September 9th, 2013

Горе луковое

Ситуация в Сирии и вокруг – штука непростая, попробуем разобраться в ней, снимая слой за слоем, как бы «раздевая луковицу».

1.     Что происходит на самом деле.

По большому счету – гражданская война. Но с очень серьезной поправкой на особенность государства – одного из многих, созданных после Первой мировой европейцами на развалинах Османской империи. Границы они (т.е., англичане с французами) проводили, как им было удобно, местное население не спрашивали, и теперь оно, население (алавиты, сунниты, курды – это общины крупные – а есть еще всякая мелочевка, типа разнообразных христиан), принялось выяснять отношения с привлечением, по возможности, единомышленников, родственников и просто спонсоров извне. Отметим, что в плане демократии и гуманизма – вернее, отсутствия таковых – различий между сторонами определенно не наблюдается. Кто там прав и кто виноват? С таким же успехом попробуйте рассудить европейцев времен Тридцатилетней войны.

2.      Что тут можно поделать?

А ничего. Дать им самим разобраться, кто у них главным будет, или где границы между собой проведут. Вмешательство извне, которое участники старательно расширяют, каждый со своей стороны, может, конечно, определить, кто кого первый вырежет, но уж предотвратить резню определенно не поможет. Единственной эффективной альтернативой была бы вечная и бесконечная оккупация, чтобы 24 часа в сутки тащить и не пущать, но не вижу я чего-то желающих столь героическое деяние произвесть. Можно бы, правда, мобилизовать тех, кто громче всех защищает права сирийского человека, снабдить их самым современным оружием (пусть даже не очень представляют они, с какого конца оно стреляет), только, боюсь, они тут же вспомнят, что тоже человеки и, главное – убежденные пацифисты.

3.      Кто применил химическое оружие?

А черт его знает. Обе стороны равно способны на это и равно способны на имитацию этого, дабы противника подставить. Но главное – это совершенно все равно. Тем, кого при этом убили, в общем, уже без разницы – химией их или физикой. По официальным подсчетами было их 1429 человек, а всего за время войны в Сирии погибло, по данным правозащитников, 110371, прошу заметить, от оружия вполне конвенционального. Я лично до сих пор понять не могу, чем газовые камеры хуже Бабьего Яра. А Пол Пот – так тот и вообще без никаких стрелялок, простой огородной тяпкой три миллиона человек на тот свет спровадить сумел. Было бы корыто – свиньи-то будут.

4.      Так отчего же Запад так возбудился?

Заявленная причина беспокойства - распространение оружия массового поражения. Такое сильнодействующее средство желают «цивилизованные» в своей власти хранить, чтоб не попало в руки каким-нибудь там фанатикам. Желание вполне объяснимое, жаль только – неосуществимое. Из всех видов ОМП именно химическое самое дешевое, простое в производстве и употреблении, затормозить его расползание удалось почти на сотню лет, но… Всякое новое оружие скорее рано, чем поздно, всегда становилось достоянием всего человечества, вот и этому, видно, время пришло. А поскольку всякий раз с исчезновением монополии на очередное достижение технического прогресса бывшие ее обладатели сходили вскорости с исторической сцены, объяснение, вроде бы, правдоподобное, только вот…

5.      Чем хрен слаще редьки?

Скажите пожалуйста, чем действия Асада принципиально отличаются от действий Саддама, когда он в 1987-1988 году химические бомбы на курдов скидывал? И жертв ведь не меньше было, но никого это не колыхало, покуда он в Кувейт не полез. Почему, объясните вы мне, атомная бомба у Ирана – светопреставление, а у Пакистана – как будто так и надо? И наконец, почему сербов, что Косово отдать не хотят, бомбить можно, а Судан, что в Дарфуре безобразничает – никак нельзя?

Ответ очевиден: весомость любого конфликта определяет не количество трупов, не перспективы развертывания во времени и пространстве и даже не использование средств массового поражения, а только и исключительно количество газетных строк и минут в новостях зомбоящика. Кто прав – кто виноват, не судьи нынче определяют, а журналисты. Что раздуют они – то и есть преступление, а про что промолчат – то просто мелочи жизни.

6.     Где кончается полиция, и где начинается Беня?

В каких случаях определенные действия раздуваются, а в каких – замалчиваются? Ответ: замалчиваются, когда они совершаются политическими и военными деятелями суннитского ислама, а раздуваются – когда совершаются их противниками. Все равно, какими. Сербам в Косово, евреям в Газе, алавитам в Сирии или генералам в Египте всякое лыко в строку, про них мировые СМИ готовы растрезвонить, чего и на свете не бывает, зато албанцы, палестинцы, «Братья мусульмане» или сирийские «бунтовщики» белыми и пушистыми остаются всегда. Оттого ли, что саудовцы и прочие нефтяные шейхи с Америкой давно уже дружбу водят, или оттого, что сами не первый год по всему миру в СМИ деньги вкладывают, но – факт налицо.

Разумеется, Америка (как, впрочем, и прочие державы) союзников выбирает не по моральной безупречности, не даром какому-то американскому президенту приписываются слова: «Сукин сын, конечно, но это – наш сукин сын». В выборе ничего не изменилось, но изменились коренным образом отношения с ними. В Корее или Вьетнаме воевали американцы, защищая союзников от нападения врагов, но чтобы по заданию союзников объявлять кого-то врагами, первыми нападать, тратя миллионы и рискуя жизнью своих солдат – такого прежде не случалось. Вернее сказать, не случалось до 1999 года, когда американские бомбы обрушились на Белград.

7.      Кто тут хвост, и кто собака?

Тогда на этот аспект как-то не обратили внимания. Говорили о подкладывании свиньи русским – давним и естественным союзникам сербов – о каких-то неопределенных интересах Европы, даже об отвлечении внимания от скандала с Моникой Левински. А на самом-то деле выполнялся «социальный заказ» Саудии, прикрывшей единоверных албанцев. Сегодня, когда готовится вмешательство в борьбу за власть между шиитами и суннитами в Сирии, эту связь проглядеть уже невозможно.

Раздели луковку и получили в сухом остатке: есть в современном мире сила, что Америку – флагман Запада – под свою дудку заставляет плясать. Представляете? Америку со всей ее наукой-техникой, долларами и золотым запасом, авианосцами, танками и космическими ракетами. Америку, что суннитов этих задрипанных на одну ладонь посадить, другой – прихлопнуть может, но… не прихлопнет, нет. И не в суннитах дело, они, может, и сами калифы на час, а в том, что при всем могуществе – внутри подломилось что-то в державе. Ее можно достать, ею можно манипулировать – только подход найти. Из ведущего превратилась она в ведомого.

Похоже, уже навсегда.