August 18th, 2014

Пейзаж после битвы

Вот мысль, которой весь я предан,
Итог всего, что ум скопил.
Лишь тот, кем бой за жизнь изведан,
Жизнь и свободу заслужил.
Так именно, вседневно, ежегодно,
Трудясь, борясь, опасностью шутя,
Пускай живут муж, старец и дитя.
Народ свободный на земле свободной.
Й-В. Гете

Только пожалуйста, прошу вас, не утешайте меня. Не рассказывайте, что ХАМАС, мол, пострадал больше, что это, вроде как, победа по очкам… Потому что ежу понятно, что его потери быстренько восстановят сердобольные спонсоры — от Франции до Ирана включительно — а нам за все эти дорогостоящие примбамбасы из своего кармана платить. И количество трупов им, опять же, для пропаганды полезно, а бабы новых нарожают и бодро вырастят на ООНовских харчах. Тем более что спектакль, как выяснилось, еще не окончен и грозит обернуться новой “войной на истощение”.

Но и лапшу на уши мне не вешайте, что-де Биби струсил, мог, да не захотел… Потому что проиграна была эта то ли война, то ли полицейская операция, не вчера и проиграл ее не Биби, а дело было в Осло 20 лет назад. Именно там и тогда угодила наша страна в ту э-э-э… ситуацию, в какой поныне пребывает. Ситуацию, в которой защищаться трудно, а выиграть невозможно, ситуацию, мощно стимулирующую издевательские антисемитские претензии под видом апелляции к “международному праву”. Давно уже не секрет, какую роль сыграли в “мирном процессе” судорожные попытки левой элиты любой ценой сохранить власть и уничтожить удачливого конкурента — религиозных сионистов, опорным пунктом которых являются, в частности, поселения.

Но мне сейчас хочется поговорить о другом, не менее важном, аспекте, который почему-то систематически упускают из виду — хотя не заметить его, вроде бы, никак невозможно.

С кем, мы, собственно, воюем? С палестинцами? С таким же успехом можно утверждать, что 22 июня 1941 года на СССР напала Вторая танковая группа под командованием генерал-полковника Гейнца Гудериана. Хотя она, бесспорно, это проделала, описание будет не совсем адекватным, если мы умолчим, что кроме ребят Гудериана там еще был, на минуточку, целый вермахт со своими штабами, походными кухнями и танкоремонтными мастерскими. С самого начала Израиль сражался с арабской коалицией, состав которой менялся, но угроза оставалась всегда. Так вот, сегодня мы сталкиваемся с новым противником, гораздо более опасным, чем до сих пор.

Этот противник не стреляет, не бегает, ракет не пускает и не копает туннели, он просто обессмысливает любую военную победу, заботливо восстанавливая и усиливая потенциал врага, во всех ООНах и прочих говорильнях стеной встает на его защиту, темпераментно объясняя, что убийство евреев есть естественное право человека. Даже если поверить, что европейско-американские поставки действительно содержат только необходимое для жизни гражданского населения, то и тогда они освобождают ХАМАС от этой головной боли, давая ему возможность сосредоточить все средства и усилия на уничтожении нас. Все антисемитские учебные пособия для школ, все камуфляжные формы для игр в детском садике — гроша ему не стоят. Широко разрекламированный контроль над использованием выделяемых средств, поскольку вообще осуществляется, сводится к тому, чтоб не воровали, а все тратили на погром, на каковой им и выделено было.

Давайте уже определимся: не с какими-то недоразумениями и разногласиями мы дело имеем, а с военными действиями, для которых ХАМАС поставляет только бойцов да трупы, а все остальное — включая дипломатию, снабжение, освещение в СМИ (с точностью до наоборот) и т.п. обеспечивает Запад. И пусть не вводит вас в заблуждение свобода слова, благодаря которой наши немногочисленные друзья имеют шанс высказываться открыто — к сожалению, нет у них возможности повлиять на процесс. Вся государственная машина Европы, как 70 лет назад, активно подключилась к нашему уничтожению.

Причин для этого у нее более чем достаточно — от структурного кризиса, по случаю которого вновь взыграл антисемитизм, до вымирания носителей традиционной культуры и мусульманского нашествия, при котором тот же антисемитизм сильно облегчит остаточным европейцам переход на положение зимми. Не позабудем и вошедшую в моду с конца 20-го века манеру искупления своих грехов чужими жизнями: Нам очень стыдно за то, что были колонизаторами, и потому мы с готовностью отдадим на заклание южноафриканских буров, ближневосточных христиан и даже египетских генералов, которые, правда, колонизаторами не были, но их ликвидация сильно повысит нашу самооценку. А уж с евреями-то не церемониться и вовсе сам бог велел.

Запад стал нам врагом не вследствие нашего поведения, будь оно правильным или ошибочным — все равно. Мы можем стрелять или не стрелять, попадать или не попадать, поджаривать арабов под хреном или менять им подгузники — это никого не интересует. Картинку в телевизоре сконстраляпать можно любую — был бы заказ, а в полезных идиотах, что тут же руки заломят и слезами изойдут, тем более, недостатка не ощущается.

Можно, конечно, разглядеть в европейской позиции некоторую противоречивость, напомнить обо всех экономических, научных и культурных связях, но важно уловить, в какую сторону развивается ситуация, и направление это, поверьте, не радует. Европа стала нам врагом, потому что утратила внутреннюю стабильность и традиционную культуру, утратила мировое господство и стала данником зарождающегося халифата. Стоит ли гордиться титулом “единственной демократии Ближнего Востока”, когда даже страны куда более мощные с давней демократической традицией стабильно проигрывают одичалым бандам внутри и авторитарным режимам на международной арене?

Америка еще не зашла так далеко по пути распада, хотя и там перспективы не слишком лучезарные, но у нее — свои проблемы. По окончании холодной войны Израиль для нее превратился в тот самый чемодан без ручки: бросить невозможно — не только из-за нерастраченной популярности в народе, но и из-за тесного сотрудничества — то самое сакраментальное “он слишком много знал”, да не только (и не столько!) военные секреты, сколько — как оно там у них устроено в коридорах власти. Вот намедни Обама с яростью обнаружил какие-то связи в обход его президентского величества: финансирование пробивают через конгресс, поставки вооружения напрямую из Пентагона… Так просто не сковырнешь, а поддерживать тоже расчета нету, портит всю картину дружбы с нефтяными шейхами. Единственный выход: сделать их жизнь невыносимой, чтобы сами ушли. Вот этот вариант и разрабатывается последние 20 лет.

Представляю себе, как радовались наши леваки мощной поддержке “большого брата” в борьбе против опасной конкуренции религиозных! Это же было гениальное изобретение: “Поселения — главное препятствие на пути к миру!”, — тогда как на самом деле поселения были и остаются главным препятствием на пути увековеченья власти левых. Но в то же время многие из них (этого левые как-то вот не учли) — главным препятствием на пути разрушения государства Израиль. И тактически — занимают пункты наиболее удобные для обстрела наших городов, и стратегически — в них вырастают хорошие солдаты, и идеологически — вцепиться в землю и ни шагу назад.

Левые — не учли, зато “большой брат” — учел, и с дальним прицелом, причем, они-то, полагаю, не ожидали от него такой подлянки. Помню, сразу после ухода из Ливана у Барака сорвалось нечаянно: “Меня предали”. Но пути назад уже не было. Оставалось только судорожно цепляться за тех, кто предал, уповая на то, что не откажутся они от единственной надежной базы на беспокойном Ближнем Востоке.

Но все на свете течет, все меняется. Скушавши 11 сентября и проигравши пару-другую войн, задумались американцы, а стоит ли им с этим беспокойным регионом вообще связываться. Углеводородов-то у них и своих хватает, а если еще сланцы привлечь… Европе, правда, похуже, но… да и ну ее совсем, Европу эту, с нее помощи — что с козла молока. Пусть уже эти самые, ближневосточные, между собой отношения выясняют, а мы сговориться постараемся с потенциальными победителями этих разборок.

Collapse )