June 8th, 2021

Они же были хорошими немцами (Памяти прадеда и прабабки посвящаю)

Перевод с немецкого (https://www.achgut.com/artikel/sie_waren_doch_gute_deutsche)

Михаль Корнблюм, студентка из Мюнстера, 1997 года рождения. Пишет о Германии, но сдается мне, проблемы эти существуют не только там.
               переводчик

Шесть скатертей, 15 салфеток, 12 пар чулок – я просматриваю аккуратно составленный список имущества, подписанный прадедом и прабабкой 8-го апреля 1942 года. Они были уважаемыми гражданами города Ратенау, владели магазином мужской одежды. Мой прадед был председателем еврейской общины, значит, активно участвовал в ее жизни, но особой религиозности в семье не было, она была ассимилированной, по всем статьям немецкой. К предостережениям не прислушивались, они ведь немцы, что с ними может случиться… 14-го апреля 1942 года они были депортированы, в том же году убиты.

Немецкие евреи полагали тогда, что нацисты целят только в ортодоксальных местечковых пришельцев, таких, знаете, как представляют их: с пейсами, в кипе и черной шляпе. Многие евреи, нерелигиозные, владевшие нормальными профессиями, считавшие себя частью немецкого общества, тем более занимавшие высокое положение, в особенности в науке, верили, что они вне опасности. Мы уже знаем, чем кончилось тогда, но у многих немецких евреев я обнаруживаю совершенно такое же восприятие сегодняшнего антисемитизма: нацелен он, якобы, только против сионистов и израильтян.

Тема ближневосточного конфликта и политики Израиля каждому еврею с детства знакома. Не знаю, хорошо ли это, ведь даже еврейские дети в десятилетнем возрасте не очень-то разбираются в сложностях геополитики, да, честно говоря, и интересы у них другие. И потому еврейские дети в большинстве своем (как я когда-то) вооружаются аргументом, помогающим неприятную тему обойти: "Я не израильский гражданин и за его политику не отвечаю".

Да беда-то вся в том, что слишком уж привычной становится простая отговорка, за которой удобно прятаться долгое время уже по достижении совершеннолетия. К сожалению, за нее хватается бОльшая часть еврейской общины Германии. Множество евреев осуждают антисемитские выпады и демонстрации протеста перед синагогами, потому что большинство евреев Германии – не граждане Израиля и ответственности за него не несут. Но ответственность несут, как правило, за плохие поступки, достойные осуждения; выходит, пропалестинская сторона, по сути, права, просто к ним в синагогу со своими претензиями не по адресу обращается. Израиль защищается от террора ХАМАСа, а множество немецких евреев спешат от него отмежеваться. Из чего вполне логично следует вывод о легитимности демонстраций протеста против Израиля перед его посольством.

Значит, от антисемитских нападений мы будем избавлены только если согласимся отмежеваться от Израиля?

К сожалению, многие немецкие евреи из трусости недостаточно поддерживают Израиль. Ведь солидарность с Израилем – это не просто раз в два года туда слетать и вывесить в инстаграме #jewish свое фото с задумчивым видом у Стены Плача. Однажды во время посещения Израиля пожилой кибуцник сказал мне: "Хотите вы или не хотите – в диаспоре вы все равно будете постпредами государства Израиль. Учите историю, добывайте информацию и представляйте его достойно!".

Каждый еврей может в любой момент переселиться в Израиль, это факт, все мы – его потенциальные граждане. Израиль – страхование жизни для каждого еврея, он представляет нас всех. И мы должны, со своей стороны, отвечать ему тем же. Но я чувствую, что для многих евреев Израиль – не более чем "запасной аэродром" на крайний случай, они не считают нужным здесь, в Германии, открыто встать на его сторону.

А по-моему, столь строгое отделение евреев от израильтян просто смешно, это же чистая формальность. Все мы, независимо от гражданства, в конце концов – один народ, единое целое, которое не разделить. Но, к сожалению, многие евреи, осознанно или неосознанно, позволяют политикам и СМИ использовать их как бы нейтральную или даже прямо антиизраильскую позицию. Как если бы евреи в Германии имели право жить без антисемитских нападений только если согласятся отмежеваться от Израиля.

Недавно я с ужасом обнаружила, что еврейская община, в которой я числюсь, соавтор "Призыва к борьбе против антисемитизма и антиисламизма" (Aufruf gegen Antisemitismus und Antiislamismus):

"Участники Круглого Стола авраамических религий в Любеке ошеломлены многочисленными проявлениями антисемитизма в Германии. В такой ситуации большую тревогу вызывает также и антиисламизм. Мы со всей решимостью отвергаем антисемитизм! Мы со всей решимостью отвергаем антиисламизм!
Мы заявляем протест против возложения на находящихся в Германии евреев ответственности за политику государства Израиль. Мы также заявляем протест против возложения на находящихся в Германии мусульман ответственности за политику палестинцев…"

Приравнивание Израиля к Палестине есть извращение фактов

Приравнять антисемитизм в Германии к антиисламизму – это просто карикатура. Сколько еврейских экстремистов за последние дни нападали на мечети и мусульман, жгли палестинские флаги и другие символы или отличились в нападениях на полицию? Точно также приравнивание Израиля к Палестине ("государству", которого нет и не было никогда) есть извращение фактов. Агрессию террористической организации невозможно сравнивать с защитой суверенного демократического государства.

Вышеупомянутый призыв был подписан двумя иудейскими, несколькими христианскими и мусульманскими общинами. Но в этом вопросе моя община меня не представляет. При всем желании не могу понять, по какой причине еврейские "деятели" – вплоть до членов "Центрального Совета" – столь широко рекламируют свое отмежевание от Израиля.

Многие политики подчеркивают неправомерность возложения на немецких евреев и их синагоги ответственности за политику Израиля. Лаима Каддор – специалистка исламоведения и кандидат в бундестаг от партии Зеленых – задает в фейсбуке риторический вопрос: что общего между Израилем и германскими синагогами? Вообще-то ответ на него знает в Германии каждый ребенок… хотя и не такой ответ, какого, вероятно, ожидает госпожа Каддор.

В большинстве знакомых мне синагог Германии вы найдете израильские флаги, и где бы мы ни находились, обращаемся на молитве в сторону Иерусалима. Празднуем в синагоге Йом hаацмаут – день основания Израиля – и Йом hазикарон – день поминания погибших израильских солдат. Завершаем ритуал Песаха словами: "В будущем году – в Иерусалиме", - одна из важнейших наших молитв: "Слушай, Израиль!". К тому же почти у каждого есть в Израиле родня и друзья, так что мы ощущаем (должны ощущать) эту связующую нить.

Искусственный разрыв, который создают между Израилем и немецкими евреями левоориентированные политики, чтобы загладить противоречие между антипатией к Израилю и неприятием антисемитизма – полный абсурд как с исторической, так и с религиозной точки зрения.

Зато современные бандиты – большей частью мусульмане – такого различия не придерживаются. Им все равно, носит ли кто-то кипу, т.е. чисто религиозный признак принадлежности к иудаизму, или какие-нибудь израильские символы. Столь утонченное различение дает возможность осудить нападение в Берлине на человека в кипе, но оправдать брань и угрозы, которые в большом немецком городе услышала моя подруга-израильтянка от нескольких господ арабского происхождения за израильскую нашивку на платье.

Быть такими, какими "немцы" хотят нас видеть?

С истинно немецкой дисциплинированностью мой прадед и прабабка переписали все свое имущество до последних подштанников и носового платка, его конфисковали и использовали для финансирования их депортации. Не помогло, что были они вполне ассимилированными добрыми гражданами Германии. В наши дни многие евреи также одержимы стремлением быть такими, какими хотели бы видеть их "немцы". Возможно, за этим скрывается надежда, "в случае чего" отделаться легче, чем другие. Очень хочется доказать, что они скорее немцы, чем евреи. Политики и общественные деятели нередко получают для "критики Израиля" от столь же "критически мыслящих" евреев "сертификат кашрута": нет, они не антисемиты, но критика Израиля пока что, вроде бы, не запрещена!

Представители нашей общины и Центрального Совета повторяют за немецкими политиками, что Антисемитизм-де проявляется в основном справа, хотя всем известно, что это неправда. Короче говоря, немецкий еврей стремится понравиться. Мы (или, как минимум, наши представители) не хотят поднимать голос, плыть против течения, говорить неудобную правду, которую слушают неохотно. Многие евреи в Германии предпочитают скорее от Израиля отмежеваться, чем утратить симпатию немцев.

Мне стыдно за это раболепство, за то, что многие немецкие евреи без возражений становятся игрушкой в руках политиков и СМИ. Давно пора бы понять, что практически на каждом этапе долгой истории преследований еврей оказывался прежде всего евреем. Каким бы ни был он патриотом, как бы ни отрекался от своего еврейского происхождения, в конечном итоге он оказывался таким же евреем, как и всякий другой. Пора бы немецким евреям усвоить то, что давно уже известно антисемитам: в конце концов, мы – единый народ. Будем же верны себе.