kassandra_1984 (kassandra_1984) wrote,
kassandra_1984
kassandra_1984

«Либеральное общество и его конец. О самоубийстве одной системы». Продолжение

Из части II: О «необобщении»

Стереотипы либерального мышления строятся на нескольких несформулированных предпосылках (…), к примеру: люди выступают в отношения друг с другом индивидуально по свободному выбору. Утверждение смелое до героизма: чтобы между людьми возникли отношения, им достаточно жить на одной улице, в одном городе, в одном обществе, в одной стране. Никто никогда индивидуально не выбирает себе сограждан, да и отношения с ними по сути индивидуальными не являются, а просто все вместе они создают среду, в которой живет (возможно, вынужден жить) каждый индивид.

Как же обстоит дело со свободой и правами тех, для кого эта самая среда невыносима, но нету средств другую найти? Их интересы, выходит, не в счет? Изнанка свободы, которой требует либерализм – всеобъемлющее требование толерантности. Ведь в обществе, где каждый не только вправе поступать, но и на самом деле поступает, как ему вздумается, пусть даже в рамках закона, проблематичным становится вопрос, какого поведения ожидать от ближнего.

А фокус-то весь в том, что либеральное общество не всякому дает свободу, интересы свои защищать (pursuit of happiness), но только тем, кто готов учитывать ожидания окружающих, того же ожидая от них. Интересы тех, кто от других ничего не требует, но и сам не намерен ни с кем считаться, в счет не идут. Толерантность для всех обязательна, не исключая и тех, кому она совсем не по нраву, кто от других ее не ждет и не просит.

Причем, все это никого особо не беспокоит, покуда существует определенный консенсус на предмет, что приемлемо и что терпимо. Пока законопослушность – в значительной степени усвоенная культурная норма, т.е. практикуется даже когда на горизонте не видно полицейского; пока демократические процедуры считаются честными; пока сохраняется в обществе минимальная солидарность, т.е. готовность собственные интересы во имя интересов общества потеснить, и у порядочного человека не создается впечатления, что он просто лох.

Покуда дело обстоит таким образом, нарушение правил остается исключением, а преступность – маленькой верхушечкой сравнительно небольшого айсберга. Правовое государство в состоянии с помощью судебной системы справиться с отдельным преступником.

Но и наилучшему правовому государству не одолеть преступности, ставшей явлением массовым, и чем оно либеральнее, т.е. чем больше уважает права гражданина, тем быстрее это выяснится. Чем сильнее распространяется преступность, чем опаснее она становится, тем меньше либеральности может себе позволить правовое государство. Организованная преступность, терроризм, использование в преступных целях интернета и коррупция – самое опасное, ибо посягает на самую сердцевину правового государства – вот проблемы, которые правовое государство разрешает усилением регламентирования и контроля, т.е. либеральность убывает пропорционально росту преступности.

Но ведь этот рост – не случайность. Начнем хотя бы с организованной преступности – это не итальянское, русское или китайское изобретение, она и в других местах встречается. Но стоит отметить, что сицилийская мафия есть, а вот фризской нету; русская есть, а датской не имеется; бывает китайская, но не бывает швейцарской. Еще отметить стоит, что именно в странах, где процветает мафия, и коррупция определенно больше распространена, чем на севере, западе или в центре Европы.

Значит, есть на свете культуры, где законопослушность плохо усвоена и выражена слабо, где видят в государстве не воплощение общественного блага, а скорее силу враждебную, что дает неплохие шансы различным частным силовым структурам. При массовой иммиграции носителей таких культур они и структуры эти с собой приносят и государству проблемы создают, каких не было до их иммиграции. Это вовсе не означает, что в таких организациях состоят все или хотя бы большинство иммигрантов из указанных стран, но их присутствие в таком количестве создает в некотором роде почву, вибрирующую в резонанс мафиозным структурам. Соответствующая среда создается массовой иммиграцией как таковой.

То же самое можно сказать и о терроризме. Терроризм возникает там, где либеральная демократия не в силах интегрировать определенные течения в обществе, поскольку они стремятся эту самую демократию устранить. Терроризм вполне может быть и доморощенным, как, к примеру, левый терроризм семидесятых и восьмидесятых годов. Этот терроризм, равно как и менее заметные формы насилия левых, сделался серьезной политической проблемой, что есть верный признак ослабления интегрирующего потенциала либеральных систем и усиления центробежных сил, порождаемых самими этими системами.

Но если подвергать их дополнительной нагрузке, ввозя миллионы людей, которым принципы либеральной демократии глубоко чужды и даже представляются безнравственными с точки зрения глубоко укорененных в них идеалов справедливого и богоугодного, т.е. исламского, порядка, то такая иммиграция с высокой вероятностью породит оппозиционный настрой. Проявления его будут очень разнообразными – от пассивного сопротивления через пропаганду ненависти вплоть до террора, до которого дойдет, конечно, лишь ничтожное меньшинство, верхушка айсберга. Но выглядывающая верхушка – свидетельство того, что айсберг существует.

С коррупцией никак не удается совладать не только в третьем мире. Она укоренена в соответствующих культурах, причем, по той же самой причине, что организованная преступность. Так что же произойдет, если открыть доступ в местный государственный аппарат людям, которые привезли с собой культуру с подобными компонентами? Разумеется, не все они станут брать взятки, но в целом коррупция не может не возрасти.

Такие предупреждения, как правило, отметаются поверхностным общественным мнением с требованием «не обобщать», не ставить под подозрение ту или иную группу иммигрантов (или какое-нибудь меньшинство) в целом. Но ведь статистика никогда и не предполагает вынесения суждения о каждом конкретном случае, она всего лишь дает прогноз – что произойдет, если проигнорировать ее предсказания.

Не существует никакого «права на иммиграцию», каждый человек имеет лишь право пребывания на территории государства, гражданином которого является. Кроме того, всякое государство имеет право решать, кого к себе пускать, а кого не надо. Таково его суверенное право, т.е. никому (кроме собственных граждан, если демократическое) оно не обязано давать отчет, кого и почему оно впускает или нет. Принимая подобные решения, государство может и должно руководствоваться интересами своих граждан, и если они потребуют «обобщения», то «обобщать» придется.

Впрочем, с точкой зрения либерализма этот тезис несовместим, хоть и поддерживают его иногда люди, именующие себя либералами, но они проявляют (здоровую) непоследовательность. Ведь если «свобода» как таковая есть естественное право человека, она естественно должна включать и свободу передвижения, и устройства на жительство, где понравится. По логике идеологии, исходным пунктом которой являются «права человека», не может свобода передвижения ограничиваться государственными границами, даже если «свободный человек» – заведомый преступник.

В таком случае государство обязано оправдываться за то, что не впускает того или иного индивида, лишаясь тем самым суверенитета, т.е. права неподотчетности. Решение, не допускать иммиграции лиц, принадлежащих к определенному народу, является с точки зрения этой идеологии «дискриминацией», «нарушением прав человека», «расизмом» и т.п. Не потому чтобы оно на самом деле было таким, но потому что причина его принятия – интересы коллектива. Либерал-индивидуалист по определению не может признать легитимным такой запрет.

Окончание следует

Subscribe

  • Аппарат против электората

    На последних выборах голосовала я за Ликуд… то есть, на самом деле, за Натаньягу. Хотя давно уже ходили более чем правдоподобные слухи, что…

  • На палубу вышел – а палубы нет

    Статья Софьи Рон-Мории содержит, в частности, описание кризисной ситуации в движении религиозного сионизма. Причин автор не разъясняет, поскольку…

  • Может быть кто-нибудь что-нибудь знает?

    В сообщениях насчет "короны" постоянно натыкаюсь на загадочную цифру "бессимптомных". Это кто? Предположим, тест у них выявил…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments