Чего же они боятся?

Статья высокопоставленного консервативного политолога Роберта Кагана (послужной список см. по ссылке) бесспорно интересна тем, что дает ясное представление о том, за что американский истеблишмент так не любит Дональда Трампа.

Навязал, понимаете ли, республиканской партии совершенно не свойственную повестку дня, давит и разгоняет политиков, которым это не по вкусу (Каган и сам с горя в демократы подался), сторонники его угрожают "неконституционными" методами, так и до гражданской войны рукой подать. Страшно – аж жуть!

Ну что ж, попробуем размотать клубок. Лучше всего потянуть за ниточку, что не в начале, а в середине статьи: "В отличие от республиканцев из истеблишмента, Трамп без смущения говорит от имени обиженной части американцев, не только белых, которые ощущают, что их слишком долго бьют в челюсть". То есть, кроме Трампа от их имени никто говорить не желал и по-прежнему не желает. Что же они хотят сказать?

"Большинство сторонников Трампа – хорошие родители, хорошие соседи и солидные члены своего сообщества. Их фанатизм, по большей части, является типичным фанатизмом белых американцев, возможно, с добавленной мерой негодования и менее отфильтрованной формой выражения с тех пор, как на сцене появился Трамп. Но это нормальные люди в том смысле, что они думают и действуют так, как действовали веками. Они верят в семью, свое племя, религию и расу. Хотя они ревниво защищают свои права и свободы, они меньше озабочены правами и свободами тех, кто не похож на них. В этом тоже нет ничего необычного. Что же неестественного в том, чтобы не ценить права других, которые не похожи на вас, так же как вы цените свои собственные". Ай-ай-ай, господин Каган, вы же только что сами сказали, что обиженные – не только белые, а теперь племя да расу приплетаете. Конечно, своя рубашка ближе к телу, но если Трамп объединяет вокруг себя не только белых, значит, не в расе дело. Что же это за "другие" и какие у них "права"? Есть "другие", что в стране, а есть, которые за границей.

К тем, что за границей, уплывают рабочие места, потому что в стране задолбали чиновники своими бесконечными регуляциями кривизны огурцов, налогами и минимальной заработной платой, не говоря уже о защите окружающей среды. Атмосфера – она ведь про границы не понимает, ей все равно, выбрасывают в нее что-то в Калифорнии, в Пекине или в Мытищах, все в общий котел пойдет, но добрый американский истеблишмент всегда готов поделиться заработками американских газовиков и нефтяников с российскими или иранскими коллегами, а компьютерную "железку" отправить в Китай. Не в пример жадному, злому Трампу, что все деньги норовит заработать сам.

В границах страны та же безграничная щедрость принимает другие формы: заработал – поделись! Прежде всего, конечно, с чиновниками, что размножаются как кролики, с профессорами политико-гендерных наук, что студента на безработного обучают, с самими безработными в третьем поколении – как доморощенными, так и импортными. Это ведь только антиконституционный Трамп все норовит, как отсталые предки, только таких иммигрантов принимать, что хотят и будут работать, настоящие гуманисты таких предпочитают, чтоб местные работяги горбатились на них.

Все по-честному, без никакого расизма: черному блатарю, что сроду тяжелей бутылки ничего в руках не держал, - пожизненное пособие и похороны в золотом гробу, зато черному полицейскому – срезание фондов и увольнение по сокращению штатов. Латиносу-мафиози – гражданство на блюдечке с голубой каемочкой, пособия и бесплатное медобслуживание, а латиносу-работяге, что из фиделева рая в Майами сбежал, предлагается заткнуться и не возникать. Китайцу, что на коммунистов шпионом работает, все двери открыты, зато китайцу, что в университет хочет поступить – квоты дорогу заслоняют. Еврей-предприниматель или инженер из Калифорнии от налогов да погромов бежит, зато господину Кагану, профессиональному чиновнику, бояться нечего. Не расовая, а классовая, выходит, борьба.

Оказывается, "Это то, что создатели страны подразумевали под «республиканской добродетелью», любовью к свободе не только для себя, но также как к абстрактному, универсальному благу; любовь к самоуправлению как идеалу; обязательство соблюдать законы, принятые в результате законных демократических процессов; и здоровый страх и бдительность по отношению к тирании любого рода".

Ну что, скажите, против такой высокоморальной политики возразить можно? Тем более – против методов, которыми она насаждается: выборы с поддельными бюллетенями и голосовательными комьютерами, из которых все программы немедленно стираются при малейшей угрозе проверки; судами, которые отважно отказываются весь этот мухлеж проверять, потому – это будет тирания. Помните, как Ал Гор на проверке выборов настаивать не стал, ибо он "республиканской добродетели" привержен и доверял завсегда глубинному государству. Оно же ежели где и приврет, так все одно – любя!

"В преддверии следующих выборов жизненно важно защитить сотрудников избирательных комиссий, быструю регистрацию избирателей и досрочное голосование". Действительно, разве можно позволить этим необразованным реднекам выбирать, кого самим захочется? Они же эдак не только что Трампа выберут, они еще и критическую расовую теорию в школах преподавать запретят, и операции по смене пола не пропустят в детском саду… Ну как же результаты не подкорректировать?! А то ведь "победа Трампа, вероятно, будет означать, по крайней мере, временную приостановку американской демократии в том виде, в котором мы ее знаем".

Не говоря уже об, "в основном мирных протестах"… да-да, вот именно, ни в коем случае не говоря, не случайно господин Каган ни словом, ни полсловом их не упоминает, иначе может создаться совершенно ложное впечатление, с чего бы это сторонники Трампа рассматривали "насилие 6-го января" как "патриотическую защиту страны". "Ветераны, которые напали на Капитолий, сказали полицейским, что они сражались за свою страну раньше и снова борются за нее". Эдак мы и до еврейской боевой дружины докатимся, что благословленных губернаторами мирных погромщиков ни за что ни про что убивает! Это же ужас-ужас-ужас, прямая угроза гражданской войны!

"Представьте себе продолжающиеся неделями конкурирующие друг с другом массовые протесты в нескольких штатах, когда законодатели обеих сторон заявляют о своей победе и обвиняют другую сторону в неконституционных усилиях по захвату власти". Действительно, вы только представьте себе, что всего этого еще не было, что демократы вот именно под этим предлогом не выпускали на улицы своих штурмовиков (BLM и Антифа – чтобы и тут аккуратно расовый баланс соблюсти), а Трамп со товарищи вдруг да ответят тем же…

Вы знаете, в 1848 году некоему немецкому князю доложили, что, мол, революция, а он в ответ: "Да нешто дозволено такое?".

Так кто же проиграл?

Ну и что у них там, в Кабуле-то? Ужас, ужас и третий раз ужас!

Американские СМИ ругают Байдена, Байден прикидывается серым шлангом, Талибы ликуют, китайцы выигрыши подсчитывают, Путин – грудь колесом, НАТО руки заламывает: подумать только, мы-то надеялись, что Америка вместо нас и повоюет, и заплатит, и защитит, а она-то, коварная…

Про это писать можно много, но мне кажется, что главный проигравший все-таки на НАТО и не Америка, хотя им, конечно, не позавидуешь, но… Главный проигравший все-таки – Западная Демократия как система.

Уважаемые американцы, вы КОГО выбирали? Вы что не видели, что Байден даже и до того, как в маразм впал, ни единого решения самостоятельно ни разу не принял? За кого ж вы голосовали-то?

Ответ известен: "Мы не за, голосовали, а против. Чтобы только не Трамп. Потому как он грубиян и бревно с чубчиком!".

Ой, елки-палки, лес густой! Вы его зачем выбирали-то? Чтоб речи вежливые толкал и рекламировал средство от облысения? Вы же ожидали, что будет он какие-то решения принимать, как-то – будь то к лучшему или к худшему – изменять вашу жизнь, а по результатам уже увидите, зря за него голосовали или не зря…

А вот же и ничего подобного! И предшественника его, Обаму, уже тоже по экстерьеру выбирали: это же так прикольно – черный президент!  А что он в жизни успел, кроме как подгадал в правильной расе родиться? И что в президентском кресле может наколбасить? Да какая, в сущности, разница?
Не в том даже проблема, хорошим или плохим президентом был, скажем, Обама или Трамп, а в том, что при голосовании это вообще роли не играло. За кого голосуем, решали СМИ, а они упирали на неудачную прическу или удачный цвет кожи, и это – работало.

А когда случайно не сработало, в ход пошли аппаратные интриги, кража выборов, и ни один суд не посмеет ни такие выборы отменить, ни оправдать полицейского, которого СМИ авансом объявили садистом и убийцей.

Ни для кого не секрет, что большинство СМИ, считая социальные сети – голос чиновника, бюрократической системы. То, что мы наблюдаем теперь в Афганистане – свидетельство не только (и не столько) маразма Байдена, сколько доказательство, кто на самом деле в доме хозяин.

Этот новый – ну, не то чтобы совсем новый, но теперь во весь голос объявляющий о себе – хозяин не подчиняется ни избирателям (которыми он легко манипулирует на разных уровнях), ни судьям (наоборот, они боятся его), и, видимо, не слишком озабочен выживанием государства, на налоги которого существует.

Демократия как государственное устройство, похоже, свое отыграла.

 

(no subject)

А вот интересно. Прививки от "короны" не слишком эффективны - как, впрочем, и от любого гриппа, это нормально. Но вот почему-то мало кому пришло в голову пойти другим путем: не прививать кого ни попадя, закачивая бесперечь химию в организм (ведь все без исключения лекарства работают по принципу "одно лечишь - другое калечишь", все, а не только эти самые вакцины), а искать лекарство, помогающее конкретно от самых страшных осложнений, и лечить им тех, у кого эти осложнения в самом деле есть. Вот, каким-то евреям, вроде бы, в голову пришло еще год назад, и лекарство-то это давным-давно существует, и стоит полторы копейки. Испытания, правда, еще не закончены, ну так и с вакцинами, вроде бы, тоже не совсем...

Что бы это значило?

Аппарат против электората

На последних выборах голосовала я за Ликуд… то есть, на самом деле, за Натаньягу. Хотя давно уже ходили более чем правдоподобные слухи, что это не одно и то же, что коварного Биби в Ликуде терпеть не могут, ибо самые сладкие должности раздает он кому попало, лишь бы лично его поддерживали, а не верным многострадальным однопартийцам, которым тоже очень хочется.

Электорат слухам верил, но ими не впечатлялся, ибо, по его мнению, Биби худо-бедно его интересы представлял, что про прочих аппаратчиков совершенно не очевидно. Да как-то странно было бы думать иначе, наглядевшись на резвое стадо профессиональных политиков, с радостным блеянием перебегающих, постукивая копытцами, из партии в партию, лишь бы пожирнее и погуще. Вот тут бы самое время призвать к дальнейшему совершенствованию израильской демократии, но я этого делать не стану, потому что…

Потому что совершенно та же картина наблюдается в США – демократии, совершенной по самое не могу. Электорат республиканцев Трампа готов на руках носить, а партийный аппарат с самого начала готов был съесть его без сахара. Стоит обратить внимание и на Германию, где новоиспеченная партия АдГ у избирателей неуклонно набирает популярность, а "приличные" партии все возмущеннее провозглашают, что с ней не то что не сядут в одном правительстве, но и на одном поле не присядут. Появилось даже новое популярное ругательство "популизм" (ну, то есть, слово-то не новое, но раньше оно означало совсем другое) – это когда политик руководствуется потребностями электората, а не аппарата.

Одним словом, проблема явно не локальная, она практически синхронно возникла во всех разновидностях современной демократии: место борьбы за власть между партиями, представляющими интересы разных секторов населения, заняла борьба (индивидуальная или групповая) между профессиональными политиками за самое мягкое кресло и крупные откаты. И причина тому – не злодейский заговор мистера Сороса (хотя он-таки вредитель), не подрывная идеология "Франкфуртской школы" (хотя она и подрывная), и не "марш по инстанциям" вчерашних хиппи (хотя он и имел место быть), но изменения, происшедшие и все еще происходящие в обществе.

*  *  *
Не жалок ей нищий убогий —
Вольно ж без работы гулять!
Лежит на ней дельности строгой
И внутренней силы печать.
        Н.А. Некрасов


Современная представительная демократия – система правления, в которой политики свои услуги продают, а избиратели их покупают, в исходном моменте представляла мелкую буржуазию, т.е. избирателями были крестьяне, ремесленники, коммерсанты, люди, к рынку привязанные, играющие по его правилам: честная конкуренция полезна, первым будет самый умелый, что потопал – то полопал. Существенным компонентом их идеологии при всех различиях был, естественно, индивидуализм: сам за себя решаю, сам отвечаю за себя и свою семью и тем горжусь.

Вообще-то уже Ибн-Хальдун объяснял, что чем сильнее кошмарить предпринимателя-рыночника, тем слабее будет государство, но его соплеменники, русские и африканцы этого не усвоили и по сей день, зато успешно усваивают индусы, китайцы и прочая Юго-Восточная Азия. А первое реальное воплощение его идея нашла в Европе (где ее, впрочем, открыли сами, без него), и произошло это в форме той самой "буржуазной демократии".

Политические партии представляли интересы разных секторов населения – деревенских и городских, промышленников или торговцев – но при всех расхождениях возможность компромисса и сотрудничества обеспечивалась общей заинтересованностью в правах (прежде всего – в праве собственности) и свободах (прежде всего – в свободе инициативы – разрешено все, что не запрещено), в беспристрастном суде, в поддержании порядка и т.п.

К тому же это очень удачно совпало по времени с возникновением науки, плавно перетекавшей в технику. Техника – это сила и власть, но не живет она без признанного права на дискуссию, на эксперимент, на свободное высказывание различных мнений.

Сегодняшние консерваторы хотели бы вернуть именно эту ситуацию, и я, честно говоря, их желание вполне разделяю, но… Как правильно указал в свое время Иоганн-Вольфганг Гёте, попытка остановить мгновение есть дьявольское искушение. Не случайно в Америке за Трампа против "глубинного государства" встают штаты отсталые, где еще сильны позиции собственников-трудяг, а в Израиле Нетаньягу неизменно поддерживают те же трудяги-торговцы с рынка Махане-Йегуда. Более продвинутые сектора населения однозначно на противоположной стороне, так что легко проследить, куда же оно продвигается.

Конкуренция и развитие техники постепенно не то чтобы вовсе вывели из игры, а скорее оттеснили на обочину и сильно сократили в числе буржуазию мелкую, превращая вчерашних собственников в наемных рабочих крупной. Нет-нет, материальное положение их не ухудшилось, скорее наоборот, ведь технически оснащенное массовое производство сделало общедоступными водопровод и канализацию, газовые плиты и стиральные машины, лекарства и автомобили.

Но превращение собственника в наемника не просто увеличивает комфорт, оно и усилий от него требует не то чтобы количественно меньших, но качественно иных. Работник посылторговского склада, пакующий заказанный товар, устает не меньше, зато не только получает (в пересчете на количество всяких благ, что может купить) больше, чем ремесленник начала 20-го века, он еще к тому же не озабочен принятием решений и не несет ответственности за результат. Что именно выгоднее сейчас выкинуть на рынок, какое изделие и как изменить или заменить другим, где дешевле закупать сырье и инструменты – об том у него голова не болит.

У системного администратора работа, конечно, посложнее, но и его поиски и решения не выходят за пределы копмьютерноинтернетной области, с рынком разбирается коммерческий директор или спец по маркетингу. Его доход – зарплата, не зависящая напрямую от налогообложения и свободы предпринимательства. По какому же критерию он будет на выборах отдавать свой голос?

Нередко – по традиции: и дед, и отец голосовали всегда за социал-демократов, ну и внук продолжает, не замечая, что дед и отец не без оснований видели в этой партии защитницу своих интересов, а сам он эти самые интересы давно уже разучился определять. Или – по этнической солидарности, опять же, не замечая, что, например, американские демократы, за которых евреи по инерции продолжают голосовать, сегодня поддерживают антисемитизм. Но, вероятно, чаще всего за неимением рационального критерия ловятся на эмоции, которые умело создают СМИ.

Еще раз повторяю: за неимением (утратой) рационального критерия. Того, кто имеет опыт выживания в рыночной конкуренции, на мякине не проведешь, а тому, кто просто получает каждый месяц свои честно заработанные, не задумываясь ни о рентабельности, ни о технологии, ни о сбыте, любую лапшу на уши навешать нетрудно. Он не сообразит, что некто, обещающий с неба луну, просто врун и демагог, а пламенный борец за все хорошее против всего плохого на самом деле просто самозабвенно рвется к
власти.

Но на кого же опираются, в чьих интересах действуют профессиональные политики (без различия партийной принадлежности!)? В школе нас учили, что в интересах крупной буржуазии. Это отчасти верно, ТНК действительно заинтересованы в налоговых льготах, дешевой рабочей силе, жирных субсидиях на "зеленую энергетику" и прочие устройства для перекачивания вакуума из пустого в порожнее, а налоговых денег в их карманы. Но они совершенно не нуждаются в пожизненном дармовом содержании для вечных безработных, гражданских правах без обязанностей и трогательной защите преступника от претензий жертвы. Эти порядки соответствуют интересам не буржуазии – крупной они безразличны, для мелкой, наоборот, опасны – а бюрократии.

Зарплата и карьера чиновника зависят не от результатов его деятельности в реальном мире, но только и исключительно от впечатления, которое его отчет произведет на вышестоящего начальника. Поэтому ему, например, нравится прием мигрантов (не тех, что хотят и могут работать – те нужны ТНК), а вот именно тех, что работать не хотят (опекание и прокормление их сулит чиновнику изобилие новых рабочих мест, не говоря уже о возникающих под это дело возможностях распила) и не могут (для них удобно организовывать самые разные курсы – от языковых до правил обхождения с местными дамами). Для отчета же подойдут слезоточивые рассказы про то, как благородно мы привечаем сирых и убогих, а ежели в результате местное население волком воет, так это оно от несознательности.

Ну что ж, сознательности (вернее – осознания) у населения действительно маловато. Не видит оно связи происходящих с ним бед с какими-то объективными процессами, не зависящими от воли человека, и потому склонно верить конспирологам, истолковывающим полное равнодушие начальствующих к жизни и выживанию как отдельного гражданина, так и государства в целом, как заговор каких-то злыдней, стремящихся для собственного удовольствия человечество извести, также как деды и прадеды их градобитие приписывали вредительству ведьм. Понятно, что в таком случае радикальным решением проблемы будет обнаружение и уничтожение этих самых злыдней, как в средние века предлагали инквизиторы, а в прошлом веке – большевики и нацисты (разница между ними заключалась единственно в том, кого назначить этими самыми злыднями).

Увы и ах, пролив море крови и наворотив горы трупов, ни те, ни другие к решению проблемы не приблизились ни на сантиметр. Представительная демократия действительно себя изжила, но ведь корень неэффективности этой власти именно в том, что принятие решений на всех уровнях – в руках бюрократа, будь то чиновник администрации или менеджер транснациональной корпорации, и вот этого никакой фюрер не в силах отменить. Министр демократически избранного правительства имеет власть сместить чиновника, большевистский чекист его может в лагерную пыль растереть, в расстрельный подвал отправить, но ни тот, ни другой не могут ликвидировать его должностные полномочия.

Для сравнения: в СССР крестьяне, даже те, что не были уничтожены физически, крестьянами, т.е. самостоятельными субъектами рыночного хозяйства, быть перестали раз и навсегда. Даже когда режим смягчился, их уже не вымаривали голодом, пенсию назначили и выдали паспорта, из крепостных превратив в сельских батраков с правом почти свободного перехода в промышленные рабочие, как класс крестьяне были ликвидированы.

А чиновник свою экологическую нишу сохранил в неприкосновенности – кресло, еще теплое после расстрелянного предшественника, спешил занять новый выдвиженец и плавно продолжал политику расширения и укрепления власти бюрократии как таковой.

Большевики, кстати, эту проблему осознавали, но решения так и не нашли. Как ни старался Ленин реорганизовать Рабкрин, как ни кручинился Троцкий о перерождении партии, какие громы и молнии ни метал Маяковский в прозаседавшихся взяточников – победа осталась за аппаратом.

Ведь гениальный проект благородных спасителей человечества с натурой реального человека не стыковался никак, вся его программа строилась на эсхатологии, сиречь ожидании конца грешного старого мира и пришествии нового неба и новой земли. Верный признак того, что в данном обществе люди друг другу доверять перестали, не дорожат им и в случае угрозы защищать его не пойдут.

Ни демократически избранный президент, ни даже лучший друг людоедов не в силах сделать чиновнику укорот, и государственный аппарат начинает крутиться вхолостую, т.е. обслуживает только самого себя, теряя способность исполнять свою основную функцию: мир внутри и войну вовне. И вот тогда – объясняет Ибн Хальдун – приходят варвары…

*  *  *

Если бы футурологи существовали в императорском Риме, где строились уже шестиэтажные здания и существовали детские вертушки, приводимые в движение паром, то в пятом веке они предсказали бы на ближайшее столетие строительство двадцатиэтажных зданий и промышленное применение паровых машин. Однако, как мы уже знаем, в шестом веке на Форуме паслись козы, как сейчас у меня под окном в деревне.
                        А. Амальрик


Давно ли потешалась "прогрессивная общественность" над пессимистами, предсказывавшими "Закат Европы"? Давно ли всерьез принимала утопии типа общечеловеческих ценностей, вечного мира, всемирного правительства… Сегодня признаки упадка проглядеть уже невозможно. Разваливаются и семья, и народ, и государство.

Нет в этом ничего приятного, но и невероятного тоже нет. И в историческое время зафиксирована гибель цивилизаций, и даже из доисторического известна т.н. "катастрофа бронзового века", хотя непонятны ее причины. Кто-то по современной моде настаивает на изменениях климата, кто-то винит вторжение "народов моря", кто-то предполагает обострение классовой борьбы… но возьмем катастрофу более близкую по времени и описанную гораздо лучше: падение Римской Империи.

Ну хорошо – похолодание, чума, варвары… но ведь все это не миновало и ту часть империи, что стала потом Византией, а она умудрилась на минуточку еще десяток веков простоять. Просто один и тот же удар кувалды по-разному воздействует на дубовую колоду и стеклянную витрину.

Византийское общество оказалось прочнее римского, хотя в нем непрерывно шла борьба под лозунгом: "цель оправдывает средства", за власть не только политическую (на уровне императора и его окружения), но и религиозную – кроткие и смиренные овечки христовы глотку друг другу рвали во имя утверждения "правильных" доктрин, и теологические "дискуссии" с рукоприкладственными аргументами возникали не только на вселенских соборах, но и на любом базаре.

Вы будете смеяться, но византийское общество цементировала та самая сила, которая… разрывала его. Абсолютное большинство простонародных участников теологических "дискуссий", в догматике, конечно, разбиралось не слишком, они просто были лояльны своей общине, своему церковному приходу, соседям по кварталу, мнением которых дорожили, из которых выбирали брачных партнеров, на помощь которых могли рассчитывать в трудную минуту.

Вероятно, подобные общины были и в Риме, но куда менее многочисленные и влиятельные, чем на востоке. Столица мира была в значительной степени мультикультурной (варвары и рабы), окрестности ее – менее населенными: крестьяне Италии давно уже разорялись, не выдерживая конкуренции с дешевой сельхозпродукцией ограбленных провинций, бежали в города и превращались в люмпенов, требующих "хлеба и зрелищ".  В общем и целом, население уменьшалось, что, при прочих равных, однозначно свидетельствует об отсутствии прочной общинной жизни. И не так уж важно, кто именно толкнет данного конкретного падающего, было бы корыто – свиньи найдутся.

Наши недостатки суть продолжение наших достоинств. Индивидуализм – необходимая предпосылка и неизбежный результат честной конкуренции и научно-технического прогресса, но, зашкаливая, он создает монополии и коррумпирует науку. Демократические выборы политическим влиянием наделяют любого гражданина, но, став всеобщими, отдают это влияние в руки манипуляторов-политтехнологов. Провозгласив первоначально всеобщее равенство перед законом, идеологи-наперсточники ловко подменяют его уравниловкой, дающей бездельнику право на эксплуатацию труженика.

Знаменитая этика "благоговения перед жизнью" оборачивается фактически запретом на использование оружия для солдат и полиции и разоружением законопослушного гражданина, что сильно облегчает жизнь врагам, террористам и всяческим преступникам: от смертной казни они железно защищены и даже от большого срока всегда можно отмазать, ссылаясь на психические проблемы и тяжелое детство. Да что там преступники – в Хайфе дикие кабаны по улицам бегают, терроризируя жителей, а гуманное начальство только голову ломает, как бы этой необразованной скотине объяснить, где кончается лес и где начинается город, вместо того, чтобы отстрелять обнаглевших хрюшек и киббуцникам из "Мизры" скормить.

От всей души симпатизируя консерваторам, не возьмусь предсказывать им победу: фарш невозможно провернуть назад, западная цивилизация свое отыграла. Чем круче перетягивают бюрократы одеяло на себя, тем неуправляемее и незащищеннее становится общество. Вы все еще грезите о мировом правительстве, а в двух кварталах от вашей виллы образовался уже анклав, в котором не действуют ваши законы и куда боится заглядывать полиция.
 

На палубу вышел – а палубы нет

Статья Софьи Рон-Мории содержит, в частности, описание кризисной ситуации в движении религиозного сионизма. Причин автор не разъясняет, поскольку это не основная тема ее статьи, но меня заинтересовало именно это. При всей симпатии к религиозному сионизму знакома я с ним больше понаслышке, так что все нижеследующее прошу считать не более чем теоретической гипотезой и готова принимать критические опровержения от всех, кто в теме.

Рав Кук решил стать союзником светских атеистов, потому что они не за страх, а за совесть строили еврейское национальное государство, в котором он, как известно, видел не просто "убежище", но и глубокий религиозный смысл. Как бы ни собачились Жаботинский с Бен-Гурионом, каким бы грязным ни был процесс Арлозорова, каким бы позорным – обстрел "Альталены", каждая из сторон не без оснований была уверена в том, что и вторая столь же искренне стремится к созданию национального государства евреев, хотя, возможно, представляет его себе совсем иначе.

Вот и рав Кук представлял себе будущее еврейское государство иначе, чем Жаботинский, но точно также как Жаботинский готов был принять его как получится, а уж потом, со временем, бороться за свой особый проект. В этом была основа сионистского компромисса всех со всеми, на этой основе и возник религиозный сионизм.

Так вот, сегодня компромисса этого больше нет. Не потому чтобы кто-нибудь религиозных сионистов обманул или цинично использовал, а потому что нет больше той политической силы, с которой заключался тот компромисс. Достаточно взглянуть на ситуацию Биньямина Натаньягу, по рождению, воспитанию и образованию бесспорно принадлежащего к израильской элите. Невозможно усомниться как в том, что в его иерархии ценностей существование и укрепление еврейского государства занимает почетное место, так и в том, что именно за это нынешняя элита открыто бойкотирует его, поливает грязью во всех СМИ, готовит судебный процесс по издевательским обвинениям и травит озверелой бандой "золотой молодежи".

И не приводите мне пожалуйста примеры его, Натаньягу, половинчатости и компромиссов, чудо, что ему вообще что-то удавалось, ибо противостоять международному давлению, да еще в параллель здешней элите, что так и норовит ножик в спину всадить – это вам не бык на палочке!

Элита же открыто и честно признает, что не сионисты они, а постмодернисты, и на судьбу евреев им наплевать точно также, как на судьбу своих народов плюют их "братья по разуму" в Европе и Америке. На простой вопрос, как же сами они надеются уберечься от той судьбы, лишь высокомерно пожимают плечами, ибо свято веруют, что не сегодня-завтра все народы, распри позабыв, в единую семью соединятся.

Нет, памятники Йосефу Трумпельдору и Ханне Сенеш в Израиле пока еще не сносят, но героями девочек и мальчиков-мажоров стали на самом деле Гилад Шалит и Анат Кам. В армии видят они не инструмент защиты от врагов, но прежде всего – поле борьбы за вегетарианство и гендерное равенство (даешь женский танковый батальон!). Судебная система открыто придерживается принципа: "Друзьям – все, врагам – закон", - причем, враги – это не те, кто в нас стреляет и хочет уничтожить нас, а наоборот – те, кто им смеет сопротивляться. Семья же существует отнюдь не ради рождения и воспитания детей, но ради обеспечения прав супругов на наследство друг друга…

В общем, перечислять можно долго, но всем все ясно и так. А с учетом того, как резво взялось новое правительство за внедрение именно этой "линии партии", может ли не возникнуть вопрос, с кем, собственно, заключался компромисс, чего ради и имеет ли он еще какой-нибудь смысл?

Может быть кто-нибудь что-нибудь знает?

В сообщениях насчет "короны" постоянно натыкаюсь на загадочную цифру "бессимптомных". Это кто?  Предположим, тест у них выявил наличие злостного вируса. Возможно, они в инкубационном периоде и потому симптомов еще нет. Они отсиживают карантин, некоторые действительно обретают симптомы и лечатся... ну, как от обычного гриппа. Некоторые огребают осложнения (в данном случае - на легкие), попадают в больницу, в редких случаях, особенно на возрасте или при фоновых заболеваниях, даже умирают,  т.е., опять же,  как при обычном гриппе.

Но таких сравнительно немного, большинство карантин отсиживает, симптомов не обретает и... кто они теперь? В худшем случае "вирусоносители", как те, кто желтуху перенес, предполагаемые бациллоносители - сами уже не заболеют, но не должны сдавать кровь для переливания, чтобы не заразить неболевших? Но ведь гриппом заражаются через кашель, чихание и т.п. Нет симптомов - и опасности нет. Есть, следовательно, немало людей, которым вирус не страшен: в организм поступает, но болезни не вызывает.

Так в самом ли деле "корона" опаснее и заразнее обычного гриппа?  Ведь цифры, которые нам предъявляют, - не количество заболевших, пусть даже и в легкой форме, а количество "вирусоносителей", не опасных ни для себя, ни для других.

Что за чертовщина?

Открытое письмо французскому еврею

Уважаемый господин NN,

Не знаю, есть ли у вашего обращения интернет-адрес или вы просто рассылаете его по электронной почте, поэтому ссылку даю на Гостевую «Заметок по еврейской истории«, а в ней коммент — 2021-06-30 16:09:06(896).

Вот ваш текст:

НЕУЖЕЛИ МИР ОПЯТЬ ПРОМОЛЧИТ? ОПЯТЬ, КАК ВО ВРЕМЕНА ГИТЛЕРА?
Я — еврей — и поэтому я отправляю это сообщение всем, чьи адреса в моей электронной адресной книжке.
Я не собираюсь сидеть сложа руки и не делать ничего.
Нигде ещё пламя антисемитизма не возгорелось так яростно, как во Франции:
В Лионе автомобиль врезался в синагогу и поджёг её. В Монпейе зажигательная бомба была сброшена на еврейский религиозный центр, а также на синагоги в Страсбурге и Марселе, а также на еврейскую школу в Кретей — и всё это недавно.
Еврейский спортивный клуб в Тулузе атаковали «коктейлями Молотова», а на статуе Альфреда Дрейфуса в Париже намалевали слова «грязный жид».
В Бонди 15 человек напали на участников еврейской футбольной команды и избили их палками и металлическими прутами.
Школьный автобус с еврейскими детьми в Обервийе подвергался атакам трижды за последние 14 месяцев.
По данным полиции, в городской черте Парижа за последние 30 дней наблюдалось от 10 до 12 анти-еврейских атак В ДЕНЬ .
Стены еврейских кварталов изуродованы надписями: «евреев — в газовые камеры» и «смерть евреям».
Вооружённый мужчина открыл огонь по кошерной мясной лавке (и, конечно, по её владельцу) в Тулузе.
В городе Вийорбан 5 мужчин напали на молодую еврейскую пару, слегка за 20, и избили их. Женщина была беременна.
В городе Сарсель вандалы вломились в еврейскую школу и разгромили её. Всё это произошло лишь за последнюю неделю.
Поэтому я призываю вас, кто бы вы ни были: собрат-еврей, друг или просто человек, обладающий способностью и желанием отличать порядочность от развращённости, — я призываю вас сделать хотя бы эти три простые вещи:
Во-первых, озаботьтесь хотя бы тем, чтобы быть в курсе. Не позволяйте ввести себя в заблуждение, что это не ваша битва. Позвольте напомнить вам слова пастора Нимайера во время второй мировой войны:
«Сначала они пришли за коммунистами, и я промолчал, потому что я не
коммунист.
Потом они пришли за евреями, и я промолчал, потому что я не еврей. Потом они пришли за католиками, и я промолчал, потому что я протестант.
И тогда они пришли за мной, и к тому времени уже не осталось никого, кто мог бы вступиться за меня».
Во-вторых, бойкотируйте Францию и её продукцию.
Только арабские страны обладают более ядовитым антисемитизмом, по сравнению с Францией, и в отличие от них, Франция экспортирует не только нефть и ненависть.
В — третьих, разошлите это всем своим родным, друзьям, сотрудникам.
Подумайте обо всех знакомых вам людях доброй совести, и оповестите их о том, что люди, которые вам не безразличны, нуждаются в помощи.
Пожалуйста, передайте эту информацию другим, давайте не позволим,
чтобы история повторилась.
Спасибо за внимание!

Не без оснований опасаетесь вы, что мир промолчит, как тогда. Но невозможно не поставить еще один вопрос: «А сами-то мы, евреи, поведем ли себя иначе, чем тогда?». Должен ли, может ли кто-то другой сделать для нас то, что не желаем сделать мы сами?

В незабвенные годы Осло, когда в Тель-Авиве на воздух взлетали автобусы и избранный премьером Шарон прекратил это, понатыкав в новорожденной автономии блокпостов к вящему возмущению прогрессивной общественности. Так вот, в ее стройном хоре слышен был, в частности, голос Conseil Représentatif des Institutions juives de France» (Crif). Головная организация еврейской общины Франции выразила свое возмущение неприличным, неэтичным и негигиеничным поведением Шарона, обижающего бедных палестинцев.

Через несколько лет Шарона сломали и вынудили пойти на «размежевание», последствия коего мы расхлебываем до сих пор. А не французская ли соломинка переломила спину верблюду?

Немецкие евреи сегодня прячутся от как бы только антиизраильских (на самом деле антисемитских) демонстраций, отговариваясь: «Я не израильский гражданин и за его политику не отвечаю». Американские сами выходят на демонстрации в защиту Газы…

Все как тогда, как 80 лет назад, когда евреи Германии (нет, не те, что нынче, тех уже и пепел развеян), тоже верили, что это все из-за пейсатых нелегалов с востока, а французские их соплеменники – что преследуют только иммигрантов, они же – полноправные граждане, а американские больше всего боялись, что понаедут тут всякие, а на них уже и так смотрят косо…

Да чего там диаспора… Мне и тут, в Израиле, знакомые избиратели МЕРЕЦа смущенно бормотали, что, конечно, мы тоже страдаем, но ОНИ-то страдают больше, надо же войти в положение…

Коль скоро сами мы себя ведем как во времена Гитлера – почему бы миру опять не промолчать?

Неслучайные неточности

Батюшка наш великим постом
взял порося, перекрестил в карася
да и съел.
         Русский фольклор


Казалось бы – ну съел
 и съел, и что такого? Не тянет на сенсацию, максимум – внутридеревенского масштаба… Ох, не спешите, господа-товарищи.

Ничего страшного, покуда жульничество видно всем, но представьте себе, что глупый народ этот трюк принял за чистую монету, на речку с удочками побежал и до сих пор там сидит в надежде жирного хряка выудить.

Вы скажете – чушь, так не бывает… Ох, вашими бы устами да мед пить… бывает, да еще как! Фальшивое наименование – популярный пропагандистский трюк, вполне удачно провоцирующий неадекватные действия широкой общественности. Жонглирование словами и размывание понятий – любимый вид спорта современных политиков и журналистов.

Есть, например, слова, чье значение не утрачено, но меняется в связи с переменами в обществе, например, "либерал" и "консерватор" обозначают сегодня совсем не то же, что вчера, и конечно, есть немало охотников канифолить народу мозги, старательно перепутывая старые и новые смыслы, но мы сейчас не об этом. Мы о случаях более сложных.

Вот, например – в обиходно-газетном употреблении все, что не демократия, есть диктатура, а все, что диктатура – непременно тоталитарная. Ой ли, да так ли?

Демократия – современная западная (бывают и другие, но это не для газет, а для историков и социологов) – это государственный строй с разделенными между собой законодательной, исполнительной и судебной властью, с выборами, партиями, свободой мнений и т.д. Очень хорошо подходит для определенного состояния общества, но только и исключительно для этого состояния, того, которое в нашей школе обозначали как "буржуазный общественный строй".

Никоим образом не является единственно правильным устроением человечества, светлым будущим и нравственным совершенством, хотя вполне может оказаться будущим народов, которые обустроятся на буржуазный лад, и значительно превосходит в нравственном отношении СССР или Тысячелетний Рейх.

В настоящее время традиционные демократии переживают кризис, связанный с изменением структуры и характера соответствующих обществ: вместо буржуазии господствующим классом стала бюрократия, которой мешают демократические учреждения. Естественно, она стремится их обойти или разрушить коррупцией, извращением законов и т.п. Судьбу политика, встающего у нее на пути, мы можем наблюдать на примере Биньямина Натаньягу, Дональда Трампа, партии "Альтернатива для Германии" и т.п.

Но это – на деле, на словах чиновники – самые, что ни на есть, демократы и с легкостью объявляют диктатурой любое другое государственное устроение, например, монархии Ближнего Востока, что совершенно неверно.

Пушкинский цыган объясняет: "Мы дики, нет у нас закона", но закона-то нет у них писаного, зато закон традиции, т.н. "обычного права" в десять раз подробнее и строже того, по которому жил Пушкин. И бытовое поведение четко регламентировано, и неравенство закреплено, и с моралью не шутят.

Но можно ли назвать этот порядок диктатурой? Естественно, нет, его ведь никому никто не навязывает, по поводу наказаний за возможные нарушения существует консенсус, высшая мера – изгнание из общины, каковому вполне заслуженно подвергли пушкинского Алеко.

Примерно также живет и соседская, деревенская община. Государство (чаще всего – монархия) в повседневные дела и порядки общины не лезет: до Бога высоко, до царя далеко, барин где-то в столицах, на государевой службе, в спорных случаях дело решает сельский сход. Произвол самодержца распространяется на самом деле лишь на его ближайшее окружение да на сбор налогов и податей. Диктатура ли это? Естественно, нет, скорее на селе преобладает т.н. "прямая демократия".

Диктатура есть не что иное как вялотекущая гражданская война с возможными обострениями – реальная стрельба ей может предшествовать или следовать за ней. Возникает она, когда консенсус исчезает и начинается борьба не просто за власть, но за устроение сообщества и господствующую систему ценностей. В наши дни модно всякую диктатуру обзывать "тоталитарной", поскольку она неизбежно связана с пытками, казнями и подавлением всяческого инакомыслия.

Но слово "тоталитаризм" – типичное, как говорят немцы, "слово-губка", впитавшее уйму разнообразных значений, так что в конце концов непонятно, что именно имеется в виду, и слово вообще ничего не значит. Следует различать диктатуру настоящего (классическую диктатуру) и диктатуру будущего (то, что Ханна Арендт именует "тоталитаризмом").

Диктатура настоящего – это вялотекущая гражданская война за сохранение статус-кво против тех, кто пытается его изменить. Новейший пример – диктатура Пиночета в Чили. Начиналась со стрельбы и нешуточных репрессий, но по мере ослабления сопротивления репрессии тоже слабели, так что в конце концов получился возврат к буржуазной демократии, что, собственно, и было целью.

Диктатура будущего (она же – тоталитаризм) – это вялотекущая гражданская война за создание нового человека, нового неба и новой земли, против всех соотечественников и современников. Начинается, естественно, тоже со стрельбы и репрессий, но по мере ослабления сопротивления переходит к своей главной программе – осчастливливанию человечества сперва на захваченном участке с опцией расширения до мирового господства.

Нацисты пели: Сегодня нам принадлежит Германия/Завтра – весь мир.

А коммунисты: Два класса столкнулись в смертельном бою/Наш лозунг – всемирный Советский Союз.

Не корысти ради, а нельзя же несчастное человечество оставлять страдать, когда уже открыт секрет всеобщего осчастливливания, пришло наконец время землю в Гренаде крестьянам отдать! Тут не просто лояльность требуется, но восторженная готовность шагать вслед за, невзирая на.

Итак, подавив сопротивление, новая власть приступает к созданию нового мира и человека. А человек – скотина дурная – перерождаться не желает ни в какую, прячет, холит и лелеет в себе проклятые пережитки прошлого. И обещанный рай никак не желает наступать. Поэтому необходимо, во-первых, массовое перевоспитание, чтоб каждому гаврику прямо в мозги залезть и все винтики-шпунтики в голове настроить как надо, а во-вторых, срочное обнаружение виновных в том, что солнце все еще всходит на востоке, а перегруженные от великой грамотности поезда валятся под откос

Вот, ради решения этой двуединой задачи, и разворачиваются самые свирепые и массовые репрессии, когда сопротивление уже подавлено. Коллективизация в России началась не в 1917, но в 1927, а Хрустальная ночь в Германии случилась не в 1933, но в 1938 году.

Диктатура настоящего уничтожает политических противников, реальных врагов, а тоталитарная диктатура будущего, покончив с ними на начальном этапе, устраивает показательное жертвоприношение тех членов общества, которые, согласно ее утопической теории, являются объективным препятствием к возведению земного рая.

Пиночет мог сотнями расстреливать тех, кто делал, говорил или думал что-то против, в т.ч. и невинно оклеветанных, но не мог он сознательно и систематически уничтожать всякую тетю Мотю, объявив, что врагами по определению являются все, чье имя начинается с буквы "М", нимало не интересуясь, что она на самом деле думала, делала или говорила.  Не мог, поскольку для его целей это было бы прямо контрпродуктивно.

Сталин или Гитлер, напротив, не могли не уничтожать тысячами невинных людей, ибо их целью была не просто власть, но вот именно создание нового мира и нового человека, и старых расходовать для этого было не жалко. Итак, сравнивая Альенде и Пиночета, не отговаривайтесь, что "оба хуже", не верьте, что раз то и другое "диктатура", обе они равно "тоталитарные". Нет, не равно, и ошибка в определении обойдется вам в море крови и горы трупов.

*  *  *

Не менее многозначным, т.е. в конечном итоге ничего не значащим, является ныне слово "расизм". Совсем новое дополнительное значение оно обрело буквально пару недель назад: "обвинение, позволяющее унижать, убивать и грабить", но в исходном моменте означало оно другое, а именно: теорию неравноценности людей, принадлежащих к разным расам. Теорию, что периодически притворяется научной, но ни одной объективной проверки выдержать ей так и не удалось.

Прежде всего, сразу же выясняется, что различия, на которые ссылаются расисты, не расой обусловлены, а культурой. Очень интересный пример привел Тило Саррацин: люди одной расы, говорящие на одном языке (урду), но принадлежащие к разным общинам (индуистской или исламской), демонстрируют при проверке IQ совершенно несравнимые результаты. Среди китайцев полно известных ученых, нобелевских лауреатов в том числе, а вот у монголов как-то не вытанцовывается, и т.п.

И тем не менее, теория эта не умирает. В интернете уйма комментариев белых расистов, от чистого сердца рекомендующих черным в связи с генетически предопределенной тупостью делать карьеру исключительно в спорте или на эстраде, а также расистов черных, требующих хранить и расширять процентную норму для них во всех университетах, фирмах и министерствах, в связи с той же самой тупостью, не позволяющей выиграть в честной конкуренции. Но самое интересное – ни те, ни другие не считают себя расистами.

Расизмом принято нынче обругивать то, что именовалось прежде ксенофобией – недоверие к чужакам. В любой форме – от легкой настороженности до немедленного уничтожения… Нет, прошу вас, не надо, не надо морщиться и ворчать про крохоборство, вот ведь и расизм он где-то как-то про отторжение чужого, чего уж там… Нет уж, давайте мухи отдельно, а котлеты отдельно.

Ксенофобия – реакция инстинктивная, и как все инстинкты, для выживания необходимая. Чужой – носитель другой культуры, он иначе понимает мир, в общении с ним возможны недоразумения, которые, если не отслеживать их, могут вызвать смертельную вражду. В одном обществе сосуществовать с ним всегда рискованно, иной раз лучше границей отгородиться, иной раз сближение возможно и даже желательно, но процесс непростой, непредсказуемый, идет все больше методом тыка и требует доброй воли обеих сторон. Не следует ни стыдиться ксенофобии, ни давить ее в себе, но прежде всего – признать право другого быть другим и постараться наладить отношения, насколько он в этом заинтересован, а если не заинтересован, выстроить оборону.

Расизм – ложная теоретическая база, которую под естественную ксенофобию подводить очень легко, но очень опасно. И всякий, кто поддается соблазну идентифицировать эти два явления, автоматически оказывается перед выбором: либо принять заведомо фальшивую теорию, либо отрицать очевидную практику, т.е. так или иначе предпочесть правде ложь. Как правильно отметил Аверинцев, нельзя принимать выбор, предлагаемый дьяволом, отцом лжи, ибо равно проигрышными оказываются все предложенные им варианты.

Результаты усвоения расизма известны всем, но не менее разрушительно и подавление ксенофобии, результаты его – нашествие варваров в Европе и коленопреклонение перед шпаной в Америке.

*  *  *

Слово "справедливость" многозначным было всегда, ибо разным людям справедливыми представляются порядки разные. Но в отличие от "расизма", значение которого на прокрустовом ложе политкорректности растянули, "справедливость" на нем обрубают и укорачивают до полного совпадения с "равенством", тогда как на самом деле в исходном моменте справедливость – это вот именно признание неравенства.

Справедливость – это когда в хайтеке платят больше, чем в подотделе очистки, а бездельнику не платят совсем-совсем ничего. Справедливость – это когда полицейскому можно применять силу, а грабителю запрещается. Справедливость – это когда никого убивать нельзя, но за убийство действующего премьера срок дают больше, чем за убийство с целью грабежа. Справедливость – это когда в Большой театр берут Майю Плисецкую, а не Машу с Уралмаша, которая танцует как чурбан и поет как барабан.

Одним словом, справедливость – это согласие общества на то, что оно устроено иерархически. Без иерархии коллектив быстро ослабеет, обнищает, будет побежден, поглощен, уничтожен. Существовать он может лишь поскольку признает свою иерархию справедливой. Поэтому понятие "справедливости" варьируется в пределах весьма широких в зависимости от места и времени: сегодня справедливо будет иметь начальником потомственного рыцаря, что с пленок приучен к мечу и латам, а завтра – капиталиста, что изобретет и изготовит пулемет "Максим".

За утверждением, что некое устроение "несправедливо", может стоять правильное стремление изменить иерархию соответственно переменам в жизни, но может и (увы, весьма нередко!) – элементарная зависть. За что, скажем, Плисецкой все эти зарплаты, премии, известность, загранпоездки? Маша ведь относится к тому же виду хомо сапиенс и ей бы тоже очень-очень хотелось.

Вот это человеческое, ах, слишком человеческое желание присвоить то, что есть у другого, с большим успехом используют в наши дни те, кто хотел бы заменить главенство создающих ценности главенством перераспределяющих. Вспомните хотя бы "Рабочую марсельезу":

Богачи-кулаки жадной сворой
Расхищают тяжёлый твой труд.
Твоим потом жиреют обжоры,
Твой последний кусок они рвут.
Голодай, чтоб они пировали,
Голодай, чтоб в игре биржевой
Они совесть и честь продавали,
Чтоб глумились они над тобой.


Растравливание зависти, отождествление справедливости с равенством – это все средства. Цель – захват власти, а как распоряжаются ею профессиональные перераспределители, нам с вами известно не из книжек.

*  *  *
Мы рассмотрели термины, значение которых сознательно запутывалось, чрезмерно расширялось или сужалось. Теперь переходим к термину, который… вообще ничего не значит. Явления, как бы обозначаемого им, в природе не существует и не существовало никогда. Я имею в виду т.н. "международное право".

…Слышу, уже слышу изумленные ваши восклицания: "То есть как это не существует? Вот же резолюция ООН, вот же международный суд, вот же десять тысяч одних диссертаций!!!". – Спокойно, спокойно, вспомним достопамятного подпоручика Киже, о котором тоже в свое время бумаг написано было немало. Бюрократические фантомы очинно насчет этого способные, но фантомами от этого быть не перестают.

Право (в смысле "закон") есть предписание или запрет каких-то моделей поведения под угрозой наказания вплоть до уничтожения. Только власть казнить и миловать создает закон, ибо может навязать его, санкционируя нарушения. Так вот, на уровне международных отношений такой властью не обладает никто, там действует только право сильного.

Не надо, дорогие соотечественники, на Британию бочку катить за то, что в декларации Бальфура у них одно написано, а в Белой Книге – другое. Они сами себе хозяева, что хотят – то и пишут, а что в мандате Лиги Наций написано, чтоб они о бедных евреях позаботились… ну, надо же было этой Лиге что-нибудь написать, когда Англия с Францией промеж себя делили османское наследство.

Да, действительно, решение ООН 1947 года было важным для нас, ибо реально давало время и возможности лучше подготовиться к приближавшейся войне, но ни нам, ни врагам не приходило в голову, реально исполнять эту резолюцию. Да, толкнул в свое время в ООНе прочувствованную речь товарищ    Громыко, поскольку был расчет присоединить нас к соцлагерю, а как дело не выгорело – ну, играй, музыка, назад.

Были и есть игры престолов, конфликты интересов, но не было и нет ни закона, которому воленс-неволенс подчинялись бы все участники игры, ни инстанции, которая могла бы навязать им такое подчинение. ООН настругала уйму правил ведения войны, но даже такому выдающемуся стратегу и тактику как я с первых же прочитанных строк ясно, что это бег в мешках – так воевать могут только самоубийцы.

И не надо, не надо мне рассказывать, что некоторые "международные законы" исполняли даже нацисты. Вот, например, запрет химического оружия… ну, то есть в лагерях уничтожения они его, конечно, использовали, но то ведь дело внутреннее, а на фронте – ни-ни.

Исполнять-то они исполняли, только… не "международные законы", а запрет Америки, поскольку знали, что возможностей для создания и применения такого оружия у нее гора-а-а-аздо больше, чем у них. Право сильного – оно всегда сработает, кто бы спорил, просто с некоторых пор в ситуации, когда у сильного в очередной раз бессильный виноват, принято оформлять это как нарушение этого самого мифического "международного права".

Можно, например, обвинить Сербию в том, что воюет она столь же негуманно, как и ее противники, а не так как рекомендует ООН-овское Министерство благих пожеланий. Если бы эти пожелания на самом деле были законом, то за нарушение его пришлось бы ковровой бомбардировкой все Балканы накрыть, на самом же деле мистер Клинтон "виновного" избрал из каких-то своих соображений.

Можно сколько угодно критиковать политику Путина в отношении Грузии и Украины – за то, что лишние конфликты создает, что это для России контрпродуктивно, что зря он с Европой ссорится, и т.д., и т.п., но неправильно его упрекать в "нарушении международного права", ибо несуществующий закон по определению нарушить невозможно.

И если сегодня нашим генералам и дипломатам угрожают "Международным судом", то не потому, что они на самом деле чего-то там нарушили – есть уйма бумажек, которым их действия не соответствуют, но еще больше таких, которым, наоборот, соответствуют, ибо бумажки эти производятся по известной модели валюты из "Свадьбы в Малиновке": "Бери – я себе еще нарисую!". Угрожают им потому, что политики европейских держав все больше впадают в зависимость от голосов избирателей-мусульман, и тут уж ничего не поделаешь.

С интересами державного начальства не считаться опасно, но еще опаснее принимать всерьез его вербальные претензии. Ну, не станете же вы, опасаясь очередного "кровавого навета", искать у себя под кроватью убиенного христианского младенчика, куда разумнее подумать насчет размера взятки полицмейстеру.

*  *  *

Мы привели всего лишь несколько характерных примеров "переклеивания этикеток", охватывающего все более обширные области общественного сознания современного Запада. Понятно, как это делается, но стоит задуматься, почему это удается.

Прием этот широко используется всяческими как актуальными, так и потенциальными власть имущими, но в чем секрет его эффективности? Специалиста, знающего термин и умеющего работать с ним, на мякине не проведешь, а среднестатистический объект начальственно-телевизионной манипуляции, как правило, вовсе не интересуется ни разновидностями диктатур, ни фантомностью "международного права". И даже в вопросах, ему, вроде бы, знакомых, типа "справедливости" или различий народов и рас, безропотно позволяет лапшу себе на уши вешать по схеме: "Не верь своим глазам, верь моим словам!". Притом, что ему-то, в отличие от манипуляторов, это, вроде бы, ни зачем не нужно…

На этот вопрос лучше всех ответили братья Стругацкие:

Дурака лелеют, дурака заботливо взращивают, дурака удобряют… Дурак стал нормой, еще немного — и дурак станет идеалом, и доктора философии заведут вокруг него восторженные хороводы. А газеты водят хороводы уже сейчас. Ах, какой ты у нас славный, дурак! Ах, какой ты бодрый и здоровый, дурак! Ах, какой ты оптимистический, дурак, и какой ты, дурак, умный, какое у тебя тонкое чувство юмора, и как ты ловко решаешь кроссворды!.. Ты, главное, только не волнуйся, дурак, все так хорошо, все так отлично, и наука к твоим услугам, дурак, и литература, чтобы тебе было весело, дурак, и ни о чем не надо думать… А всяких там вредно влияющих хулиганов и скептиков мы с тобой, дурак, разнесем (с тобой, да не разнести!).
               ("Хищные вещи века")

Остается только подправить, что в наше время доктора философии уже эти хороводы водят вовсю.

Терминология выдумана не зря, она предназначена для того, чтобы анализировать и исследовать мир, не случайно в древности многие народы (евреи в том числе) считали, что дать кому-то/чему-то имя означает получить над ним власть. Но власть просто так в руки не дается, нужно делать немалые усилия – умственные, как минимум, а нередко и физические.

Так вот, обкарнать терминологию, вырвать из контекста и вывернуть наизнанку полезно для того, чтобы создать у манипулируемого дурака иллюзию власти, не требующую ни усилий, ни риска. Нетрудно и очень лестно поверить, что уже на грош пятаков купил, имеешь собственное мнение и  выступаешь за все хорошее против всего плохого: высказал злодейскому Пиночету свое "фэ!", возлюбил чужака более самого себя, защитил бедную Машу – жертву несправедливости, и всех евреев наказал за нарушение мудрых и важных законов. Одним словом, совсем без драки попасть в большие забияки и очень сильно вырасти в собственных глазах. Ну, как же после этого не проголосовать за тех, кто тебе доставил такое удовольствие?

Они же были хорошими немцами (Памяти прадеда и прабабки посвящаю)

Перевод с немецкого (https://www.achgut.com/artikel/sie_waren_doch_gute_deutsche)

Михаль Корнблюм, студентка из Мюнстера, 1997 года рождения. Пишет о Германии, но сдается мне, проблемы эти существуют не только там.
               переводчик

Шесть скатертей, 15 салфеток, 12 пар чулок – я просматриваю аккуратно составленный список имущества, подписанный прадедом и прабабкой 8-го апреля 1942 года. Они были уважаемыми гражданами города Ратенау, владели магазином мужской одежды. Мой прадед был председателем еврейской общины, значит, активно участвовал в ее жизни, но особой религиозности в семье не было, она была ассимилированной, по всем статьям немецкой. К предостережениям не прислушивались, они ведь немцы, что с ними может случиться… 14-го апреля 1942 года они были депортированы, в том же году убиты.

Немецкие евреи полагали тогда, что нацисты целят только в ортодоксальных местечковых пришельцев, таких, знаете, как представляют их: с пейсами, в кипе и черной шляпе. Многие евреи, нерелигиозные, владевшие нормальными профессиями, считавшие себя частью немецкого общества, тем более занимавшие высокое положение, в особенности в науке, верили, что они вне опасности. Мы уже знаем, чем кончилось тогда, но у многих немецких евреев я обнаруживаю совершенно такое же восприятие сегодняшнего антисемитизма: нацелен он, якобы, только против сионистов и израильтян.

Тема ближневосточного конфликта и политики Израиля каждому еврею с детства знакома. Не знаю, хорошо ли это, ведь даже еврейские дети в десятилетнем возрасте не очень-то разбираются в сложностях геополитики, да, честно говоря, и интересы у них другие. И потому еврейские дети в большинстве своем (как я когда-то) вооружаются аргументом, помогающим неприятную тему обойти: "Я не израильский гражданин и за его политику не отвечаю".

Да беда-то вся в том, что слишком уж привычной становится простая отговорка, за которой удобно прятаться долгое время уже по достижении совершеннолетия. К сожалению, за нее хватается бОльшая часть еврейской общины Германии. Множество евреев осуждают антисемитские выпады и демонстрации протеста перед синагогами, потому что большинство евреев Германии – не граждане Израиля и ответственности за него не несут. Но ответственность несут, как правило, за плохие поступки, достойные осуждения; выходит, пропалестинская сторона, по сути, права, просто к ним в синагогу со своими претензиями не по адресу обращается. Израиль защищается от террора ХАМАСа, а множество немецких евреев спешат от него отмежеваться. Из чего вполне логично следует вывод о легитимности демонстраций протеста против Израиля перед его посольством.

Значит, от антисемитских нападений мы будем избавлены только если согласимся отмежеваться от Израиля?

К сожалению, многие немецкие евреи из трусости недостаточно поддерживают Израиль. Ведь солидарность с Израилем – это не просто раз в два года туда слетать и вывесить в инстаграме #jewish свое фото с задумчивым видом у Стены Плача. Однажды во время посещения Израиля пожилой кибуцник сказал мне: "Хотите вы или не хотите – в диаспоре вы все равно будете постпредами государства Израиль. Учите историю, добывайте информацию и представляйте его достойно!".

Каждый еврей может в любой момент переселиться в Израиль, это факт, все мы – его потенциальные граждане. Израиль – страхование жизни для каждого еврея, он представляет нас всех. И мы должны, со своей стороны, отвечать ему тем же. Но я чувствую, что для многих евреев Израиль – не более чем "запасной аэродром" на крайний случай, они не считают нужным здесь, в Германии, открыто встать на его сторону.

А по-моему, столь строгое отделение евреев от израильтян просто смешно, это же чистая формальность. Все мы, независимо от гражданства, в конце концов – один народ, единое целое, которое не разделить. Но, к сожалению, многие евреи, осознанно или неосознанно, позволяют политикам и СМИ использовать их как бы нейтральную или даже прямо антиизраильскую позицию. Как если бы евреи в Германии имели право жить без антисемитских нападений только если согласятся отмежеваться от Израиля.

Недавно я с ужасом обнаружила, что еврейская община, в которой я числюсь, соавтор "Призыва к борьбе против антисемитизма и антиисламизма" (Aufruf gegen Antisemitismus und Antiislamismus):

"Участники Круглого Стола авраамических религий в Любеке ошеломлены многочисленными проявлениями антисемитизма в Германии. В такой ситуации большую тревогу вызывает также и антиисламизм. Мы со всей решимостью отвергаем антисемитизм! Мы со всей решимостью отвергаем антиисламизм!
Мы заявляем протест против возложения на находящихся в Германии евреев ответственности за политику государства Израиль. Мы также заявляем протест против возложения на находящихся в Германии мусульман ответственности за политику палестинцев…"

Приравнивание Израиля к Палестине есть извращение фактов

Приравнять антисемитизм в Германии к антиисламизму – это просто карикатура. Сколько еврейских экстремистов за последние дни нападали на мечети и мусульман, жгли палестинские флаги и другие символы или отличились в нападениях на полицию? Точно также приравнивание Израиля к Палестине ("государству", которого нет и не было никогда) есть извращение фактов. Агрессию террористической организации невозможно сравнивать с защитой суверенного демократического государства.

Вышеупомянутый призыв был подписан двумя иудейскими, несколькими христианскими и мусульманскими общинами. Но в этом вопросе моя община меня не представляет. При всем желании не могу понять, по какой причине еврейские "деятели" – вплоть до членов "Центрального Совета" – столь широко рекламируют свое отмежевание от Израиля.

Многие политики подчеркивают неправомерность возложения на немецких евреев и их синагоги ответственности за политику Израиля. Лаима Каддор – специалистка исламоведения и кандидат в бундестаг от партии Зеленых – задает в фейсбуке риторический вопрос: что общего между Израилем и германскими синагогами? Вообще-то ответ на него знает в Германии каждый ребенок… хотя и не такой ответ, какого, вероятно, ожидает госпожа Каддор.

В большинстве знакомых мне синагог Германии вы найдете израильские флаги, и где бы мы ни находились, обращаемся на молитве в сторону Иерусалима. Празднуем в синагоге Йом hаацмаут – день основания Израиля – и Йом hазикарон – день поминания погибших израильских солдат. Завершаем ритуал Песаха словами: "В будущем году – в Иерусалиме", - одна из важнейших наших молитв: "Слушай, Израиль!". К тому же почти у каждого есть в Израиле родня и друзья, так что мы ощущаем (должны ощущать) эту связующую нить.

Искусственный разрыв, который создают между Израилем и немецкими евреями левоориентированные политики, чтобы загладить противоречие между антипатией к Израилю и неприятием антисемитизма – полный абсурд как с исторической, так и с религиозной точки зрения.

Зато современные бандиты – большей частью мусульмане – такого различия не придерживаются. Им все равно, носит ли кто-то кипу, т.е. чисто религиозный признак принадлежности к иудаизму, или какие-нибудь израильские символы. Столь утонченное различение дает возможность осудить нападение в Берлине на человека в кипе, но оправдать брань и угрозы, которые в большом немецком городе услышала моя подруга-израильтянка от нескольких господ арабского происхождения за израильскую нашивку на платье.

Быть такими, какими "немцы" хотят нас видеть?

С истинно немецкой дисциплинированностью мой прадед и прабабка переписали все свое имущество до последних подштанников и носового платка, его конфисковали и использовали для финансирования их депортации. Не помогло, что были они вполне ассимилированными добрыми гражданами Германии. В наши дни многие евреи также одержимы стремлением быть такими, какими хотели бы видеть их "немцы". Возможно, за этим скрывается надежда, "в случае чего" отделаться легче, чем другие. Очень хочется доказать, что они скорее немцы, чем евреи. Политики и общественные деятели нередко получают для "критики Израиля" от столь же "критически мыслящих" евреев "сертификат кашрута": нет, они не антисемиты, но критика Израиля пока что, вроде бы, не запрещена!

Представители нашей общины и Центрального Совета повторяют за немецкими политиками, что Антисемитизм-де проявляется в основном справа, хотя всем известно, что это неправда. Короче говоря, немецкий еврей стремится понравиться. Мы (или, как минимум, наши представители) не хотят поднимать голос, плыть против течения, говорить неудобную правду, которую слушают неохотно. Многие евреи в Германии предпочитают скорее от Израиля отмежеваться, чем утратить симпатию немцев.

Мне стыдно за это раболепство, за то, что многие немецкие евреи без возражений становятся игрушкой в руках политиков и СМИ. Давно пора бы понять, что практически на каждом этапе долгой истории преследований еврей оказывался прежде всего евреем. Каким бы ни был он патриотом, как бы ни отрекался от своего еврейского происхождения, в конечном итоге он оказывался таким же евреем, как и всякий другой. Пора бы немецким евреям усвоить то, что давно уже известно антисемитам: в конце концов, мы – единый народ. Будем же верны себе.

Открытое письмо Гарику Мазору

     
Уважаемый господин Мазор!

Прежде всего, позвольте поблагодарить вас за точность. Не растекаясь мыслию по древу, вы совершенно правильно указываете суть проблемы.

Ну конечно же, конечно, необходимость убрать Натаньягу, невзирая на все его заслуги, которых и вы не отрицаете, не оттого проистекает, что супружница его на кухне с прислугой собачится, не оттого, что сигары не те курил и не в то окошко сдавал бутылки, не оттого, что с газетчиками пытался сговориться, чтоб меньше помоями поливали, и даже не оттого, что с собратьями-политиками не менее  безнравственно обращался, чем принято у них обычно между собой, а оттого, что руководил с недопустимой авторитарностью.

Оная же авторитарность, как давно уже разъяснил нам Арон Барак, допустима только и исключительно со стороны судейских. Им одним дозволено володеть и княжить, решать, какой закон исполнять, какой нет, что где строить, где разрушать, какие привилегии арабам давать за правильную этническую принадлежность, а эфиопам – за цвет кожи, как бороться с вредными тенденциями солдат – врагов убивать – и фермеров – охранять свое имущество от грабителей. А то, если всякий премьер свои порядки наводить станет – что ж это тогда будет за демократия? Не по чину берешь, смотри!

Подобные нездоровые явления необходимо как можно раньше пресечь на корню. Не просто пятые выборы предотвратить, но обеспечить, чтобы

В течении двух лет был осуществлен полный переход Израиля от Национального Государства к Государству Либеральному и многонациональному.

Поистине, никогда еще не были мы так близки к достижению сей благой и великой цели!

Отсутствие в правительстве религиозных ортодоксальных партий, которые своим участием в политической системе давали некую историческую легитимацию Израилю как Иудейскому Национальному Государству и опора нового правительства на арабскую партию, окончательно закрепило фактический статус Израиля как многонационального Либерального государства, где национальный фундамент сместился на второй план.

Либеральное Многонациональное государство современной Европы и Америки с вымирающим своим населением за последние полвека не выиграло ни одной войны, "борьбой за климат" на корню рушит экономику, безропотно кормит бездельников и платит дань бандитам. Посмотрите хотя бы на ужимки и прыжки, какие выделывает Европа вокруг российской агрессии в Грузии и на Украине. Совместимы ли с таким государством действия нашей армии, которая смеет защищаться от агрессора?

Сумеем ли мы остановить арабские погромы на фоне массовых поджогов машин, которые такие же арабы уже многие годы устраивают во Франции, безнаказанных издевательств над женщинами, которые они позволяют себе в Германии?

Сохраним ли связь с собственной историей и культурой, когда в Америке сбрасывают памятники с пьедесталов и устраивают на рабочих местах обязательные политинформации типа приснопамятного Университета Марксизма-Ленинизма, дабы убедить белых каяться в несовершенных грехах?

И вот этому-то светлому будущему, такому райскому блаженству какой-то там Биби пытается помешать! Не по понятиям это! И не таких обламывали! Вспомните, как Шарона раскатали, как запугали Рабина, как лихо дела кроили на всякого, кто осмелится хотя бы вякнуть!

…политический блок Нетаньяху всегда был достаточно узким, а блок его противников объединил и Правых, и Левых и Либералов, и Традиционалистов.
Коалиция Лапида-Беннета состоит из Левых умеренных Либералов, Социалистов, Правых умеренных Традиционалистов-Консерваторов, арабов, представителей русскоязычных граждан страны.

На что годится такой тянитолкай, по определению неспособный принять ни одного осмысленного решения? Правильно, только и исключительно чтоб "Только не Биби". Совершенно как в незабвенном "Гурии Львовиче Синичкине":

Кубанский ансамбль
Кубинской песни
Казанской филармонии
Под руководством Каца.

- Но это же халтура!!!
- Ничего, пустим под названием
"Дружба народов".

Главное – Натаньягу спихнуть, а там уж пусть хоть назавтра распадается. Кому они вообще нужны, клоуны эти? С надлежащим управлением страной наш самый демократический Верховный Суд справится и без них.

Одна только и осталась нам, отсталым (все еще) евреям, не желающим извиняться перед погромщиками, надежда на то, что точки в Израиле и на Ближнем Востоке никогда не ставятся.