April 12th, 2015

Неужели в самом деле?..

— Но если все охвачены одним
Безумием — не на день, а на годы?
Идет потоп — и он неудержим
И увлекает целые народы!
Так что же может слабый человек
В кошмаре, чей предел непредсказуем?
Что может он, когда безумен век?
И кто виновен в том, что век безумен?

Ю. Ким

А вот как вы думаете — Европа Россия все-таки или не Европа? Я лично думаю, что таки да. Ну, то есть, не совсем, конечно. Различия всем известны и много раз описаны:

У французов шоколад,
А у нас рассольник.
У французов депутат,
А у нас крамольник.

По-французски сосьете,
А по-русски шайка,
У французов либерте,
А у нас нагайка.
В. Валентинов

Вопрос — что главнее, различия или сходство. Так вот, мне кажется, что сходства на сегодняшний день все-таки перевешивают. Судите сами.

Расстреляли в Париже средь бела дня редакцию как бы юмористического журнальчика. Не думаю, чтоб французам очень его было жалко — не представляю, кому вообще может нравиться такая похабная мазня — но вполне понимаю, что жалко государству французскому своей нормальной монополии на насилие на контролируемой территории. Не дело это, чтоб какие-то пришельцы французам диктовали, какую похабщину разрешать, а какую — наоборот… Ну и что в результате?

А ничего. Утерлись наши свободолюбцы и взяли соцобязательство, никаких карикатур отныне ПРО ЭТО не рисовать, тихо смирились с тем, что не они уже больше решают, что тут можно, что нельзя.

Расстреляли Бориса Немцова в Москве, под боком у Кремля. Не думаю, чтобы тов. Путину, равно как и 85% прочего российского населения, очень его было жалко. Но не сомневаюсь, что очень жалко Путину утратить в России монополию на насилие. И что не так он глуп, чтобы опасности этой не видеть… Ну и что в результате?

А ничего. Выслушали Кадырова, который открытым текстом сознался, что его рук дело — и заткнулись. Ну разумеется, следствие еще не закончено, но по всему видать — смирились с тем, что не они уже больше решают, что тут можно, что нельзя.

Те и другие сдались, поскольку поняли, что сопротивление бесполезно, а бесполезно оно в обоих случаях по одной и той же причине: противник решительнее, сплоченнее, целеустремленнее одряхлевшего и раздробленного общества Европы. Но то, что происходит на развалинах бывших империй, никак не вписывается в картину мира имперской нации. Они-то думали, что от великого душевного благородства колонии освободить соизволили, или, наоборот, большую ошибку совершили, распустив «союз нерушимый»… во всяком случае — это было в их власти, и не могут они вместить простого факта, что власти той больше нет.

И что же происходит, когда общество (не просто власть имущие, но общество в целом!) не в силах примириться с реальностью, не в силах воспринять себя не таким как хочется, а таким как есть? Естественно, срабатывает классическая схема:

Господа! Если к правде святой
Мир дороги найти не умеет —
Честь безумцу, который навеет
Человечеству сон золотой!

П.Ж. Беранже

Collapse )