August 1st, 2015

От Нюрнберга до Гааги

                                          

Если ты поешь не с нами,

Знай – молчишь ты против нас!

     А. Дулов

Последнее время все чаще сталкиваюсь с тенденцией, оценки в истории Второй мировой выдавать наборами, как в блаженной памяти советской торговле: хочешь пятитомник Вересаева – бери в нагрузку брошюру "Разведение моржей в условиях полярной зимы". Хочешь нацизм осудить – бери в нагрузку восхваление коммунизма, хочешь Холокост вспоминать – не забудь и про бомбежку Хиросимы и Дрездена. Так я вам прямо скажу, что восторга эта тенденция во мне не вызывает. Объясняю, почему.

Научное познание есть познание анализирующее, расчленяющее, определяющее, что в разных явлениях общего и что различного. Идеологическое же сознание, напротив, синтезирующее, объединяющее, наклеивающее ярлыки типа "свой/чужой" или "плохой/хороший".

Если война закончена, уходит в прошлое, последние участники вымирают и новой на горизонте не предвидится – самое время эмоции успокоить и заняться научным анализом, дабы на трезвую голову выяснить, что приключилось и нельзя ли это будет в дальнейшем предотвратить. Тот, кто шнурует "наборы", напротив, не в мире заинтересован, а в новой войне, для которой загодя создает идеологию, используя как сырье не опыт, а исключительно эмоции войны предыдущей. Их же использует он и в качестве оружия, объявляя всякую попытку, разобраться с фактами "кощунством и глумлением над памятью жертв". Вспомним хотя бы, как чуть ли не в отрицании Холокоста Виктора Суворова обвиняли, притом, что он, конечно, наряду с дельным много сомнительного наговорил, но вот о Холокосте не сказал вообще ни словечка.

Это я все к тому, что мое отрицательное отношение к Нюрнбергскому процессу никоим образом не означает положительного отношения к осужденным. Давайте смоделируем ситуацию: Вор-домушник ночью на дело шел, споткнулся о выбоину на асфальте и сломал ногу. Мне его не жалко нисколечки, чтоб ему, паразиту, и голову сломать, но значит ли это, что я должна одобрять асфальт с выбоинами?

Нюрнбергский процесс и есть такая выбоина на асфальте, от которой, в свое время, пострадали реальные преступники, но с тех пор регулярно страдают невинные люди. Попробуем разобрать дело с трех сторон: война, террор и законодательство.

Collapse )

Продолжение следует

От Нюрнберга до Гааги

Часть III: Закон

Закон – что дышло:

Куда повернешь – туда и вышло.

    Русская пословица

Все на свете законы – писаные и неписаные, имущественные и уголовные, справедливые и не очень – предусматривают санкции за нарушение. А санкции может накладывать только реальная власть, будь то государство, феодал или совет старейшин. И коль скоро реальная власть в Германии или России утверждает Нюрнбергские законы или знаменитую 58ю статью, никаких законных претензий исполняющим их предъявить невозможно. И более того – коль скоро такие законы были приняты и не вызвали бунта, значит, большинство населения признало их необходимость.

Только не надо, не надо мне доказывать, что на самом деле законы эти для породившего их общества были вредны – я это и сама кому угодно доказывать готова, но нет на свете инстанции, которая может их отменить, покуда общество само не вразумится – военным поражением, экономическим крахом или еще какой-нибудь напастью, иначе – никак.

В том-то и состоит банальность зла, что не с неба оно свалилось, не "угнетательским структурами" навязано, а свойственно человеку и человечеству не менее, чем добро, и соотношение их в истории колеблется, но, по сути, не меняется, меняются разве что формы их проявления. И никакими законами изменить это невозможно, ибо закон, вопреки мнению прогрессистов и просветителей, не для того предназначен, чтобы в невежественной толпе посеять разумное, доброе, вечное, но только и единственно для удобства практического применения правосознания этой самой толпы в данное время и в данном месте. В противном случае – никакой это не закон, а чистый пиар, вроде "сталинской конституции", которую никто и не думал никогда исполнять.

Не в том даже беда, что на процессе в Нюрнберге, рассудку вопреки, наперекор стихиям, новые законы на коленке клепали, да еще, против всяких правил, норовили и обратной силой их наделить, а в том, что был там от начала подлог. Взяли законы, хорошие и правильные, действовавшие в мирное время в государствах западной цивилизации под реальной властью соответствующих правительств, и перерисовали с мира на войну, с упорядоченного общества на "международную обстановку", где закон тайга, а прокурор медведь, и с конкретной цивилизации на все человечество. Ну и, естественно, получились сапоги всмятку.

Collapse )