kassandra_1984 (kassandra_1984) wrote,
kassandra_1984
kassandra_1984

Categories:

Каждому – по потребностям

И не то странно, не то было бы дивно,

что Бог в самом деле существует, но то

дивно, что такая мысль — мысль о

необходимости Бога — могла залезть

в голову такому дикому и злому

животному, как человек.

Ф.М.Достоевский


Известно, что рожденные глухими, если не обучать их по специальной методике, вырастают глухонемыми, прототипы Маугли не говорят, а мяукают и хрюкают, как их приемные родители, из-за чего, как многократно проверено, недоразвитым остается их мозг. Не овладев языком, человеком не станешь, но при всей природной предрасположенности только в процессе подражания окружающим образуется в голове язык. То же самое можно с уверенностью утверждать и про хождение на двух ногах, и про употребление вареной пищи. Но есть в человеческой культуре, как минимум, один важный, компонент, до которого, как показывает опыт, индивидуум может додуматься самостоятельно.

В некотором царстве, некотором государстве запрещено было строго-настрого учить детей религии. Взрослым еще с грехом пополам дозволялось «культ отправлять», но за обучение детей за решетку угодить было недолго (встречались, правда, такие, что нарушали, но у нас сегодня не о них речь). Была в том обществе у религии скверная репутация «суеверия и предрассудка», варварства и мракобесия, со всех кафедр, сцен и экранов постоянно твердили, что Бога нет.


И вот, представьте себе, в один прекрасный день четырехлетний мальчик, которому только что объяснили, что значит слово "всегда"<…>, долго бегал взад и вперед по дорожке, а потом подбежал к маме и с какой-то торжественной страстью сказал:


Пусть всегда будет небо!

Пусть всегда будет солнце!

Пусть всегда будет мама!

Пусть всегда буду я!


Никто никогда не говорил ему, что это называется «молитва», не знал он, у кого просит, не задумывался, есть ли у кого попросить, но, руководствуясь безошибочным инстинктом, именно так сформулировал самое необходимое, самое главное в жизни.

Конечно, все вы слышали написанную позже про это песню, она переведена на множество языков, есть вариант и на иврите. Только вот ивритские переводчики - возможно, под влиянием очень известного стихотворения Ханы Сенеш: (Если кто не слышал – вот песня на эти слова: >>>)



Боже, даруй бессмертие дали морской,

Вышине голубой,

Придорожной траве

На песчаной канве,

и молитве людской...

(Перевод В.Горт)


- ничтоже сумняшеся, молитвенный характер просьбы из подтекста извлекли и адресата указали прямо. По правилам переводческой этики, возможно, и не совсем, но по сути – верно. Вот она – песня на иврите (с блога Онтарио14):

За столом маленький мальчик

Сидит и рисует рисунок

А еще он у себя в комнате

Пишет письмо Богу:

Господи, храни маму,

Господи, храни папу,

Храни, Господи, солнце,

Господи, храни меня!


(Еще там есть молитва за солдат, но это уже, сами понимаете, израильская специфика).

Ну, а советский вариант? Ощущали ли авторы песенки, что с религиозным текстом дело имеют? Представьте - да. Об этом неопровержимо свидетельствует последняя строфа:

Солнце навек, счастье навек:

Так повелел человек!


Человек и есть главное божество квазирелигии гуманизма, коммунизм – одна из ее разновидностей, так что высокий штиль вполне уместен (помните, из Писания: "Так говорит Господь!")? Получается что-то вроде удостоверения, что молитва услышана.

И пусть "божество" это давно уже разоблачено как кровожадный идол, пусть эрзац обернулся камнем вместо хлеба… кушать-то все равно хочется. Можно сколь угодно долго и справедливо критиковать любую из существовавших, существующих или даже теоретически мыслимых религий – даже лагерная баланда предпочтительнее голодной смерти.

Есть в психоанализе понятие «сублимации» - это когда неудовлетворенность одной потребности компенсируется усиленным удовлетворением другой, типа ушел в монастырь и на почве сексуального воздержания гениальным поэтом сделался (пример Пушкина, впрочем, свидетельствует скорее об обратном!). Не знаю, как там насчет секса, но потребность в религии никаким сублимациям не поддается, наоборот, чего бы взамен человеку ни предложили, он тут же принимается из этого «чего-то» натурального идола лепить. В позапрошлом веке в России идола из «народа» сконстраляпали, пред коим лоб и разбивали (в Израиле нынче Амос Оз энд компании ради «мира» повеситься готовы, в интернете вот тоже оригиналы встречаются, в «демократии» видящие панацею от всех болезней).

Нет-нет, поймите меня правильно, я вполне одобряю любовь к своему народу, ценю миролюбие и демократию уважаю, только ведь на самом-то деле ничуть народники русскому народу не помогли, усилия Оза и его единомышленников не сегодня-завтра новую войну спровоцируют, а попытки в Афганистане демократию навести, ни к чему не приводят, кроме бойни. В монотеистических религиях давным-давно всем известно, что идолопоклонство – грех, т.е. опасность – как для «поклонника», теряющего ориентацию в реальности, так и для «идола», теряющего возможность полезного применения по прямому назначению.

Очень интересно проследить, в частности, историю современной науки, в которой некоторые весьма неглупые люди всерьез предполагали конкурента религии. Идола из нее, конечно, выстругали немедленно, тем более что хорошим ученым свойственен зачастую т.н. "профессиональный кретинизм" – склонность преувеличивать значение своих трудов для счастья прогрессивного человечества. Но глиняные ноги у этого идола обнаружились довольно быстро.

Все мы, без сомнения, знакомы с т.н. «научной этикой»: результатов не подтасовывать, за убеждения стоять до последнего – истина превыше всего! Но мало кто задумывался, где тут следствие, где – причина. Религиозная этика, содержащая все вышеуказанные компоненты, задолго до науки существовала и была пусть не главной, но необходимой предпосылкой возникновения науки как таковой. Сама же по себе наука никакой этики никогда сотворить не могла, и как только элементарная порядочность в окружающем мире стала выходить из моды, так сразу, целые научные институты оказались втянуты в жульническую аферу «глобального потепления». Выходит, религия-то без науки тысячелетиями жила и не слишком по ней тосковала, а вот наука без религии как-то сразу оказалась «подвешена ни на чем».

И разумеется, не только наука. Столь глубоко укорененные потребности, как правило, жизненно необходимы, и в нашем случае ларчик открывается очень просто: Человек – животное общественное. В одиночку он не выживает ни физически, ни психически, не может даже из детеныша в полноценную особь развиться, так что очень было бы странно, если бы под общественный образ жизни не была заточена его психика. В частности, заложена в нее потребность считать некоторый Х, символизирующий родное сообщество, ценнее себя, ценнее собственной жизни. Преклонение перед этим самым Х способно организм подвигнуть на тотальную мобилизацию: горы, правда, вера пока что не перемещает, но по многочисленным свидетельствам вполне обеспечивает и воинские подвиги, и чудесные исцеления, и упражнения йогов… конечно, при условии, что она ИСТИННАЯ, т.е. если, перефразируя Станиславского, веру в себе, а не себя в вере любишь.

Все, кто подобное хоть раз пережил, единогласно подтверждают: самые древние традиции, самые изощренные методы результата не дадут, если промелькнет в уме хоть тень сомнения, в душе – хоть искра корысти. Самоутверждение за Его счет не пройдет. Можно сколько угодно обманывать клиентов и покупателей, кредиторов и должников, мужа или жену, но собственный организм обмануть невозможно. Непременное условие – искреннее признание полной власти Бога, ценности Его решений, за исполнение которых не жаль отдать и собственную жизнь, готовность принять Его волю, сколь бы это порою ни было тяжело, и...

Вот тут проходит граница – та самая невидимая глазу черта, за которой, по Гегелю, количество переходит в качество и явление обращается в свою противоположность: принять волю Божию, твердо уповая на правильность Его неясной тебе конечной цели, никоим образом не означает прекращение всякой деятельности, выхода из игры в уверенности, что уж Он-то с Его-то всемогуществом, и без меня вполне справится, я же обязан разве что старательно уповать да прилежно молиться.

Религиозная вера – основа сплоченности сообщества. Нормальный способ существования сообщества – совместная деятельность, борьба против энтропии, подъем по лестнице, ведущей вниз. Религия, доразвившаяся до освящения пассивности, подписывает себе смертный приговор: сообщество либо распадется, либо, инстинктивно отбросит ее, чтобы жить.

«Инстинкт поклонения» над человеком имеет власть, как минимум, не меньшую, чем воспетый Фрейдом инстинкт продолжения рода, и также толкает индивида на выстраивание отношений с другими людьми. Прекрасный демократический принцип: «религия есть личное дело каждого», - не стоит понимать как ее прописывание исключительно во внутренней жизни. И любовь – дело личное, в том смысле, что сексуального партнера каждый лично выбирает сам, но не в смысле, что совсем без партнера обойтись можно. Каждый имеет право выбирать, какое именно религиозное или квазирелигиозное сообщество ему по душе, можно даже новое придумать, но… только при условии, что найдутся желающие присоединиться к нему. Никакая секта дырявого валенка имени Васи Пупкина из одного Васи состоять не может.

Только не надо, не надо мне рассказывать, что мистические переживания глубоко индивидуальны, что такой опыт невозможно передать, что словами он адекватно не описывается… потому что опыт этот – не цель, а средство. Как правильно отметил в свое время Л. Шестов, получить Заповеди Моисей мог только в одиночестве на Синае, но лично ему в одиночестве на Синае они были абсолютно и решительно ни к чему. Мистический опыт передать или описать и в самом деле затруднительно, зато возможно и даже необходимо словами передать упакованное в него сообщение о воле Божества. На Синай пророк восходит один, но то, что он с него приносит, предназначено коллективу. Пророчество без сообщества бессмысленно, но и сообщество не жилец без пророка.

Так что после всех разочарований, разоблачений, критики (временами справедливой) возвращаемся неизменно к тому, что точно выразил Александр Галич:

И вновь я печально и строго

С утра выхожу за порог

На поиски доброго бога

И… ах, да поможет мне Бог!
Subscribe

  • Дежавю

    Неспокойно - ночью, тревожно – днем, Рваным ритмом – не спать, не спать! Словно там, внутри, поселился гном, И часы повернули вспять.…

  • Государство – это…

    Вселенский опыт говорит, что погибают царства не оттого, что тяжек быт или страшны мытарства. А погибают оттого (и тем больней, чем дольше), что…

  • Про Сола Алинского и не только

    Ненавистники знати, вы хотели того ли? Не сумели понять вы Народа и Воли. Он в подобной заботе нуждался едва ли, - Вас и на эшафоте мужики…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments

  • Дежавю

    Неспокойно - ночью, тревожно – днем, Рваным ритмом – не спать, не спать! Словно там, внутри, поселился гном, И часы повернули вспять.…

  • Государство – это…

    Вселенский опыт говорит, что погибают царства не оттого, что тяжек быт или страшны мытарства. А погибают оттого (и тем больней, чем дольше), что…

  • Про Сола Алинского и не только

    Ненавистники знати, вы хотели того ли? Не сумели понять вы Народа и Воли. Он в подобной заботе нуждался едва ли, - Вас и на эшафоте мужики…