kassandra_1984 (kassandra_1984) wrote,
kassandra_1984
kassandra_1984

Как бы в продолжение вот этой дискуссии:


http://domestic-lynx.livejournal.com/61827.html

Современный "новояз" отличается обилием слов, которые с виду как бы и умные, но толком ничего не означают. Одно из них: Тоталитаризм. Так принято обзывать любое недемократическое государственное устройство, но я попробую все-таки вернуть термину его истинное значение, изобретенное Ханной Арендт.

Тоталитарное общество (не государство, а общество!) рождается в той самой ленинской "революционной ситуации", когда "верхи не могут", "низы не хотят", и вообще никто толком не понимает, как жить дальше. В зависимости от места и времени проблемы бывают разные, но в рамках данного общества – неразрешимые. Разрушена картина мира, разваливается иерархия ценностей, возникают всяческие апокалиптические теории про скорое пришествие "нового неба и новой земли", и главное – нового человека.

Структура у всех апокалиптических идеологий одна:
• Исполнились времена, приблизилось Царство Небесное, ныне стало возможно сотворение рая на земле.
• Чтобы его устроить, надобно все общество развинтить, выбросить лишние детали (т.е. определенные вредные категории граждан) и снова собрать по новой схеме.
• Чтобы это исполнить, руководство обществом должна взять на себя имеющаяся в его составе группа с мессианским предназначением, возглавляемая как бы "всемогущим и всевидящим" вождем, в котором народ видит, как минимум, полубога.

Наполнение каждой рубрики зависит от конкретных условий. Рай земной может представляться как абсолютное равенство или как единственно правильная иерархия согласно расе, "лишними деталями" можно назначить буржуев или евреев, бюрократов или вообще всех горожан, "коллективным мессией" – "арийцев" или "пролетариев всех стран"… впрочем, с учетом того, что сами они о своей великой миссии ничего знать не могут, требуется долгая и кропотливая разъяснительная работа соответствующей партии. А вождь, ну, конечно, сверхчеловек, неважно, зовут ли его Адольфом, Иосифом или Мао.

Не все свирепые антидемократические диктатуры непременно тоталитарны. Есть такие, что без колебаний расправляются со своими врагами, но… только покуда те сопротивляются (взять хоть Пиночета), а с прекращением сопротивления и репрессии постепенно сходят на нет. Тоталитаризм же действует как раз наоборот. Даже если доводится ему на первых порах за власть побороться (вспомним российскую гражданскую войну), настоящие-то массовые убийства начинаются только после окончательной победы, когда всякая опасность миновала. Но и массовые убийства бывают разными.

Во время Первой Мировой армяне, жившие на границе турецкой империи, обнаружили намерение перейти на сторону русских (не только идеологически, но с оружием в руках). И потому устроили турки геноцид с целью обезопасить свою границу. А вот тоталитарный геноцид красных кхмеров, наоборот вьетнамскому вторжению все границы открыл. Какой-нибудь хуту в Руанде,
гробанувши соседского тутси, землю его себе заберет, чтоб с нее кормиться, а украинец, соседа раскулачивший, будет в своем колхозе с голоду подыхать, дети его и внуки при первой же оказии в город сбегут, в лимитчики. Во время Второй Мировой немцы по железной дороге вместо солдат и боеприпасов на фронт евреев в Освенцим возили, "окончательным решением" атомную бомбу подарили американцам.

Как видим, массовое убийство тоталитарного пошиба – мероприятие на удивление бескорыстное: никакой опасности жертвы не представляют, устранение их никаких преимуществ устранителю не дает. С другой стороны, потому-то оно и неотвратимо: армянин в Турции или тутси в Руанде со спорной территории убежать может или трансфером выселиться, противник Пиночета – политику оставить, а вот русский крестьянин или немецкий еврей при всем желании не сможет рая на земле учинить или решить нерешаемые проблемы. Намерения, слова или дела жертвы роли никакой не играют, не враждебна она изначально своим убийцам (враждебность предполагает свободу выбора), она "объективно вредная", ибо принадлежит к категории, лишней на этом свете. Не просматривается за ней никакой вины, за которую можно было бы возложить на нее ответственность, ее просто необходимо сделать несуществующей в видах осуществления утопии.

В первом советском уголовном кодексе вообще не встречается слово "вина", речь идет только о "целесообразности" и "социальной защите", сиречь защите общества от вредной группы населения. "Высшая мера социальной защиты", соответственно – расстрел. (Позже, когда из соображений пропаганды кодексы слегка стилизовали под западные, у жертв стали выпытывать признания в самых немыслимых преступлениях). Нацистам и подавно в голову не приходило судить евреев, прежде чем в газовую камеру загонять. Никто не считал их преступниками, ибо и преступник человек и право свое имеет, будь то хотя бы право на соответствующее наказание, а жертва тоталитарного геноцида – что-то вроде комара, что по природе своей не может не кусаться, покуда не подвергнется полному и окончательному уничтожению.

У жертвы нет лица. Ее реальные человеческие качества, признаки и особенности просто не воспринимаются, что, в частности, означает, что она… заменяема. Тысячелетний Райх простоял 12 лет и за недостатком времени «окончательное решение» завершить не успел. Большевизм в России 70 лет продержался, окончательно решив вопрос дворянства, духовенства и буржуазии. Но вскоре обнаружилось, что «вредителей» порешили, а вред остался и даже увеличился: люди все по-прежнему грешники, общество несовершенно и даже исходные проблемы (в России нехватка земли и развал империи) не исчезают. Отчего и почему?

По тоталитарной логике значит, не всех еще вредителей достали, надо отыскать затаившихся, разоблачить и – к ногтю! За дворянами, таким образом, последовали инженеры, духовенство сменилось поляками и финнами, место исчезнувших буржуев заняли крестьяне. Потом очередь дошла до ученых, генералов, артистов, партийной номенклатуры, а после войны и до евреев добрались (куда уж нам уж без традиционного козла отпущения!).

Жертвы тоталитарного геноцида никогда не составляют сообщества, способного на сопротивление государству-убийце, поскольку никогда не бывают врагами этого государства. Качества и поступки, приписываемые людям данной категории, существуют лишь в воспаленном воображении тоталитарных идеологов. Гитлер знает, что евреи стремятся к мировому господству, но евреи-то этого не знают, оттого и не создают никакой организации, не завязывают между собой связей, без которых невозможна никакая эффективная самозащита. Или вот, представьте высокоидейного коммуниста, проснувшегося однажды утром "контрреволюционером" и "врагом народа"… Даже когда жертвы исчисляются миллионами, каждая в одиночку противостоит всей сверхмощной государственной машине.

Тоталитарное общество подобно змее, пожирающей себя с хвоста. Никто не может предугадать, какая категория следующая на очереди, все всех подозревают и боятся, рвутся связи, исчезает доверие. Наилучший пример: последовавший развал России.
Subscribe

  • Чего же они боятся?

    Статья высокопоставленного консервативного политолога Роберта Кагана (послужной список см. по ссылке) бесспорно интересна тем, что дает ясное…

  • Так кто же проиграл?

    Ну и что у них там, в Кабуле-то? Ужас, ужас и третий раз ужас! Американские СМИ ругают Байдена, Байден прикидывается серым шлангом, Талибы ликуют,…

  • (no subject)

    А вот интересно. Прививки от "короны" не слишком эффективны - как, впрочем, и от любого гриппа, это нормально. Но вот почему-то мало кому…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments