kassandra_1984 (kassandra_1984) wrote,
kassandra_1984
kassandra_1984

Category:

Тоталитаризм как религия зла IV

Ведь тоталитарное движение отнюдь не довольствуется, подобно обычным диктатурам, назначением своих людей на ключевые посты в государстве, но создает (или сохраняет, если прежде были) свои структуры… параллельные государственным – что такое партком, советскому человеку объяснять не требуется. Таким образом, не знаю, насколько осознанно, воспроизводятся отношения, существовавшие традиционно в Европе между духовной и светской властью – от сотрудничества до соперничества включительно, что управлению никогда не пользу не шло. Но и это бы еще полбеды.

Тоталитарные движения назвали «тайными обществами, учрежденными среди бела дня» <…>.ориентированные на Москву коммунистические партии <…> обнаруживают любопытную тенденцию к предпочтению конспирации даже там, где возможна полная легальность. ("Истоки тоталитаризма").

Описывая этот феномен, не забывая подчеркнуть, что Возможно, наиболее поразительное сходство тайных обществ и тоталитарных движений заключается в той роли, какую в них играет ритуал – Ханна Арендт не замечает, кто кого копирует. Тайные общества – хоть те же масоны – извечно строились по образу и подобию массовых РЕЛИГИОЗНЫХ организаций. Тоталитарное движение не масонов имитирует, но церковь, доктрины которой известны всем, оставаясь в то же время непостижимыми. Иное дело, что церковь всегда умела отдавать кесарю кесарево и не пыталась на основании догмата троичности мирские дела решать. Тоталитарные же движения миф от реальности принципиально отличать не умеют.

<…>Житель гитлеровского Третьего рейха не только жил под одновременными и часто противоречивыми распоряжениями различных властей, таких, как гражданские службы, партия, СА и СС, но он никогда не мог с уверенностью знать и ему никогда не сообщалось, чьи приказы надо выполнять в первую очередь. Он должен был развить в себе своего рода шестое чувство, которое в каждый конкретный момент давало бы ему знать, кому подчиняться, а на кого не обращать внимания. <…> В большинстве своем такие приказы были «преднамеренно туманными и отдавались в расчете на то, что их исполнитель разгадает намерение приказывающего и будет действовать согласно этому намерению»; ибо партийная элита должна была не только подчиняться приказам фюрера (это было так или иначе обязательно для всех существующих организаций), но и «исполнять волю руководства». <…> элита партии, прошедшая специальную идеологическую обработку, научилась понимать, что некоторые «намеки означали больше, чем их чисто словесное выражение». ("Истоки тоталитаризма").

По мнению Виктора Суворова причиной катастрофы 41-го была неоконченная перегруппировка готовящихся к наступлению советских войск, Марк Солонин более важной причиной считает нежелание солдат воевать за красных комиссаров, чекистов и коллективизаторщиков. Не отрицая важности того и другого, рискну добавить еще одну не менее весомую причину: приказы сверху были, как обычно, противоречивыми и туманными, на местах неясно было, кто и за что отвечает и кто намечен в следующую партию врагов народа, так что начальники попросту кинулись спасать себя и свои семьи, а народ – что на гражданке, что в армии – принялся спасаться, кто и как может.

Несомненной заслугой Сталина, без которой не видать бы России победы, стала серия приказов не просто зверских (например, о расправе с семьями сдавшихся в плен солдат), но, прежде всего, ЯСНЫХ, без намеков и экивоков. Столь же однозначной стала и пропаганда – с упором не на светлое будущее, но на славное прошлое, с легализацией церкви, при всей сервильности, «конкурирующей фирмы» именно в области религии – родной области тоталитаризма. Он временно повел себя как простой диктатор, без всяких тоталитарных заморочек, и оттого когда возгорелась война, ее реальные ужасы, реальная опасность и угроза реальной смерти были благом по сравнению с бесчеловечным владычеством выдумки и несли облегчение, потому что ограничивали колдовскую силу мертвой буквы. <…> все решительно, в тылу и на фронте, вздохнули свободнее, всею грудью, и упоенно, с чувством истинного счастья бросились в горнило грозной борьбы, смертельной и спасительной.Доктор Живаго»). Война, задуманная как окончательный триумф большевистского тоталитаризма, стала началом его конца.

Тоталитарная идеология имеет неотразимую психологическую власть над человеком массы, но систематически пасует при любом столкновении с реальностью, поскольку не в силах физически ее уничтожить. Задача тоталитарной полиции состоит не в раскрытии преступления, а в том, чтобы быть наготове, когда правительство решает арестовать определенную категорию населения ("Истоки тоталитаризма"), т. е. ловить и давить только воображаемых врагов. Особенно наглядно бессилие ее проявляется в столкновении с реальной общностью людей, какой сама она создать не способна.

Свидетельствует Солженицын:

Абдул не ходил в школу – весь Кок-Терек   и вся школа знала, почему. <…> Все знали, все помнили об этом, на переменах только об этом разговаривали – и все потупили глаза. Ни партийная, ни комсомольская организация школы, ни завучи, ни директор, ни РайОНО – никто не пошел спасать Худаева, никто даже не приблизился к его осажденному дому в гудевшем, как улей, чеченском краю. Да если б только они! – но перед дыханием кровной мести также трусливо замерли до сих пор такие грозные для нас и райком партии, и райисполком, и МВД с комендатурой и милицией за своими глинобитными стенами. Дохнул варварский дикий старинный закон – и сразу оказалось, что никакой советской власти в Кок-Тереке нет. <…>Так выяснилось для чечен и для всех нас – что есть сила на земле и что мираж.

Еще интереснее история про «Женский бунт на улице Роз». Тут и общины-то даже не было, просто «действие скопом» кучки отчаявшихся женщин – и то уже нацистов заставило отступить. Так происходит всякий раз, когда обманное, иллюзорное «мы» тоталитаризма сталкивается с живым, настоящим «мы», будь оно родовое, как у чеченцев, национальное, как у народов Балтии, или религиозное, как у русских сектантов.

Тоталитаризм есть претензия на тотальную, т.е. абсолютную власть над жизнью и смертью всех и каждого, но дьявол – отец лжи. Только над смертью дает он власть, жизнь ему не подвластна – ни жизнь общины, ни общества, ни даже отдельного человека. В сорок первом была у Гитлера реальная возможность и украинцев, и народы Балтии, и миллионы русских в союзники заполучить и таким образом выиграть войну. Все, что для этого было нужно – властью над жизнью поделиться со всеми этими народами, т.е. дать им, хотя бы отчасти, обустроиться, как захочется самим. И не надо, не надо мне рассказывать, что могли они, мол, в конечном итоге, против немцев оружие поднять – всякий, кто хоть сколько-нибудь с обстановкою был знаком, понимал прекрасно, что поднимут они его, ежели что, прежде всего, друг против друга.

Именно это настоятельно советовали Гитлеру его генералы, но совету их последовать он не мог. Не мог он украинцам каким-то возможность дать, самим решать, как отношения друг с другом налаживать, поскольку и немцам он ее не давал. Не мог литовцам позволить, самим себе писать законы, потому что не знал заранее, не придется ли завтра жертвы среди них отбирать. Поделиться он мог только смертью, что реально в его власти была, но уж ею делился воистину щедро: смертью евреев, прежде всего (кто там стрелял-то на самом деле в Бабьем Яру?), дальше – больше (не забыли, товарищи, кто на самом деле сжигал Хатынь?). Собственное правительство украинцам не дозволено было заводить, зато белорусов убивать могли они беспрепятственно.

Весьма показательно ошибочно приписываемое Черчиллю изречение про Сталина, что де Россию принял с сохой, а оставил с атомной бомбой. Принял с сохой, т.е. с каким ни на есть, пусть экстенсивным, но работающим сельским хозяйством, с развитой легкой и пищевой и зарождающейся тяжелой промышленностью, с первыми железными дорогами, с литературой мирового уровня, с передовой психологией и лингвистикой (в физике, извините, я не спец).

Оставил с "Продовольственной программой", с импортом чешских босоножек и немецкой кислой капусты, с практически неизменной со времен империи сетью железных и шоссейных дорог, без психологии, без лингвистики, с искоренением генетики и кибернетики, с обширными зонами экологического бедствия, но… да, с атомной бомбой! Да еще в придачу множество танков, и ракет, и подводных лодок, и прочих всяких стрелялок, только вот, стрелять-то из них стало некому, бо принял он Россию с населением растущим, а оставил – с вымирающим.

Как в песне поется: "Кроме мордобития – никаких чудес!"

Надежда умирает последней

Она ж хрипит, она же грязная,
И глаз подбит, и ноги разные,
Всегда одета, как уборщица,
Плевать на это - очень хочется!

В. Высоцкий

Но интеллектуалы ничего не забыли и ничему не научились. Не убеждает их ни Освенцим, ни Колыма, ни братские могилы Кампучии, ни китайская культурная революция… В этот раз не вышло – в другой попробуем, потому что так жить нельзя! И самое печальное, что таки да – нельзя, нежизнеспособно общество массы, но тоталитаризм-то проблему не решает, наоборот – усугубляет ее

Без признания человеческой греховности и обращения к сверхъестественному общину воссоздать невозможно, а образ жизни и работа интеллектуала неотделимы от конкуренции, от самовыражения и самоутверждения, иной раз – любой ценой. «Профессиональный кретинизм» - серьезное препятствие на пути к реальному решению проблемы. Они остро чувствуют недостаток "витамина", но не знают, где его взять, и даже не представляют себе толком, на что он похож, поскольку в большинстве своем вообще не имеют религиозного опыта. Не мистического, т.е. приятных психологических переживаний, какие в той или иной мере испытывают все, но вот именно религиозного – с его пусть мифической, но понятной картиной мира, своим местом в этом мире, правами и обязанностями, отношениями между людьми, жизнью в сообществе и его обустройством.

Вспомним хоть тот же Рим – как только ни изгалялась тогдашняя интеллигенция над дикими восточными предрассудками, в которые быдло верует, потому что нелепо! Не случайно предостерегал, в свое время, и Павел свои общины от увлечения философией… А между тем, именно глупая вера быдла сберегла впоследствии для потомков возвышенное красноречие и изысканную литературу Рима, и не кто иной как профессиональные философы толковали послания Павла на Вселенских соборах. Но это уж потом. Сначала надо было реконструировать общество, чтобы оно смогло подхватить и развить погибающую культуру, отвести и интеллектуалам загончик, чтоб резвились промеж себя на свой лад.

Право и обязанность интеллигенции – развитие самосознания общества, вербализация его системы ценностей, и когда общество гибнет, потому что исчерпало себя, она может лишь демонстрировать безвыходность положения. Не вина, а беда интеллектуалов, что отягощенные многовековым культурным грузом не могут они выпрыгнуть из порочного круга традиции в неопределенность и пустоту, от конца вернуться к началу. Думается, никто не написал об этом лучше первого русского экумениста и филосемита Владимира Соловьева в известной «Повести об Антихристе».

Уточним, что по представлениям христиан фигура «Антихриста» появляется в «конце времен», т.е. на пике процесса гибели цивилизации. Соловьев рисует его как воплощение и исполнение всех интеллигентских надежд: просвещенный правитель, решивший все экономические и политические проблемы общества, живое подтверждение всемогущества человека. Не то чтобы не верил в существование Бога, а просто пуще Бога верует он в себя. Непереносимо для него представление о встрече со Сверхъестественным (которое Соловьев, по вере своей, представляет в образе Христа): Чтo я cкaжy Eмy? Beдь я дoлжeн бyдy cклoнитьcя пepeд Hим, кaк пocлeдний глyпый xpиcтиaнин, кaк pyccкий мyжик кaкoй-нибyдь, бeccмыcлeннo бopмoтaть: «Гocпoди Cyce Xpиcтe, пoмилyй мя гpeшнaгo», или кaк пoльcкaя бaбa pacтянyтьcя кжuжeм? Я, cвeтлый гeний, cвepxчeлoвeк. Heт, никoгдa!».

На эту удочку ловит его дьявол и дарит ему мировое господство даже без всяких войн и насилия. Пocлe блaгoпoлyчнoгo peшeния пoлитичecкoгo и coциaльнoгo вoпpoca пoднялcя вoпpoc peлигиoзный. Соловьев не уточняет, почему, но мы-то знаем, что да – поднялся и не подняться не мог! Eгo вoзбyдил caм импepaтop, и пpeждe вceгo пo oтнoшeнию к xpиcтиaнcтвy. Собрал император представительные делегации от всех христианских исповеданий и обратился к ним с таким предложением:

Любeзныe xpиcтиaнe! я знaю, чтo для мнoгиx и нe пocлeдниx из вac вceгo дopoжe в xpиcтиaнcтвe тoт дyxoвный aвmopumem, кoтopый oнo дaeт cвoим зaкoнным пpeдcтaвитeлям, — нe для иx coбcтвeннoй выгoды, кoнeчнo, a для oбщeгo блaгa, тaк кaк нa этoм aвтopитeтe зиждeтcя пpaвильный дyxoвный пopядoк и нpaвcтвeннaя диcциплинa, нeoбxoдимaя для вcex. Любeзныe бpaтья-кaтoлики! o, кaк я пoнимaю вaш взгляд и кaк бы я xoтeл oпepeть cвoю дepжaвy нa aвтopитeт вaшeгo дyxoвнoгo глaвы! Чтoбы вы нe дyмaли, чтo этo лecть и пycтыe cлoвa, тopжecтвeннo oбъявляeм: coглacнo нaшeй caмoдepжaвнoй вoлe, вepxoвный eпиcкoп вcex кaтoликoв, пaпa pимcкий, вoccтaнoвляeтcя oтнынe нa пpecтoлe cвoeм в Pимe co вceми пpeжними пpaвaми и пpeимyщecтвaми этoгo звaния и кaфeдpы, кoгдa-либo дaнными oт нaшиx пpeдшecтвeнникoв, нaчинaя c импepaтopa Koнcтaнтинa Beликoгo. — A oт вac, бpaтья-кaтoлики, я xoчy зa этo лишь внyтpeннeгo cepдeчнoгo пpизнaния мeня вaшим eдинcтвeнным зacтyпникoм и пoкpoвитeлeм. Kтo здecь пo coвecти и чyвcтвy пpизнaeт мeня тaким, пycть идeт cюдa кo мнe».<…>

«Любeзныe бpaтья! Знaю я, чтo мeждy вaми ecть и тaкиe, для кoтopыx вceгo дopoжe в xpиcтиaнcтвe eгo cвящeннoe npeдaнue, cтapыe cимвoлы, cтapыe пecни и мoлитвы, икoны и чин бoгocлyжeния. И в caмoм дeлe, чтo мoжeт быть дopoжe этoгo для peлигиoзнoй дyши? Знaйтe жe, вoзлюблeнныe, чтo ceгoдня пoдпиcaн мнoю ycтaв и нaзнaчeны бoгaтыe cpeдcтвa Bceмиpнoмy мyзeю xpиcтиaнcкoй apxeoлoгии в cлaвнoм нaшeм импepcкoм гopoдe Koнcтaнтинoпoлe c цeлью coбиpaния, изyчeния и xpaнeния вcякиx пaмятнякoв цepковнoй дрeвнocти, пpeимyщecтвeннo вocтoчой, a вac я пpoшy зaвтpa жe избpaть из cpeды cвoeй комиccию для oбcyждeния co мнoю тex мep, кoтopыe дoлжны быть пpиняты c цeлью вoзмoжнoгo пpиближeния coвpeмeннoгo бытa, нpaвoв и oбычaeв к пpeдaнию и ycтaнoвлeниям cвятoй пpaвocлaвнoй цepкви! Бpaтья пpaвocлaвныe! Koмy пo cepдцy этa мoя вoля, ктo пo cepдeчнoмy чyвcтвy мoжeт нaзвaть мeня cвoим иcтинным вoждeм и влaдыкoю, пycть взoйдeт cюдa»<…>

«Извecтны мнe, любeзныe xpиcтиaнe, и тaкиe мeждy вaми, чтo вceгo бoлee дopoжaт в xpиcтиaнcтвe личнoю yвepeннocтью в иcтинe и cвoбoдным иccлeдoвaниeм Писания. Kaк я cмoтpю нa этo — нeт нaдoбнocти распространяится. Bы знaeтe, мoжeт быть, что eщe в paннeй юнocти я нaпиcaл бoльшoe coчинeниe пo библeйcкoй кpитикe, пpoизвeдшee в тo вpeмя нeкoтopый шyм и пoлoжившee нaчaлo мoeй извecтнocти. И вoт, вepoятнo, в пaмять этoгo здecь нa этиx дняx пpиcылaeт мнe пpocьбy Tюбингeнcкий yнивepcитeт пpинять oт нeгo пoчeтный диплoм дoктopa тeoлoгии. Я вeлeл oтвeчaть, чтo c yдoвoльcтвиeм и блaгoдapнocтью пpинимaю. A ceгoдня вмecтe c тeм Myзeeм xpиcтиaнcкoй apxeoлoгии пoдпиcaл я yчpeждeниe Bceмиpнoro инcтитyтa для cвoбoднoгo иccлeдoвaния Cвящeннoгo пиcaния co вceвoзмoжныx cтopoн и вo вceвoзмoжныx нaпpaвлeнияx и для изyчeния вcex вcпoмoгaтeльныx нayк, c 1 1/2 миллиoнa мapoк гoдoвoгo бюджeтa. Koмy из вac пo cepдцy тaкoe мoe дyшeвнoe pacпoлoжeниe и ктo мoжeт пo чиcтoмy чyвcтвy пpизнaть мeня cвoим дepжaвным вoждeм, пpoшy cюдa к нoвoмy дoктopy тeoлoгии».

Большинство христиан с восторгом соглашаются, ибо давно уже привыкли видеть в обращении к сверхъестественному всего лишь суеверия, от которых легко отделить истинные ценности традиционной культуры (понятно, что это – прямой намек на толстовство, о котором тогда оживленные дискуссии шли). Но немногие верные из всех трех деноминаций предложение отвергают. Император в изумлении: Cтpaнныe люди! Чeгo вы oт мeня xoтитe? Я нe знaю. Cкaжитe жe мнe caми, вы, xpиcтиaнe, пoкинyтыe бoльшинcтвoм cвoиx бpaтьeв и вoждeй, ocyждeнныe нapoдным чyвcтвoм: чтo вceгo дopoжe для вac в xpиcтиaнcтвe?».

Ответ дает глава православных... только ли потому, что православный сам Соловьев, или, может быть, потому что стоит за ним лучше всего сохранившаяся ОБЩИНА?

Bceгo дopoжe для нac в xpиcтиaнcтвe caм Xpиcтoc — Oн Caм, a oт Heгo вce, ибo мы знaeм, чтo в Heм oбитaeт вcя пoлнoтa Бoжecтвa тeлecнo.

В переводе с христианского на общезначемый: Злая сила искушает каждую из великих культур иллюзией возможности существования в отрыве от своего религиозного фундамента, культ Сверхъестественного променяв на культ человека. Еще и слыхом не слыхать было ни про Ленина, ни про Гитлера, а Владимир Соловьев уже уловил, что отказ от человекобожия европейской интеллигенции страшнее всякого ГУЛАГа. Те, кто обман распознают, остаются в меньшинстве. Это, по Соловьеву, есть верный признак „конца времен“, и с ним трудно не согласиться.

Конец времен христианской цивилизации наступает неотвратимо, не заметить его невозможно, и в экономике, систематически пытающейся потребить больше, чем производит, и в политике, строящейся по принципу: „От выборов – до выборов, а там – хоть потоп!“, и по отсутствию смысла жизни, страшному „одиночеству в толпе“. Как ни горько и ни обидно каждый день в новостях читать о доблестных "правозащитниках" в Берлине или Париже, что изо всех сил пробивают социальные пособия иммигрантами с пятью женами и двадцатью детьми, отстаивая в параллель гомосексуализм, т.е. запланированное бесплодие, для своего собственного народа, приходится признать: интуиция ведет их именно туда, куда движется исторический процесс.

Соловьев, правда, не понимает, что это конец не истории человечества в целом, но всего лишь его родной цивилизации, а значит... за таким концом должно последовать новое начало.

Каким оно будет? Какой расы люди построят будущее, из какой (или каких) прежних культур будут брать строительный материал? Сколько времени займет возникновение цивилизации новой (а может, разные цивилизации пространство поделят между собой)? Что привнесут в процесс достижения современной техники? Эти вопросы можно задавать бесконечно, ответа на них нет, и потому в принципе не может быть ответа на главный вопрос: ЧТО ДЕЛАТЬ?

Единственный осмысленный вариант: молиться Богу о даровании веры и не поддаваться на уловки дьявола, который всегда умел подменить вопрос "ЧТО ДЕЛАТЬ?" вопросом "КТО ВИНОВАТ?", навязывая нам свою религию зла, распада и смерти.

Subscribe

  • Государство – это…

    Вселенский опыт говорит, что погибают царства не оттого, что тяжек быт или страшны мытарства. А погибают оттого (и тем больней, чем дольше), что…

  • Про Сола Алинского и не только

    Ненавистники знати, вы хотели того ли? Не сумели понять вы Народа и Воли. Он в подобной заботе нуждался едва ли, - Вас и на эшафоте мужики…

  • (no subject)

    Только что обнаружила: немцы про "корону" замечательный неологизм придумали: ПЛАНДЕМИЯ.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments