kassandra_1984 (kassandra_1984) wrote,
kassandra_1984
kassandra_1984

Продолжение 4

 

Билась нечисть грудью к груди
И друг друга извела.
     В. Высоцкий

На первом этапе всякая свежеиспеченная религия или идеология, стремится к  расширению, вот и тоталитарная тоже вовсю миссионерствует, в добровольно-принудительном порядке уничтожая или обращая иноверцев. Цель – ликвидировать  классового врага, как минимум, как класс, а по возможности и физически.

 Нет-нет, не спешите открывать Маркса, не помогут нам тут ни производительные силы, ни производственные отношения, под кодовым  названием "классовый враг" скрывается в данном случае просто "иноверец", носитель иной картины мира, по-иному представляющий себе идеал человека и общества. Но идеалы в воздухе не порхают, они всегда – достояние некоего социума, все равно какого: национального, профессионального, религиозного… а поскольку перед санкюлотом стоит величественная задача полного отречения от старого мира, все, что к тому миру относится,  подлежит уничтожению, т.е. любое сообщество, обладающее сплоченностью, культурой и традицией, по определению является врагом:

Если ты не пахнешь серой, значит ты не нашей веры,
Если с виду ты не серый, это значит – ты не наш!
              А. Городницкий

Не важно, украинский пахарь или казахский пастух, питерский профессор или сапожник из Касриловки – твоя традиция подлежит уничтожению, твои идеалы будут высмеяны, "референтная группа" разогнана, и если повезет тебе выжить и оставить потомство, дети будут тебя стыдиться. Они вольются в стройные ряды санкюлотов и будут, в свою очередь, с энтузиазмом унижать и уничтожать других людей. У небезызвестной Зои Космодемьянской дед, деревенский священник, был большевиками убит, отец не то сослан, не то сам от греха подальше сбежал с семьей в Сибирь, только родственные связи в Наркомпросе позволили в Москву вернуться, а дочка с энтузиазмом "выжженную землю" устраивала русским крестьянам  заодно с немецкими оккупантами.

Сообщество, имеющее позитивную основу, своего от чужого отличает легко: говорит на том же языке, по той же профессии работает, на той же улице живет – вот вам и опора для  солидарности, для защиты общих интересов. Но если основа – только дружба "против", вроде, например, солдатской дружбы на войне, "своим" стать невозможно иначе как убивая врагов. Коль скоро санкюлот кроме как "против" не умеет дружить, важнейший критерий лояльности в его сообществе – готовность убить всякого, на кого укажут, или хотя бы взять на себя моральную ответственность за такое убийство. "Повязывание кровью" было на первом этапе тоталитаризма  важнейшей скрепляюшей силой, но… не прошло и десяти лет, как обратилось это явление, совсем по Гегелю, в свою противоположность. То самое, что вначале укрепляло тоталитаризм, на следующем этапе разрушает его.  

Казалось бы: всех врагов победили, всех неверных обратили, власть захватили, живи – не хочу! Но как санкюлоту жить, если убивать больше некого? Утерян смысл жизни, поскольку и вся-то его жизнь есть борьба, а утопия чего-то не торопится воплощаться. Остается еще, правда, надежда на внешнюю войну, каковую, в меру премудрости и разумения, всячески стремится приблизить товарищ Сталин, но война-то еще когда будет, а жить-то надо каждый день!

Каждый санкюлот точно знает, что непреложные, хотя и не очень постижимые (ну, не требуется же от каждого христианина  догмат троичности понимать!) законы истории железно обещают ему победу, так что усомниться в светлом будущем не может. Комсомольцы-добровольцы,/Надо верить, любить беззаветно /Видеть солнце порой предрассветной - Только так можно счастье найти! (Е. Долматовский). Типичное требование любой религии­ – невидимое  прозревать очами веры.

 В религии же все неудачи автоматически списываются в рубрику «за грехи». Если по соответствующей теории счастье должно состояться автоматически, как только все препятствия уберут, остались, значит, какие-то препятствия, которых мы, по слабости нашей,  доселе не углядели. А поскольку «препятствия» – это  не что иное как люди, которых надо либо уничтожить, либо –  в идеале – перевоспитать, значит, не всех еще убили и недостаточно эффективно воспитывали. Не иначе как они, суки, затаились и притворяются самыми, что ни на есть идейными, но мы их выведем на чистую промокашку!!!

Не важно, что сами "затаившиеся" ни сном, ни духом не помышляли о враждебности, ведь санкюлотские репрессии  изначально направлены не против тех, кто делал, говорил или хотя бы думал что-то вредное, а против принадлежащих к определенной категории, которая, согласно единоспасающему учению, объективно препятствует созданию земного рая. Если учение расовое – евреи, если классовое – буржуи. Но эти все же обладали некими отличительными признаками – не формой черепа, так хоть графой в анкете. "Кулак" – это, понятное дело, кто урожай ни разу не пропил или даже просто в колхоз вступать отказывается. А вот как прикажете разоблачать тех, у кого при стопроцентной лояльности и национальное, и социальное происхождение – комар носа не подточит?

 В лучшем случае они – мирные, аполитичные обыватели, а в худшем даже и самые, что ни  на есть, идейные коммунисты. Не важно, что возвышением своим они нередко обязаны революции, преданы ее целям и много пользы стране принесли… Нет-нет, вы только не подумайте, что одних идейных брали, с Евгенией Гинзбург сидела, помнится, в камере старая деревенская бабка, которую троцкистской назначили, она же, поскольку и имени Троцкого отроду не слыхала, изо всех сил доказывала следователю, что никакая она не трактористка... Возможно, эти люди  даже и сами заблуждаются насчет своей функции в этом мире, но, оказывается, объективно работают на проклятый капитализм. Разумеется, товарищ Сталин такую возможность расправиться с актуальными и потенциальными соперниками упустить не мог, но ведь в общем-то числе убиенных они – капля в море.

Если на первом этапе поощрялся новаторский, творческий подход, то на втором, напротив, всякая инициатива наказуема, ибо в атмосфере активного поиска врагов под всеми кроватями любое несанкционированное шевеление привлекает внимание и может оказаться роковым. Господствует трамвайный лозунг "Не высовывайся!". Страна затоплена лавиной доносов. Это – символ, апогей власти санкюлотов, и в то же время – заминированный тоннель от Бомбея до Лондона, прорытый под самым сердцем этой власти. Потому что в ситуации, когда всякий может по чистой случайности угодить в мясорубку, скрепленная было кровью общность рассыпается в прах, никто никому не верит, никто ни на кого не полагается. Вместо царского пурпура всеобщего братства оказывается наш санкюлот у разбитого корыта одиночества в толпе.

 А в одиночестве удачлив только циник. Покуда идейные борцы на полном серьезе выясняют, кто из них убежденнее и кто объективно способствовал чему, циник спокойно «уклоняется вместе с линией партии» не помышляя ни о каких утопиях. У него запросы куда скромнее: повышение личного благосостояния, в крайнем случае – умри ты сегодня, а я завтра.

 Как годы спустя правильно резюмировал Н. Коржавин:      

Что твердо веря в правду класса,
Они не знали правд иных:
Давали сами нюхать мясо
Тем псам, что после рвали их

 Уел-таки Ваня Присыпкин  Владимира Маяковского, только вот явился он уже не в прежней, наивно-потребительской, а в новой, страшной ипостаси. Он коллективизацию прошел, возможно, даже сам был раскулачен, голод колхозный на собственной шкуре испытал, не только в красивые идеи про всеобщее счастье не верит, но и в простую человеческую порядочность. Для него однозначно – человек человеку волк. Павка Корчагин последним здоровьем рискует, чтобы в замерзающий Киев дрова привезти, а товарищ Жданов целый год колупается, прежде чем кое-как наладить снабжение подыхающего с голоду Ленинграда… еще бы, над ним-то самим-то не каплет.

 

А впрочем, экономика тоталитарная – это вообще отдельная песня. Понятно, что «плановое хозяйство» на уровне национализации курей работать по определению не может, а может только бюрократов плодить – сидя в Москве, все гвозди сапожные во Владивостоке ни на каком компьютере пересчитать не получится. Но это все – еще цветочки.

Subscribe

  • Государство – это…

    Вселенский опыт говорит, что погибают царства не оттого, что тяжек быт или страшны мытарства. А погибают оттого (и тем больней, чем дольше), что…

  • Про Сола Алинского и не только

    Ненавистники знати, вы хотели того ли? Не сумели понять вы Народа и Воли. Он в подобной заботе нуждался едва ли, - Вас и на эшафоте мужики…

  • (no subject)

    Только что обнаружила: немцы про "корону" замечательный неологизм придумали: ПЛАНДЕМИЯ.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments