August 18th, 2015

Открытое письмо Льву Новоженову из Тель-Авива о сущности любви.

Уважаемый господин Новоженов!

Должна сознаться, что заметка ваша вызвала у меня глубокое умственное изумление. Так вот прямо и заявляете: Раз тебя не любят, значит ты еврей.

Еврей — это тот, кто не может подтянуться на турнике. У него мокрый нос. Потные руки. Они жадные и у них много денег. Поэтому, чтобы не быть евреем, надо было быть сильным. И хорошо учиться. И давать взаймы, кто ни попросит.

Хотя в вашем описании есть серьезная фактическая ошибка: "хорошо учиться" – это как раз самый что ни на есть еврейский признак, за который ох как не любят нашего брата, но это-то как раз мелочь. Важнее ваше утверждение: По мне — это те, кого никто не любит. Можно бы, конечно, уточнить, в какой цивилизации и по какой причине, но – вы правы – это не обязательно. Куда интереснее – вывод, который вы из этого делаете: Раз тебя не любят, значит ты еврей, что бы там у тебя в роду не было записано. Но так ли это?

Бессмертный капитан Врунгель точно определил: "Каждая селедка – рыба, но не каждая рыба – селедка". Хомо как бы сапиенсы себе подобных вообще не часто любят, и причины тому бывают самые разные. Подозреваю, что большинство несчастных и нелюбимых в этом мире навряд ли согласится, в евреи себя записать. Вспомните хотя бы плачевную историю наших отношений с афроамериканцами… А ведь начинали мы их вот именно под столь точно сформулированным вами девизом: Потому что я еврей. Я хочу быть с теми, кого никто не любит. Мы к ним, стало быть, с открытой душой, а они нас – фейсом об тэйбл? За что же такая немилость?

Лет 30 назад один французский священник сформулировал истину, которую я позволю себе перефразировать на русский лад (иначе полтекста придется потратить на разъяснения, про кого говорил да по какому поводу): Чтоб опрощения возжаждать, родиться надо графом Толстым – настоящий мужик всю жизнь хоть в мещане мечтает выбиться.

Так вот, евреи, последние два тысячелетия прожившие в роли этого самого "настоящего мужика", и выбивались как умели: кто в физики, кто в лирики, кто в гении, кто в миллионеры, кто в полководцы, а кто и в создатели собственного государства. Но вы, господин Новоженов, и ваши единомышленники пошли другим путем: блуждаете по градам и весям в поисках КОГО-ТО ДРУГОГО, кого можно будет вместо себя пристроить на должность "ну самого распоследнего", и храбро бороться за его права, занявши место в авангарде прогрессивного человечества, в результате чего оно (человечество) ну просто никак не может нас не зауважать.

За собственные свои права бороться как бы нескромно, да, правду сказать, и не слишком перспективно, а тут – стоим все в белом, да контрабандой заодно через черный ход, может, и свое равноправие (ну, хоть частичное!) протащить удастся. Обратите, например, внимание на ну очень прогрессивную Нью-Йорк Таймс – что она в свое время (не)писала о Холокосте. Интересно бы, кстати, сравнить это с ее описанием борьбы черных за гражданские права… Вспомните, с какой дрожью в голосе коллектив "Яд Вашем" за страждущих албанцев заступался во время югославской войны. Как если бы звание "жертвы" за особые заслуги присваивалось и автоматически обеспечивало моральное превосходство.

И более того – именно статус жертвы есть, согласно вашему утверждению, если не единственное, то уж точно главное содержание еврейства: По мне — это те, кого никто не любит. Раз тебя не любят, значит ты еврей, что бы там у тебя в роду не было записано. По вашим понятиям нет, стало быть, у евреев ни истории, ни культуры, ни общности (ну, хотя бы в масштабе семьи) – вообще ничего нету, кроме графы в анкете, черт бы ее забодал, да еще кучи разных крупных и мелких неприятностей. Понятно, что при таком подходе есть смысл по сторонам озираться в поисках, куда бы слинять с такой обременительной должности.

Не знаю, вправду ли сегодня русские самые несчастные (я-то в России уж 20 лет как не живу), но даже если предположить, что так оно и есть – скажите честно, господин Новоженов, вы уверены, что они захотят вас принять? Тем более, что они в последнее время очень активно окучивают "русофобию" (что бы сие ни означало), отстаивая звание самых-самых несчастных и нелюбимых на шаре земном. Вы думаете – они этим титулом согласятся делиться с какими-то там евреями?