kassandra_1984 (kassandra_1984) wrote,
kassandra_1984
kassandra_1984

Categories:

Что и зачем придумал Шломо Занд

Скажем, показали бы мне кусочек Франции, клочок

доброй старой Англии, парочку швейцарских гор

или какой-нибудь норвежский фьорд, а затем я ткну

пальцем и скажу: вот это я беру себе в отечество.

Тогда бы я им и дорожил. А теперь дело обстоит так,

как если бы человек больше всего на свете ценил то

окно, из которого однажды вывалился.

           Б. Брехт

Выкрест новой формации

Знаете, почему евреи так не любят выкрестов?

Притом, что среди них вполне приличные люди встречаются, вроде Ильи Фондаминского или там Александра Меня, но сверху плавают, конечно, не они, а те, кто в рабском, отчаянном стремлении стать "как все", жаждет примазаться и раствориться, украсть чужую судьбу.

Что и говорить – соблазн велик, особенно во времена интенсивной ассимиляции: Почему это ему можно, а мне нельзя, ведь я совсем-совсем такой же? Помните, как прочувствованно взывает Борис Пастернак:

С тех пор как он себя помнил, он не переставал удивляться, как это при одинаковости рук и ног и общности языка и привычек можно быть не тем, что все, и притом чем-то таким, что нравится немногим и чего не любят? Он не мог понять положения, при котором, если ты хуже других, ты не можешь приложить усилий, чтобы исправиться и стать лучше. Что значит быть евреем? Для чего это существует? Чем вознаграждается или оправдывается этот безоружный вызов, ничего не приносящий, кроме горя?

Чтобы эту беду избыть, Борис Леонидович выдумал христианство. Нет-нет, не напоминайте мне, что христианство на земле появилось веков эдак за двадцать до Бориса Леонидовича, потому что реальное христианство для этой цели не годится и Борис Леонидович придумал другое:

О каких народах может быть речь в христианское время? Ведь это не просто народы, а обращенные, претворенные народы, и все дело именно в превращении, а не в верности старым основаниям. Вспомним Евангелие. <…> Когда оно говорило, в царстве Божием нет эллина и иудея, только ли оно хотело сказать, что перед Богом все равны? Нет, для этого оно не требовалось, это знали до него философы Греции, римские моралисты, пророки Ветхого завета. Но оно говорило: в том сердцем задуманном новом способе существования и новом виде общения, которое называется царством Божиим, нет народов, есть личности. <…> Отчего властители дум этого народа не пошли дальше слишком легко дающихся форм мировой скорби и иронизирующей мудрости? Отчего, рискуя разорваться от неотменимости своего долга, как рвутся от давления паровые котлы, не распустили они этого, неизвестно за что борющегося и за что избиваемого отряда? Отчего не сказали: «Опомнитесь. Довольно. Больше не надо. Не называйтесь, как раньше. Не сбивайтесь в кучу, разойдитесь. Будьте со всеми. Вы первые и лучшие христиане мира.

Правда, авторство этой теории честно приписывается в романе «Доктор Живаго» отставному православному священнику, лишенному сана за еретические взгляды, но Пастернака несогласие реальных христиан не обескураживает, главное – поверить самому. Как выразился любимый еврей Гитлера Отто Вейнингер: "С помощью понятий мы защищаемся от мира. Медленно и постепенно схватываем мы ими весь мир, как схватывают буйно помешанного, связывают по рукам и ногам, с тем, чтобы обезвредить его для той ограниченной сферы, в которой он находится".

Только вот, как сказал один американец, реальность – это такая штука, которая не исчезает даже, когда ты не веришь в нее (что, кстати, блестяще подтверждается самоубийством означенного Вейнингера). Опыт однозначно свидетельствует, что цель не будет достигнута, покуда другие евреи на свете живут и всякий нееврей неизбежно ассоциирует тебя с ними. Так что последовательный выкрест соответствующей категории должен, по логике вещей, стремиться, существование наше прекратить. Поэтому Иоганну Пфефферкорну или Николаю Донину жить мешал Талмуд, а Пабло Кристиани не мог спокойно спать, покуда не докажет мессианства Иисуса.

Но времена меняются. Определение народа по религии, а национальности по галахе соответствует убеждениям иудейских ортодоксов и христианских фундаменталистов, но отнюдь не воззрениям абсолютного большинства иудеев и христиан, так что практическая ценность крещения явственно стремится к нулю. (Я тут не касаюсь тех, что в самом деле по вере христианами стали, вроде Освальда Руфайзена, это – дело личного выбора, который следует уважать). Окончательно вышло из моды «обращение» по циничному карьерному расчету, как у Генриха Гейне, а уж мечтающие о благорастворении в воздухах "почвенной нации", или, пуще того, "прогрессивного человечества" крест на пузо разве что для эстетики, как вишенку на тортик, цепляют – ну там, Мордехай Вануну или Изя Шамир, но кто же в приличном обществе этих отморозков принимает всерьез?

Истинно прогрессивные ревнители ассимиляции не в христиане нынче подаются, а в «общечеловеки», но неизменным остается главное препятствие на пути к заветной цели: реальное существование еврейского народа. Решению этой проблемы посвящена, в частности, книга профессора ну очень общей истории из Тель-Авива и Парижа, доктора околокинематографических наук Шломо Занда "Кто и как изобрел еврейский народ".

О Сталине мудром, родном и любимом…

В центре произведения стоит, естественно, понятие «народ», как справедливо отмечено автором, близкое по значению понятиям «нации», «этноса» и т.д. Нам также сообщается, что до настоящего времени не существует общепринятого определения этого понятия, приводятся примеры, как по-разному определяют его разные ученые. До этого места – все как в лучших научных работах, но далее… По всем правилам должно последовать: «Я со своей стороны согласен с ММ, а не с НН», – или же: «А вот – мое определение», – или: «Прежде чем дать определение я намерен задать контекст». Ничего подобного!

Господин сочинитель определенно намерен оперировать неопределенным термином (притом что это – ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ТЕРМИН его штудии). Был бы он сантехником или футболистом – возможно, мы бы его невежество и простили, но некто, «господином профессором» именуемый, такое может проделать только умышленно. Скоро увидим – зачем.

Однако прежде всего я должна сознаться, что распознала определение, фактически употребляемое, хотя и не сформулированное автором (по крайности, в исходном моменте). Если он действительно хотел утаить его, не надо бы ему соглашаться свой опус магнус на русский переводить, ибо использует он не что иное как сталинское определение «нации». По Сталину «нация» есть нечто, возникшее в Европе за последние 300 лет экономического и социального развития, причем, к чести лучшего друга физкультурников, он (правильно!) остерегается использовать слово «народ». Термином «народность» обозначаются у него как раз этнические сообщества, которые «нациями» не признаются, поскольку нет у них ни определенной территории, ни развитого внутреннего рынка, так что и на самоопределение претендовать они не должны.

Шломо Занд, напротив, заявляет, что «народами» позволительно именовать лишь сталинские "нации", т.е. образования, возникшие в Европе и Америке на базе индустриального общества. Предположим, мы согласимся с этим. Тогда всякий настоящий народ непременно должен обладать собственной территорией, внутренним рынком и кое-чем еще. Практически никогда у него нет общих биологических предков, но есть мифология, в которой говорится, что есть, ее не надо путать с фактической историей.

Всякое настоящее сообщество – будь то национальное, профессиональное или даже просто хорошая семья – всегда имеет свои мифы, материалом для которых могут быть и реальные события, но это не обязательно. Форма (как бы «рассказ из прошлого») не должна нас обманывать насчет содержания: поучение о том, как всегда бывает и происходит все время вновь (например, история Золушки: всякая женщина, выходящая замуж за вдовца, должна разрушить мир покойницы, чтобы выстроить свой, всякая осиротевшая девочка воспринимает это как трагедию, как вытеснение из жизни, но в конце концов она победит, основав свою семью, где сама будет «королевой»). Или еще о том, что всегда (не)надлежит делать в определенной ситуации (история гаммельнского крысолова – назидание держать данное слово).

Предъявите ваши гены

В каждой культуре непременно имеется миф о возникновении соответствующего народа, который, кстати, и в школе изучают. Дети должны усвоить, что они не чужие друг другу, что у них есть друг перед другом определенные моральные обязательства.

Примерно половина книги Шломо Занда посвящена доказательству, что у современных евреев не может быть общих биологических предков. Отчасти (кас. эфиопов и йеменцев) это всем давно известно, отчасти (кас. ашкеназов и сефардов) опровергается специалистами, в т.ч. генетиками, отчасти – плод свободной авторской фантазии с осторожными оговорками типа «можно вероятно предположить», но почему-то начисто забывается, что в сталинском определении «нации», ставшем в исполнении Занда определением «народа», ни полсловечка про генетику нет. Про мифологию – да, имеется, но «общность происхождения», присутствующая в означенных мифах, не должна и не может мыслиться как общность генетическая.

Византийский император Константин Багрянородный записал в своем дневнике, что принимал прибывшую с официальным визитом «Хельгу, княгиню руссов», в свите которой был, между прочим, христианский священник. Судя по имени, была она дамой германского (скандинавского) происхождения. Св. Владимир, креститель Руси, которого летопись называет ее внуком, имя носит уже славянское. Город, именуемый ныне Москвой, упомянут впервые в летописи под именем «Москов». Небольшая крепость названа была, вероятно, по имени реки, на берегу которой стояла. Так вот, слово-то тюркское – в этих языках «ов» или «об» означает просто «вода».

Есть у меня подруга, родом из поволжского Саратова, из семьи старообрядцев, тех, что уже в конце 17 века исконно русскими себя считали, черты ее лица однозначно свидетельствуют, что были у нее среди предков люди монгольской расы, а родная сестра ее – чисто славянский тип. Чистые расы встречаются только в мифах (включая «Миф 20-го века»). И тем не менее, в русской школе на уроках истории я все время слышала: «наши предки славяне». Неужели это ложь? Да нет же, черт возьми!

Среди различных генетических групп, составивших русский народ, ведущей оказалась славянская, все прочие в конечном итоге переняли ее язык, мифологию и образ жизни. Сегодня потомки скандинавов и тюрок – русские, они считают себя русскими и все прочие разделяют это мнение, и они имеют полное право вспоминать славян как предков своей культуры, в которой они живут и которую передадут своим детям. Ни немцы, ни французы в этом смысле от русских не отличаются.

Так почему же у евреев все должно быть иначе? Почему моей подруге из Саратова дозволено считать себя русской, а моей двоюродной бабушке, черты лица которой тоже свидетельствовали о предках монгольской расы, еврейкой числиться нельзя? А если все-таки можно, то такое же право она должна иметь и на соответствующую мифологию, и на историю народа со всеми ее событиями… или нет?

Ф.М. Достоевский сказал однажды, что ни один русский не имеет права забыть, на какой стороне сражались его предки на Куликовом поле. Историк, который через 100 лет после смерти Достоевского его генеалогию изучал, пришел к выводу, что его-то биологические предки должны были быть аккурат на стороне Мамая. Ну так и что с того?

Если какой-то сириец, грек, бербер или хазар был несколько веков назад прозелитом, а потомки его давно уже стали евреями, то и разрушение иерусалимского храма – часть их истории, также как Куликовская битва – часть истории Достоевского, причем, на стороне Дмитрия Донского и Сергия Радонежского – так и никак иначе!

Возникла ли диаспора до или после восстания Бар-Кохбы? А что это меняет?

Потомки немцев, переселившихся в Новороссию в конце 18 века, в любое время могли возвратиться в Германию, хотя никто их оттуда не прогонял, уехали по причинам чисто экономическим. Не исключено также, что их потомки, возвращающиеся в Германию сегодня, далеко не всегда «истинные арийцы», но немецкому правительству, слава Богу, не приходит в голову проверять, не женился ли случайно какой-нибудь Ганс или Фриц в середине 19 века на крещеной еврейке из Турции. Германия была и остается исторической родиной всех этих людей, и гибель ее была бы большой трагедией даже для тех из них, что никогда не собирались возвращаться туда. А Шломо Занд, в отличие от немцев, доступ в Иерусалим намерен закрыть всякому пра-пра-правнуку берберского или эфиопского прозелита, покуда тот не докажет чистоту своей расы.

Вот ведь как интересно: сперва господин Занд без указания источника использует для описания «народа» сталинское определение нации, а тут приближается, опять-таки, не формулируя и не ссылаясь на источник, непосредственно к Гитлеру: «кровь, почва, раса». Но эо все еще цветочки.

Продолжение следует

 


Subscribe

  • Государство – это…

    Вселенский опыт говорит, что погибают царства не оттого, что тяжек быт или страшны мытарства. А погибают оттого (и тем больней, чем дольше), что…

  • Про Сола Алинского и не только

    Ненавистники знати, вы хотели того ли? Не сумели понять вы Народа и Воли. Он в подобной заботе нуждался едва ли, - Вас и на эшафоте мужики…

  • (no subject)

    Только что обнаружила: немцы про "корону" замечательный неологизм придумали: ПЛАНДЕМИЯ.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

  • Государство – это…

    Вселенский опыт говорит, что погибают царства не оттого, что тяжек быт или страшны мытарства. А погибают оттого (и тем больней, чем дольше), что…

  • Про Сола Алинского и не только

    Ненавистники знати, вы хотели того ли? Не сумели понять вы Народа и Воли. Он в подобной заботе нуждался едва ли, - Вас и на эшафоте мужики…

  • (no subject)

    Только что обнаружила: немцы про "корону" замечательный неологизм придумали: ПЛАНДЕМИЯ.