kassandra_1984 (kassandra_1984) wrote,
kassandra_1984
kassandra_1984

Categories:

В защиту суеверий и предрассудков. Часть I B

Глава V. На чем держится мир

Кому велено чирикать —
Не мурлыкайте!
Кому велено мурлыкать —
Не чирикайте!
Не бывать вороне коровою,
Не летать лягушатам под облаком!
    К. Чуковский


Честно говоря, меня всегда изумляли споры насчет теории "большого взрыва", которая, якобы, подтверждает, что у мира есть Творец. Ну, то есть, профессиональный физик, может, и может усмотреть в ней какие-нибудь доказательства чего-нибудь, но большинство людей на свете все-таки не физики, и все, сколько их ни есть, мифы творения всех времен и народов повествуют на самом деле совсем о другом.

Согласно этим мифам, первоочередная задача Творца –не создание вселенной (даже если об этом и упоминается), но ее УПОРЯДОЧЕНИЕ. Превращение ХАОСА в КОСМОС, где-то заклинаниями, где-то усмирением/уничтожением чудовищ, где-то сортировкой и расстановкой по местам всех планет, морей и суши.

На уровне сообщества, опыт которого, собственно, и отражается в мифах, ХАОС – это анархия, распад, война всех со всеми. Судя по тому, что "сотворение мира" не только в мифах пересказывается, но и постоянно воспроизводится в ритуалах, мир требуется периодически упорядочивать снова и снова. Отчего же возникает такая необходимость?

Вот тут нам опять может прийти на помощь пример братьев наших меньших, описанный Конрадом Лоренцом в книге о внутривидовой агрессии.

Есть у высших животных, в том числе и у человека, инстинкты, без которых выживать невозможно, но гибель столь же неминуема, если дать им зашкаливать. Инстинкт агрессии, инстинкт секса… и т.д., и т.п. У животных имеются инстинктивные же механизмы их обуздания. У волка, которому подставляет шею более слабый собрат, или у стаи крыс, ощущающих родной запах своего члена, тормоз "не убивай" включается автоматически, без осознаний и рассуждений.

Лоренц подчеркивает принципиальную разницу между человеком и животным: у человека роль тормоза играет культура, точнее – запреты, которые она содержит. Человек обязан включить сознание и волевым усилием наступать на горло собственной песне. Поступки, совершенные под действием "зашкаливания" инстинктов, санкционируются обществом и именуются "грехом".

В отличие от животного инстинкта человеческий разум не просто распознает границу между дозволенным и зашкаливающим, он ее варьирует в зависимости от места и времени. Если в средиземноморской цивилизации секс с чужой женой приравнивался к разрушению семьи, то в областях приполярных, напротив, считается нормой. Для горожан посягательство на имущество незнакомого человека – преступление, а для бедуинов – промысел вполне законный. В средневековой Европе неуважение к религиозным ценностям каралось вплоть до высшей меры, а в Европе 20-го века считалось личным делом каждого. Такая вариативность во много раз увеличивает способность человека не только приспосабливаться к миру, но и, в отличие от животных, приспосабливать его к себе.

Но… гибкость антизашкаливающих тормозов аннулирует безусловность их срабатывания. Все религии в один голос твердят, что человек по природе грешник. Нет человека, который ни разу в жизни не пошел бы у инстинкта на поводу, или, по крайности, отбился бы без сильной фрустрации, так что во всяком сообществе будут со временем накапливаться подавленные конфликты, внутреннее напряжение и, если с ним не бороться, оно неизбежно вызовет взрыв. Основными методами борьбы в любой религии – от племенной до имперской – являются ритуал, миф и аскеза.

Ритуал в исходном моменте моделирует сотворение мира, т.е. превращение ХАОСА в КОСМОС. Примером достаточно хорошо сохранившегося подобного ритуала является карнавал – итальянский или наиболее известный сегодня бразильский. Сперва изображаем хаос: на время карнавала отменяется иерархия, кормят всех от пуза и даром, не преследуются ни потасовки, ни свальный грех, а завершался в древности этот мини-хаос, как и следовало ожидать, мини-катастрофой, т.е. – убийством.

В современных ритуалах оно лишь имитируется – сожжение ведьмы-зимы в Италии, куклы-масленицы в России, казнь Амана, завершающая еврейский пуримшпил – но в древности все было по-настоящему. Ритуальное убийство – сиречь жертвоприношение – есть завершение искусственно смоделированного ХАОСА, жертва как бы концентрирует на себе всеобщий стресс и вызванную им ненависть, ее убийство сбрасывает напряжение, символически унося с собой в могилу все грехи и проблемы сообщества, восстанавливая и сберегая упорядоченный, необходимый для жизни КОСМОС.

Как и почему это возникло, как работает, как менялось в ходе истории – от выбора жертвы по жребию до чисто символической христианской евхаристии – лучше всего объясняет Рене Жирар, для нас же сейчас важно только отметить этот намертво связанный с религией механизм сохранения сообщества и проследить, как его воспроизводили и воспроизводят эрзац-религии нашего времени.

Вспомним "Бесов", где причина убийства правильно определяется как намерение "повязать кровью". Причина выбора в жертву того, а не другого, практически не связана с тем, что делал, говорил или даже думал данный товарищ, на него символически возлагается ответственность за все, что происходит неправильно или пойдет не так, что подтверждает совершившаяся в истории замена человека жертвенным животным, вообще неспособным согрешить по-людски.

Та же самая логика действует в тоталитарных квазирелигиях двадцатого века: ответственность за все нехорошее, вплоть до плохой погоды и несчастной любви, коммунисты стабильно возлагают на буржуев, нацисты – более традиционно – на евреев. Именно навязанная нам историей роль "козла отпущения" есть непреодолимое препятствие для удачной ассимиляции, ибо всегда уже во время жизни второго, много – третьего, поколения уже почти ассимилированных в "почвенном" обществе возникает очередной кризис и нас возлагают на алтарь.

Правда, если традиционное жертвоприношение имело целью не более чем восстановление привычного порядка, то ныне массовое ритуальное убийство (коммунизм, нацизм) призвано создать нового человека, новое неба и новую землю…

Бросим взгляд и на те квазирелигии, что (пока что, во всяком случае) до власти не дорвались. Порождаемые ими многочисленные теории заговора есть не что иное как поисковая активность на предмет будущей (если повезет) потенциальной жертвы. Неомарксисты, радетели "глубинного государства", жаждут натравить широкую общественность на всех трудящихся – от сантехника до промышленника, обожатели "благородного дикаря" мечтают истребить Израиль, смеющий кощунственно защищаться от арабов – носителей светлого будущего, а также находят все новые "неопровержимые доказательства", что башни-близнецы взорвало американское правительство, поскольку светоносные арабы ну просто вот никак не могли…  Но самый широкий выбор "виноватых" предлагает, конечно, секта Гретхен-блаженненькой, ибо кто же из нас не выдыхает СО2… впрочем, к этому мы еще вернемся ниже.

Всякий ритуал поддерживается и поясняется соответствующим мифом – как бы рассказом, о том, что произошло в далеком прошлом, а на самом деле – наставлением, как правильно действовать и жить и тогда, и сейчас, и всегда. Мифы, поддерживающие ритуал, рассматривать мы тут не будем, кому интересно – обратитесь к Жирару, нам сейчас важнее другие. Если ритуал демонстрирует переход от хаоса к космосу, то интересующие нас мифы рассказывают, что делать, чтобы как можно дольше сохранить космос, не давая скатиться в хаос, а конкретно – какие инстинкты и при каких обстоятельствах надо сознательно давить всем вместе и каждому в отдельности.

Каталог инстинктов примерно совпадает с тем, что описано у Лоренца, но поскольку инстинктивных тормозов у человека нет, расчет только на волевое усилие, а для усилия нужен стимул. Мифы, как правило, ссылаются на волю божества, угрожающего в случае неповиновения прекратить защищать сообщество, т.е. бросить его на волю страшного ХАОСА.

Взять хоть те же Десять Заповедей:

1 И сказал Бог такие слова:
2 Я Господь, Бог твой, что вывел тебя из земли египетской, из дома рабства. 3 Да не будет у тебя других богов, кроме меня.
4 Не делай себе статуй, изображений (того, что) на небесах вверху, на земле внизу или в водах, что под землей. 5 Не поклоняйся им и не служи им, ибо я Господь, Бог твой, бог ревнивый, спрашивающий за грехи отцов с детей до третьего и четвертого поколения 6 и оказывающий милость до тысячного поколения любящим меня и соблюдающим мои заповеди.
7 Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно; не прощает Господь тех, кто произносит имя его напрасно.
8 Помни день субботний и освящай его. 9 Шесть дней работай и занимайся всеми своими делами. 10 А седьмой день – суббота для Господа, Бога твоего; не делай никаких дел ни ты (сам), ни раб твой, ни служанка твоя, ни скот твой, ни пришелец, (живущий) в твоих пределах. 11 Ибо за шесть дней сотворил Господь небеса, землю, море и все, что в них, и отдохнул на седьмой день. Потому благословил Господь седьмой день и освятил его.
12 Почитай отца своего и мать свою, дабы продлились дни твои на земле, которую Господь, Бог твой, дает тебе. 13 Не убивай. Не прелюбодействуй. Не кради. Не лжесвидетельствуй против ближнего. 14 Не желай (отнять) дом ближнего, не желай (отнять) жену ближнего, раба и служанку его, вола и осла его и все, что (принадлежит) твоему ближнему. (Книга Шмот/Исход, Гл. 20).

Первые 11 стихов – ссылка на власть Всевышнего, на ритуалы, которые следует исполнять в знак покорности Его воле (о субботе добавим чуть ниже), а начиная с 12-го – недвусмысленные указания на сдерживание конкретных инстинктов. Но кроме теоретико-мифологических наставлений есть в религиях традиция и практическая.

В православной церкви она именуется совсем уже мрачно "умерщвлением плоти", но есть и термин более общепринятый: аскеза. Охватывает это понятие все на свете посты, вериги и власяницы, от индийских йогов, что морским узлом завязываются, до еврейской пасхальной недели, когда тортики печь надлежит только и исключительно из мацовой муки. Упражнения иной раз нелегкие и отнюдь не полезные для здоровья, хотя по нынешним временам пост еще может сойти за диету, а йога – за гимнастику, понятно, что изобретали их совсем не для этого. Но для чего же?

Аскеза – одно из самых изумительных и необходимых изобретений человечества. Вспомним еще раз Лоренца: "зашкаливание" одного инстинкта автоматически купируется инстинктом другим, типа реакции волка на подставленную шею собрата: остановка агрессии.

Но у волка специфический тормозящий инстинкт направлен на конкретный тормозимый в конкретной ситуации, а у человека хватает ума на абстракцию и обобщение. Поскольку не один, а целая группа инстинктов в широком наборе ситуаций нуждается в тормозе, надо тренировать торможение как таковое. Причем, инструментом торможения инстинктов, как и у животных предков, становится… еще один инстинкт, да еще из самых важных и опасных – инстинкт подражания.

Когда специфический навык периодического воздержания от пищи, секса, определенных видов деятельности (напр. субботний покой) практикуется всем сообществом, ребенок в процессе социализации, подражая взрослым, научается "властвовать собою". Инстинкт подражания легко оборачивается завистью и соперничеством, но в данном случае это работает не на ссоры и раздоры, а совсем наоборот. Ведь преодоление инстинктов считается похвальным и необходимым, так что возникающая конкуренция идет в направлении: Я самый сдержанный! – Нет, это я самый волевой! К тому же ее приглушает предупреждение, что гордыня – грех и может уничтожить все достижения.

Современные атеисты любят цитировать самые заковыристые жития древних аскетов: тот на столбике сидел, тот на женщин не глядел, а этот и вовсе семь лет не умывался. И как это современники за такие бессмысленные занятия могли их уважать, да еще и в книгах увековечивать их деяния?

Действительно, стоит ли уважать людей, чья напряженная деятельность кроме чистого самопреодоления никакого результата не имеет? Например, олимпийских чемпионов (интересно, что для здоровья вреднее – семь лет не умываться или десять лет анаболики глотать?) или тех же альпинистов, хотя сами живем по принципу: "Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет"? С какой радости восхищаемся йогами, что себя наизнанку выворачивают без всякого умножения прибавочного продукта?

Не потому ли, что высокий статус сограждан, демонстрирующих незаурядное умение побеждать свои инстинкты, парадоксальным образом работает на мир и согласие в нашем социуме? Ведь тот же инстинкт подражания диктует нам стремление походить на уважаемых и популярных.

И это хорошо, но… недостаточно.

ГЛАВА VI. Проблема теодицеи

Не лгал, не предавал, не лицемерил,
Он - чист и честен был, но он посмел
Вопросы задавать, а это - ересь:
Ведь Бог на них ответа не имел.
Он каяться и плакать не желает,
Он жертвует спасением души.
Поскольку в ересь вовсе не впадают
Подонки, дураки и торгаши.
     Н. Болтянская 


Как мы упоминали выше, главной функцией божества всегда и всюду было превращение ХАОСА в КОСМОС, в упорядоченную, предсказуемую систему. В такой системе действие А должно вызывать реакцию В, а в ситуации С разумно пользоваться методом D. И так оно в действительности и происходит, но… на уровне социума, а не отдельной личности.

Во времена первобытные человек понимал себя исключительно как часть сообщества. В "Письмах из Ламбарене" читаем: честного парня ни лаской, ни таской невозможно удержать от проникновения в инфекционный барак, ибо там сородич, а сородича в одиночестве не оставляют (прочие больные и персонал – не в счет, ибо не из нашего инкубатора) даже под угрозой собственной жизни.

Но во времена государства человек начинает осознавать свою автономность. В некоторых местах ТАНАХа уже не понять, к кому Бог обращается на "ты" – к народу в целом или к кому-то конкретному из "сынов Израилевых". Вот тут-то и возникает то, что позже христиане назвали "проблемой теодицеи": даже самое строгое личное соблюдение "антихаосных" заповедей не обеспечивает в личной жизни "космоса", иной раз даже как раз наоборот. Как же тогда можно принимать всерьез утверждения, что Бог упорядочил мир?

В Талмуде фигурирует некто Элиша бен Авуя, именуемый также "другой", мудрец и ученый, отвергший веру и традицию, поскольку правильное поведение не встречает должного воздаяния.

Но самое древнее из популярных или самое популярное из древних изложений этой проблемы – Книга Иова. Делал человек всю жизнь все как положено, инстинктам воли не давал, за детей своих регулярно жертвы приносил на всякий случай, поскольку не был уверен в их сдержанности, и вот – такой облом!

Первая спонтанная реакция благонамеренных, как и следовало ожидать – отрицание проблемы. Этого не может быть, потому что не может быть никогда. Друзья Иова с дотошностью сталинских следователей пытаются убедить его вспомнить или хотя бы вообразить предполагаемый туннель от Бомбея до Лондона, а если факты не лезут в теорию – тем хуже для фактов.

Всеми правдами и неправдами отстаивают они репутацию Бога, но Бог… оказывается, с ними не согласен. По Его мнению, Иов правильнее понимает Его волю, а честный бунт лучше лицемерной покорности. И отвечал Бог Иову, и сказал ему…

…Что сказал? Признал, что ошибочка вышла и сейчас будет исправлена? Объяснил, почему надо так, а не иначе? Да ничего подобного!

Он заявил, что мир устроен слишком сложно, что в разъяснениях смысла нет и Он вправе рассчитывать на доверие Иова. Доверие, а не то, что именуется религиозной верой в современном мире. Понимаете разницу? Не картинку с "перводвигателем", не схему, восходящей за облака иерархии, но ЛИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, то, что много веков спустя Мартин Бубер выразил словами "Я и Ты".

Курт Тухольский определил человека как "Позвоночное, обладающее двумя ногами и двумя мировоззрениями: одно, когда ему хорошо, второе – когда плохо. Последнее именуется религией". Наблюдение очень точное. Именно когда плохо испытывает человек потребность, доверять Богу, налаживать личные отношения с Ним. Никого из нас этому не учили, но знают и умеют почему-то все. Далеко не всегда этот шаг помогает исправить положение, но практически всегда помогает выдержать и не сломаться, и наилучшее тому свидетельство – опыт советских и немецких концлагерей, где организационная структура со всей своей иерархией никогда и никем не воспринималась как космос, но только как хаос, и каждый был одинок.

Многие веру там теряли, вполне обоснованно предъявляя счет Всевышнему, также как и многие из тех, кто считал себя атеистами, не обнаружив в мире космоса, не смогли примириться с этим: Варлам Шаламов кончил безумием, Примо Леви – самоубийством.

Из неуничтоженных физически уцелеть смогли большей частью те, для кого мир так до конца и не стал хаосом, кто мог предпринимать какие-то осмысленные действия или хотя бы надеяться на такую возможность в будущем – все равно какие, от научных занятий до свидания с родными. Так вот, по свидетельству Виктора Франкла, для значительной части этих "неподдающихся" смыслом оказалась вера не друзей Иова, но самого Иова, которая в этом испытании была поддержкой.

Опыт Иова в решении проблемы теодицеи – это доверие, обретенное в процессе личной встречи со сверхъестественным. Распространенным (хотя далеко не единственным) путем такой встречи является индивидуальный или коллективный мистический опыт: трансы, экстазы и т.п. Не случайно вспышки массового мистицизма связаны, как правило, с безвыходными, трагическими ситуациями. Например, цфатская каббала – с изгнанием из Испании, а хасидизм – с хмельнитчиной. Не случайно так часто зашкаливает мистика в колдовство, в отчаянные попытки, найти сверхъестественный выход из тупика.

С мистикой в истории тесно связан гнозис – вера в некое тайное знание, недоступное простым смертным, но открытое избранным и выводящее на новый уровень существования, чтобы либо абстрагироваться от отвратительной реальности (самая современная из квазирелигий прямо именует наркотический транс "расширением сознания"), либо, наоборот, сверхъестественным образом изменить ее.

Гнозис – необходимый компонент культа вождя-спасителя, свойственного "человекобожию" первой половины 20-го века. Вождь наделен сверхъестественным знанием, сверхчеловеческой прозорливостью. Помните – у Маяковского:

И знал я,
                            что всё
                                    раскрыто и понято
                  и этим
                         глазом
                                наверное выловится -
                  и крик крестьянский,
                                   и вопли фронта,
                  и воля нобельца,
                                   и воля путиловца.
                  Он
                     в черепе
                              сотней губерний ворочал,
                  людей
                        носил
                              до миллиардов полутора,
                  Он
                 взвешивал
                               мир
                                   в течение ночи…

Иной раз вождя прямо наделяли божественными атрибутами как, например, у Тихонова:

А Сами стоял на коленях,
Маленький, тихий и строгий,
И молился далекому "Ленин",
Непонятному, как иоги,<…>

Так далеко был этот Ленин,
А услышал тотчас же Сами,
И мальчик стоял на коленях
С мокрыми большими глазами

  


Вождь был не просто "эффективным менеджером", но воплощением некой сверхъестественной сущности, пришедшей в мир, дабы изменить его к лучшему. Все мы видели в фильме "Обыкновенный фашизм" экстаз толпы при явлении фюрера народу, и китайские хунвейбины повторяли цитаты из председателя Мао с неменьшим энтузиазмом, чем ученики медресе цитаты из Корана зубрят.

Периодически в постсоветской печати появляются спекуляции на тему гениальности Сталина или Гитлера, что целые народы сумели обмануть, но это явный обман зрения. На вакантное место божественного вождя претендентов было немало, понятно, что победителями вышли люди далеко не глупые и не бездарные, но никакой Сталин при всем желании не сумел бы создать в умах и сердцах миллионов надежды на сверхъестественное сотворение космоса из хаоса – он мог не более, чем предложить себя в качестве объекта для воплощения такой надежды, что и проделал вполне успешно.

Продолжение в следующем месяце
Subscribe

  • Про Сола Алинского и не только

    Ненавистники знати, вы хотели того ли? Не сумели понять вы Народа и Воли. Он в подобной заботе нуждался едва ли, - Вас и на эшафоте мужики…

  • (no subject)

    Только что обнаружила: немцы про "корону" замечательный неологизм придумали: ПЛАНДЕМИЯ.

  • Оливер Хайлонд. Johnson & Johnson внезапно под запретом

    Позавчера подошла моя очередь на прививку от Covid-19. Я специально выбирал аптеку, чтобы по данным о наличии вакцин определить: у них есть только…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment