошего в этих индейских танцах, конечно, нет, но ослосоглашение, великое наследие Рабина, не оставляет нам выбора – после драки кулаками не машут.

Правда, если приглядеться, можно заметить, что Биби это наследие потихонечку-полегонечку ликвидирует. Шантажу с Шалитом противостоять не смог, но при попытке повторить удачный трюк ответил жестко. Поселений не демонтировал, разве что строительство замедлял, каждую пятницу лишь солнце закатится борцунов у заборчика отстреливает, да и славных ракетопускателей с командирами ихними все чаще на мушку берет без никакого гуманизма вместо того, чтобы пулять по пустырям да сараям… Понятно, что хранители священного наследия такое святотатство безнаказанным не оставят.

Не катите бочку на Биби за недостаточную решимость и правизну – много ли можно сделать в стране, где половина населения за любое надувное чучелко готова голосовать, абы только голова в телевизоре показалась?

Покуда Биби кучу террористов на одного растяпу-Шалита менял, никого не интересовало, сколько стоят его сигары и шампанское. Покуда Африку в южный Тель-Авив не мешал автобусами возить, переговоры с газетчиками тоже преступлением не считались. Вероятно, следующим обвинением будет разрушение окружающей среды посредством производства избыточного мусора – тут уж вариант беспроигрышный: пойди определи, сколько мусора – в плипорцию, а сколько уже избыток!

И вот уже Либерман недвусмысленно намекает, что и операцию-то эту с отстрелом очередного предводителя команчей не зря именно теперь провели, а не, скажем, месяц назад, когда уже все готово было. Не иначе как хитрый Биби каких-то пряников для себя ожидал. Либерман, вероятно, не ошибается, только вот стоит уточнить, каких именно пряников.

На новых выборах больше голосов получить? Это от жителей Юга, которым опять ракеты на голову полетят?

Прокуроров напугать? Ну, это и вовсе смешно – видали они таких вояк, они Шарона через колено ломали.

Нет, ребятушки, не так тот Биби прост. Полагаю, надо было ему, чтобы потенциальные союзники Бени Ганца – арабские депутаты кнессета – однозначно, да прямо в телевизоре обозначили свою позицию: требуем наследие Рабина свято хранить, процесс уничтожения Израиля прервать не позволим!

Так вы, господа избиратели, готовы их поддержать? А Бени Ганца, который по этому поводу ничего, кроме невнятного бурчания, сроду не испускал, но за арабов хвататься уже начал? Вы действительно на это готовы?

Ну-ну…

Сказка для Гретхен Тунберг

Что с тобой, Гретхен, солнышко мое, что за истерика, на тебе же лица нет! Кто тебя обидел? Кто тебя напугал?

Так я и думала – опять эта умная Эльза! Говорила же твоим родителям: Не давайте ребенку играть с этой сдвинутой, вечно у нее идеи – то кирпич в погребе вывалится, то геномодифицированные продукты человека обратно в обезьяну превратят, то вот потепление это, чтоб ему замерзнуть! Как в пионерлагере – только свет в спальне потушат, так и пойдут сказки про черную руку да про белое лицо… Да ты ведь и не знаешь, слава Богу, что такое пионерлагерь.

Ну иди сюда, моя маленькая, иди, не плачь, возьми вот конфетку, а я тебе сказку расскажу – нет, не страшную, не бойся, я же не Эльза.

Жила-была на свете планета Земля, не то чтобы так уж безопасно да гладко, случалось всякое – и потепления, и оледенения, и астероид какой-то сумасшедший однажды налетел – так все динозавры враз и повымерли, потому что у них, как сказал один русский поэт (ты его, конечно, не знаешь, у вас и своих-то шведских в школе перестали учить): "хоть лоб широк, да мозгу мало". А расселились вместо них по земле звери, у которых мозгов поболее, от них-то со временем мы с тобой и произошли.

Произошли, значит, наши предки, и решили, что ухватили уже Бога за бороду – приспособились к окружающей среде, обустроились, лежи себе под пальмой да жди, пока в рот банан свалится, а тут – откуда ни возьмись – ледниковый период.

Ну, народ, конечно, сперва к шаману побежал, он ведь вечно бахвалился – знаю, мол, как климат устроен, запросто повлиять на него могу, дождь и солнышко по заказу обеспечиваю. Он, может, и сам даже в это верил, да только как до дела дошло – ничего у него не вышло: сколько в бубен ни бил, сколько в транс ни впадал, сколько злых духов из окружающей среды ни вылавливал – а снег-то все падает, вода-то все замерзает…

Вот тут-то и обнаружили наши предки, зачем дадены им мозги: пещеры под жилплощадь приспособили, охотиться стали, рубил кремневых понаделали, иголками костяными одёжу из шкур приноровились шить… В общем, как стали ледники отступать, стали люди активно заселять освободившуюся площадь, потому что знаний да навыков много сумели накопить. Именно твои, Гретхен, предки, в отличие от моих, в этом деле были первыми, далеко на север зашли.

Теперь вот, говорят, наоборот, потепление будет глобальное, от жары все помрем, шаманы в бубны бьют, по всем институтам да телестудиям в транс впадают, СО2 вылавливают из окружающей среды… На то они и шаманы, им за то зарплата идет, но с нами-то они ею не поделятся, так что нам-то как раз способнее будет пошевелить мозгами.

Чего тебе там Эльза-то напела? Что, мол, полземли в пустыню превратится, жара страшенная и никаких дождей? Значит, что делать надо? Срочно кондиционеры на солнечных батареях сконструировать, да на тех же батареях и опреснительные установки выстроить для воды – ее ж в океане, вроде, прибавиться должно, что-то ты мне тут бормотала про побережья, что будут все затоплены. Но при таком-то количестве дармовой энергии – что нам стоит в океан понатыкать искусственных островов?

Ну, положим, оттает вечная мерзлота, превратится тундра в болото… Так много ли там народу живет? Ну, откочуют чукчи южнее, вместо оленей жирафов станут гонять – приспособятся, тоже ведь не безмозглые. Ну, растает Ледовитый океан – так это ж сколько кораблей тогда по нему пустить можно! Может, правда, медведи белые вымрут как динозавры – жалко, конечно, но все же не та трагедия.

Ежели и вправду глобальное потепление на нас идет, то бояться его не надо – оледенение пережили и потепление переживем, если только шаманов слушать не станем, что климатом обещают управлять да квоты на СО2 продают, вроде как индульгенции (впрочем, тебе это ничего не говорит, истории ведь вас в школе  тоже учить перестали). И не климатом на самом-то деле рвутся они управлять, а нами.

И настоящее-то бедствие наступит, если это у них получится, потому что в системе, где десять начальников над каждым работягой стоит, не то что с глобальным потеплением, а даже с прорвавшейся канализацией справиться ох как непросто. Пока они каждый чих по двадцати малограмотным инстанциям утверждать будут, и вправду все пустыни сгорят, все побережья потонут, вода закончится, и все мы вымрем как динозавры. Впрочем, есть еще надежда, что они за полной атрофией мозгов первыми передохнут, а мы-то выкарабкаемся. Так что не бойся, моя маленькая…

Маленькая… О Господи! Я-то в твои годы уже Оруэлла в самиздате читала, а ты… Ох уж эта мне современная молодежь!



  

Откуда, куда, зачем?

Нижепереведенная статья понравилась мне как наглядное пособие на тему: "Обхождение СМИ европейского мейнстрима с темой миграции". Если совсем уж коротко – обходят, как кот вокруг горячей каши, – а если подробнее, давайте почитаем и разберемся.


Кристоф Тиц

Из Африки едут лучшие

Кто же они – мигранты из африканских стран, нелегально приезжающие в Европейский Союз? Нередко их представляют как гомогенную группу и всех чохом ругают, набирая очки в политике. А ведь прежде всего они – люди, покинувшие родину ради лучшей и безопасной жизни на чужбине, в стремлении уйти от бесперспективности, бедности, отсутствия государственного социального обеспечения.

ООН-овская программа развития (UNDP) провела обширный опрос, результаты которого опубликованы под заголовком "Scaling Fences" – "Растущие преграды". Журнал "Шпигель" ознакомился с этим материалом.

На вопросы ответили 3000 взрослых из 43 африканских стран. Ответы тех, кто в качестве причины назвал войну или политические преследования, не учитывались. Опрос был посвящен африканцам, отправившимся в Европу в поисках лучшей жизни, но по европейским законам не имеющим права на въезд. Исследователи находили их в палаточных лагерях испанского города Лепе, где они трудятся в теплицах, но и на съемных квартирах с супругами и детьми в Мадриде, Риме или Франкфурте.

Результаты свидетельствуют: некоторые мнения об африканских мигрантах – их социальном происхождении и причине миграции – распространенные в нашей стране, подтверждаются, а некоторые – нет.

Откуда они едут?

Почти три четверти (71%) опрошенных мигрантов едут из сравнительно обеспеченной и мирной Западной Африки, прежде всего из Нигерии и Сенегала. Кроме того, уровень образования у них выше, чем средний по их странам, 58% до отъезда имели постоянную работу или учились в школе. И заработок у них был по местным меркам выше среднего по стране:

Население в целом: 160 $
Мигранты: 260 $

Они зарабатывали больше соотечественников на целых 60%, т.е. были, считай, зажиточными. И тем не менее, половина тех, чьи доходы были стабильными, заявляют, что на жизнь не хватало.

Подавляющему большинству мигрантов в момент отъезда было 20 – 29 лет, четверть из них состояли в (как минимум, гражданском) браке. Приблизительно треть мужчин и даже более половины (58%) женщин уже имели одного или более детей.

Из этих фактов исследователи делают вполне обоснованный вывод: предпосылкой миграции является перспектива улучшения экономических или социальных условий. Только с повышением уровня жизни может возникнуть замысел и появиться возможность отправиться в путь.

Почему эти люди уезжают, и что могло бы удержать их от этого?

Ведь большая часть мигрантов, преодолевающих европейские заборы, имели, собственно говоря, и работу, и образование.

Тем не менее, экономическое положение многих из них было невыносимым. Соответственно, 60% опрошенных заявили, что важная причина отъезда – возможность зарабатывать и посылать деньги оставшейся дома семье.

Впрочем, исследователи указывают, что эта причина почти никогда не была единственной. Почти все называли две или более причин. Интересно также проследить порядок их важности. Чаще всего на втором месте после заработка для 26% было плохое правительство и нестабильность в области безопасности.

Причины отъезда:

Работа: 60 %
Семья: 18 %
Образование: 8 %
Свобода: 7 %
Прочее: 6 %
Поиски приключений: 0 %

Европа усложняет задачу многочисленными мерами по защите границ. Кроме заранее оформленной учебы в ВУЗе или официального приглашения на высокооплачиваемую работу легальных путей практически нет.

И потому только в 2019 году более тысячи человек утонули, переплывая на утлых суденышках Средиземное море. И многие – некоторые говорят, что даже больше, чем на море – погибли от жажды в Сахаре, через которую в отсутствии самолетов лежит путь практически из каждой африканской страны.

Об этом путешествии с ужасом вспоминают почти все мигранты. Причем, половина из них не были наивными, 56% сообщили, что ожидали опасности. Тем не менее, более половины мужчин и две трети женщин сообщили, что путь в Европу оказался труднее, чем они предполагали. Соответственно, задавался вопрос, что могло бы удержать их от этого дорогого, трудного и опасного путешествия?

С учетом кампаний, запущенных в Европе для отпугивания мигрантов, прежде чем они отправятся в путь, наибольший интерес представляют два ответа: нет, не отпугнули бы их ни фактическая информация о жизни в Европе, ни рассказ об опасностях в пути. На вопрос: "Что могло бы вас удержать", - ответ в большинстве случаев был: "Ничего не могло бы". На втором месте оказалось: "Улучшение экономического положения на родине".

Что могло бы удержать вас от отъезда в Европу?

Ничего: 41 %
Лучшие финансовые условия: 24 %
Лучшее правительство/социальное обеспечение: 15 %
Не знаю: 10 %
Отсутствие личных проблем: 6 %
Прочее: 5 %
Если бы знать заранее об опасностях путешествия: 2 %

Это тем более удивительно, что жизнь в Европе оказывается крайне тяжелой для нелегальных иммигрантов из Африки. Если большинство надеялось зарабатывать деньги и посылать что-то домой, то на самом деле сравнительно немногим удается выйти на рынок труда.

Прежде всего это связано с государственным запретом на работу. Хотя в опросе приняли участи и мигранты, живущие в Германии уже более десяти лет, большинство (64%) заявляют, что работать им запрещено. Те, что находят место, работают зачастую не по специальности. Каждый пятый мужчина работает на сборе урожая фруктов и овощей, больше трети женщин – уборщицы или домашняя прислуга. Но даже если на работу удается устроиться, зарплата в среднем оказывается ниже минимальной в стране.

Важным мотивом является поддержка оставшейся дома семьи, во всяком случае, это удается 78% работающих мигрантов, причем, отсылают в среднем почти столько же, сколько до того зарабатывали дома.

Даже если для оставшихся дома родственников средняя зарплата 1020 долларов в месяц кажется сказочным богатством, по европейским ценам – денег немного. К тому же исследователи вычислили, что с поправкой на покупательную способность доллара даже самые малооплачиваемые в Европе зарабатывают значительно больше, чем могли бы на родине.

Жилищные условия с точки зрения европейца просто ужасны. Хотя они улучшаются год от года, по мере длительности пребывания в Европе, но для мигрантов, приехавших с 2005 по 2010 год, цифры зачастую не радуют.

Жилищные условия спустя 7 лет после приезда

Съемная квартира: 54 %
Лагерь/приемный пункт/общежитие: 16 %
Бездомные: 12 %
Жилплощадь социального обеспечения: 10 %
Родственники/друзья: 7 %
Прочее: 0 %

Хотя почти две трети мигрантов этой группы сумели перебраться на съемные – частично субсидируемые государством – квартиры, но каждый шестой из проживших в Европе почти 10 лет все еще обитает в лагере или в общежитии, а более одной десятой вообще бездомные.

С расизмом африканские мигранты в Европе не могут не столкнуться, ведь каждый сразу узнает в них чужаков. За полгода, предшествовавшие опросу, нападениям подвергались 13% опрошенных. Более чем в 50% случаев это были словесные оскорбления, а более чем в 30% - физическое нападение.

В Европе жить лучше?


Лучше Хуже Все равно
Экономически 73% 14% 10%
Социально 49% 32% 16%
Эмоционально 43% 30% 21%
Безопасно 83 % 8% 9%


Невероятно, но большинство мигрантов все же предпочитает жить в Европе, хотя бы из-за заработка и безопасности. Почти все считают, что с этим дело обстоит лучше, чем в Африке, в отличие от эмоциональной и социальной сферы – тут уже каждый третий считает свою жизнь хуже, чем на родине.

Из этих ответов исследователи делают вывод, что Европа должна незамедлительно изменить политику в отношении африканских мигрантов: те, кто может зарабатывать и отсылать деньги домой, объявили, что намерены через какое-то время вернуться в Африку. Некоторые даже сообщили, что отсутствие легального статуса препятствует возвращению, хотя они хотели бы вернуться на родину.

Итак, по мнению авторов исследования, если бы проще было получить работу и вид на жительство, возросли бы шансы на отъезд, возникла бы т.н. "циркулярная миграция". Зато те, кто из-за дискриминации или отсутствия легального статуса заработать не могут, хотели бы остаться – по возможности, навсегда.

Оригинал




Чтобы и впредь не оказаться в положении жертвы
«мозгоимения», научитесь, уважаемый читатель,
задавать ДВА ЗОЛОТЫХ ВОПРОСА:
Первый. Мало – по сравнению с чем?
Второй. Проценты – от чего?
И все у нас получится.
      М. Солонин


ООН-овское исследование, на основе которого написана статья в журнале "Шпигель", проводилось методом опроса 3000 африканских мигрантов. Только африканских – о ближневосточных, которых в Европе, вероятно, не меньше, мы ничего не узнаем.

Прежде всего, его результат решительно опровергает один из способов "мозгоимения", имеющих хождение в Европе: Нет, не от бедности и не от темноты едут в Европу уроженцы 43-х стран Африки, напротив, едут зажиточные и образованные. Едут нередко семьями (58% опрошенных женщин имеют детей). Едут, невзирая на реальную перспективу, в Сахаре от жажды умереть или утонуть в Средиземном море. Едут, оставляя свое сообщество, родню и друзей… Почему?

Понятно, что в Европе повыше заработки, но едут-то, все-таки не бедняки, и как-то странно звучит, что невозможно-де прожить на доходы, на 60% превышающие средние по стране.

78% тех, кто нашел работу, посылает деньги родне домой… Постойте-постойте, а откуда вы взяли эту цифру? Ведь чтобы вычислить ее, надо, как минимум, знать, сколько всего работу нашли? Ну, хотя бы в процентах от общей численности… 64% опрошенных сказали, что разрешения на работу им не дают (непонятно, это по Германии процент, в целом по Европе или от общего числа опрошенных). 20% мужчин работают в сельском хозяйстве, примерно 33% женщин – прислуги или уборщицы… Но это только те, кто на местах непрестижных, а всего-то их сколько?

Почему же вы, господа журналисты/исследователи не можете с нами, читателями, информацией этой поделиться? Не потому ли, что, если по-простому по-немецкому сказать: всего работает n%, то сразу же возникнет вопрос, на какие доходы существуют 100–n?

Ответ отчасти находим в описании ситуации с жильем: 54% опрошенных решают свою жилищную проблему частично за счет налогоплательщиков, остальные – полностью за их счет, включая бездомных, которые зимой на улице не выживают – тут вам не Африка. При этом 78% работающих посылают деньги за границу родне. Они, значит, посылают, а мы им платим тут за квартиру.

64% (непонятно от чего, но явно больше половины!)
разрешения на работу не получают, значит, все разговоры о демографической дыре, которую срочно надо заткнуть – ерунда на постном масле. Вероятно, африканцы не умеют делать то, что востребовано, а умеют как раз то, что никому на рынке не нужно.

Безделье – это не только жизнь за чужой счет, но еще и стимулятор криминала. Известно, что приварком для многих (интересно, скольких?) выходцев из Африки является наркоторговля, но это в статистике отражения, естественно, не нашло. Примечательно, что в процитированном опросе даже намека на эту проблему нет. Есть только указания на расизм несознательных европейцев, с которым опрошенные согласны мириться – вероятно, ради очевидных экономических преимуществ.


В общем, если приглядеться, постепенно проясняется, почему 41% опрошенных честно сказали, что ни моря, ни пустыни, ни расизм от путешествия в Европу удержать бы их не могли: на халяву и уксус сладкий.


Резюме:

Африканцы, приезжающие в Европу, не беженцы (от войны, голода, геноцида, даже от политических преследований), они просто следуют принципу – рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше клюет. Но почему, в таком случае, Европа обязана их принимать, да еще и содержать?

Вот этого вопроса не ставят ни ООН-овские исследователи, ни автор журнала "Шпигель". Тем паче табу является тема возможной защиты от нашествия. Наоборот, авторы делают вывод, что европейцы должны как можно скорее обеспечить жильем и работой уже понаехавших, а также тех, кто решится на это в будущем. Тогда, вроде бы, возникает надежда, что они когда-нибудь сами добровольно согласятся уехать назад…

Блажен, кто верует, тепло ему на свете…