kassandra_1984 (kassandra_1984) wrote,
kassandra_1984
kassandra_1984

О познании непостижимого и повторении неповторимого I

Война нас учила когда-то.
Он был повседневен, как быт,
Закон фронтового солдата:
«Убей или будешь убит!»
Что было, о том не жалею.
Но, жаль, позабыть не дано -
Иной был закон для еврея:
«Ты будешь убит все равно».
М. Азов
7 ноября 1944 года в венгерской тюрьме была казнена Хана Сенеш – студентка из будущего Израиля, работавшая на английскую разведку. Но ее собственной, личной целью, ради которой она прыгала с парашютом на территорию врага, было – предупредить венгерских евреев, что их собираются уничтожить.
15 марта 1957 года в Израиле был убит сионистский функционер Режё Кастнер, убийца мстил за то, что Кастнер, который вел переговоры с Эйхманом и знал о его намерениях, венгерских евреев не предупредил.
Так вот, как это ни печально, как тот, так и другая погибли ЗРЯ.
Обратите внимание: в Венгрии жила мать Ханы, ее тоже арестовали, в тюрьме мать и дочь имели возможность встречаться (вот, Лубянки-то на них не было!). Так неужели же не сумели бы они обе на волю передать то самое важное сообщение? Только вот – кому передать-то? Юденрату? И что же сделает юденрат? Откажется списки составлять на депортацию? Так его и сменить недолго. Порекомендует евреям бежать? Но куда?
Источники свидетельствуют: ограда, проволока и часовые вокруг гетто побегам препятствовали не слишком. В Белоруссии одну докторшу регулярно в партизанский отряд приглашали, а потом столь же аккуратно из леса возвращали домой. Из варшавского гетто мальчишки чуть не каждый день за харчами бегали, причем, ловили их уже с картошкой на обратном пути. Эльмар Ривош из гетто рижского с рабочего места ушел без проблем, достаточно было пиджачок сменить в укромном уголке. Дело в том, что уйдя из гетто, подвергаешь опасности оставшихся – родню и соседей (кто же знал, что в итоге их все равно убьют!), и потом, надобно где-то быть и что-то кушать, когда нигде тебя как-то вот не ждут и принять не готовы.
Когда того же Кастнера обвиняют, что у Эйхмана выкупил и в Швейцарию переправил только тех, кто ему был по вкусу, а прочих бросил на верную смерть, как-то забывают упомянуть, что он бы и больше выкупил, и даже деньги достал бы, да больше-то Швейцария не брала. Так что толку предупреждать, если все равно не можешь предложить выход?
И юденрат не спешите обвинять. Ну, предположим на минуточку – сделал бы он как Абба Ковнер: Первого января 1942 года, за девятнадцать дней до открытия Ванзейской конференции, в вильнюсских гетто была распространена листовка-воззвание, составленная Аббой Ковнером. В ней, в частности, говорилось: "Еврейские юноши! Не верьте своему руководству. Все пути гестапо ведут в Понары. А Понары -- это смерть… Гитлер собирается уничтожить всех евреев Европы. И судьба евреев Литвы -- быть первыми в этом ряду. Не дадим вести себя, как овец на бойню! Мы слабы и беспомощны -- это правда. Но единственный ответ нашим врагам может быть только таким: Сопротивление! Братья! Лучше пасть свободными бойцами, чем жить по милости убийц. Сопротивляйтесь! Сопротивление до последнего дыхания!
Откликнулось на этот призыв около тысячи из сорока тысяч человек… Сколько участников в знаменитом варшавском восстании было? А всего в гетто сколько?.. Вот то-то и оно.
Нет-нет, не подумайте, я вовсе не повторяю антисемитские бредни о "трусости" евреев. Совершенно также вели себя и вполне "арийские" жертвы всех без исключения гено- и демоцидов прошедшего века: русские дворяне, питерские поляки, китайские профессора, украинские крестьяне и горожане Кампучии. Я только хочу сказать, что нам такое поведение обошлось дороже, чем прочим, и потому именно нам стоит первыми задуматься над опасностью этой ловушки.
По случаю недавно прошедшего "Дня памяти" со всех трибун нас призывали не забывать Шоа. Но, товарищи дорогие, память – это не только слезы, не только вздохи, не только сбор документов и свидетельств и даже не только помощь тем, кто пострадал. Память это – прежде всего – готовность извлекать уроки из прошлого и стараться не наступать на те же грабли. Никто ведь не считает кощунственным в день 9 Ава упомянуть синат хинам (напрасную ненависть), потому что все понимают: опасность сохраняется. Не прекращаются дискуссии об ее современных формах и способах борьбы с ней в наши дни, причем, никто не обвиняет дискутирующих в попытке оправдания императора Тита. Так не настало ли время и с Шоа разобраться всерьез?
На сегодняшний день подходы к осознанию Холокоста можно разделить на следующие группы:
Не было этого. А если было, то не то. Если убивали, то не евреев, потому что все они произошли от хазар, а если евреев, то не убивали, и вообще, читайте "Протоколы сионских мудрецов". Представление весьма распространенное, но среди евреев сторонников у него все-таки не так много.
Ах да, конечно было, ах, это было ужасно, но нельзя же все время жить в мире ужасов. Ну, сходите к психоаналитику, пусть он вам объяснит, что упорное нежелание забывать такие вещи вызвано слишком тугим пеленанием во младенчестве. Поймите же, наконец, что этого больше не может быть, потому что не может быть никогда.
Это было так ужасно, что помнить надо вечно, собирать свидетельства, доказательства и громко кричать: "Это не должно повториться!". Чем дольше и громче будем кричать, тем надежнее будет неповторение.
Иными словами, при всех различиях и даже противоречиях, все непоколебимо уверены, что повторения не предвидится (как минимум – оно предотвратимо!). А почему?
А потому что: "Это было так ужасно, что просто невозможно вообразить, чтобы оно…". И, вроде бы, никто не замечает опрокинутой логики: Дождь не может пойти, потому что если я сейчас промокну, то наверняка от пневмонии помру. Не аргумент это, потому как дождю до моей пневмонии дела нет, у него свои причины, и только разобравшись с ними, мы можем если и не предотвратить его, то хотя бы не забыть зонтик.
Но всякую попытку, докопаться до причин, холокостохранящий истэблишмент воспринимает как личное оскорбление. Господин Саул Фридлендер не только заявляет, что не может постичь происшедшего, но и от других требует, чтобы постигать не дерзали, поскольку таковое постижение может поколебать идею уникальности и неповторимости.
Дозволяется только и исключительно метод Эммануэля Левинаса: Дорогие, сядем рядом, поглядим в глаза друг другу, каждый в другом увидит личность и незамедлительно возлюбит его более самого себя… Ну, то есть не то чтобы я отказывалась личность в человеке разглядывать, само по себе это было бы даже весьма полезно, но… А еще полезно заниматься физкультурой, учить иностранные языки, переходить улицу на зеленый свет и сочинять теорию относительности, да вот беда – от Холокоста все это так-таки не спасает.
Антисемиты (в т.ч. и еврейские, как показало недавнее происшествие в Яд-Вашем) твердо верят, что весь балаган просто корысти ради – требуют себе, понимаешь, под это дело прав, льгот и привилегий… Не отрицая в принципе возможности злоупотребления памятью Катастрофы (особенно со стороны господ типа Ноама Хомского, Изи Шамира или Фелиции Лангер), позволю себе все же предположить, что все гораздо хуже. Не за бренные блага земные борются наши охранители и даже не за приятную иллюзию морального превосходства.
Если допустить, что Гитлер со товарищи не марсианский десант, а Шоа – всего лишь одно из многих (пусть даже и первое среди равных) массовых убийств прошедшего века, то абсолютно обессмысливается основополагающее утверждение просвещенческого гуманизма: Человек добр и разумен, а если его поведение местами и временами свидетельствует об обратном, то причина либо в несправедливых и угнетательских общественных структурах, которые его давят, вызывая протест, либо в неправильном воспитании, не позволяющем ему определить, что такое хорошо и что такое плохо.
Но Холокост приключился в одной из самых благовоспитанных стран земного шара, а свободы в Веймарской республике было, как известно, чем хочешь – тем и кушай. Ну да, конечно, была проигранная война, экономический кризис и т.п., ну так можете ли вы гарантировать, что беды такой ни у кого никогда больше в истории не случится? А если не можете, откуда уверенность, что Холокост неповторим? Понятно, что звереют народы не просто так, а от кризиса, но ведь не обходится без кризисов история ни одного народа.
Поскольку "непознаваемость" возникает лишь в рамках просвещенческой картины мира, то, может быть, стоит сменить картинку, не дожидаясь потери еще шести миллионов жизней? Может, стоит все-таки попытаться понять, какой именно кризис и при каких обстоятельствах способен выродиться в новый Холокост и выработать на этот случай оптимальную линию поведения?
***
И снова цирк приезжает,
От любопытных отбою нет,
И каждый в лоб получает,
Но не раскрывает секрет.

Х. Альберштайн
Песенка Хавы Альберштайн начинается словами: "Эту историю рассказал мне папа, когда я была маленькой". Мне эту притчу в детстве рассказывала бабушка, вероятно, многие из вас, дорогие читатели, тоже ее слыхали. Это история про бродячий цирк, который рядом с большим шатром ставит маленькую палатку и в ней обещает некий "секретный аттракцион". Впускают по одному. А сидит там здоровенный громила, который всякому входящему влепляет затрещину и выкидывает вон. Но ни один из пострадавших не пытается предупредить очередь любопытных. Почему?
Прежде всего, потому, что знает: на их месте (на котором только что был) и сам он ни за что не поверил бы. Всякий, кто попробует предупредить, только зря рискует собственной репутацией – помочь он все равно никому не сможет. Но почему же так-таки не поверят? А потому что не находят причин. По их соображениям бить их совершенно не за что: видит их данный товарищ первый (и вероятнее всего – последний) раз в жизни, ничего плохого они ему не сделали и даже ограбить их он, явственно, не намерен.
Именно такой была первоначальная реакция обреченных 20-го века: они же никому ничего плохого не сделали. Дворяне служили, крестьяне пахали, профессора хранили лояльность, евреи успешно ассимилировались, как вдруг… Естественная реакция – попытаться понять, чем же это я так им не угодил. В России во времена "большого террора" на этом играли следователи, заставляя обвиняемого самого сочинять обвинение на себя. В Китае линчеватели-хунвейбины диктовали жертве, в чем она должна каяться, в Германии с евреями вовсе не дискутировали, опираясь на теоретическую базу известных "Протоколов". Во всяком случае, никакого отношения к тому, что обвиняемый на самом деле делал, говорил или хотя бы думал, эти "обвинения" не имели.
Отношение они имели только и исключительно к каким-то проблемам самих "обвинителей": техническая и экономическая безграмотность советского руководства, массовое разорение и деклассирование населения Германии, провал "большого скачка" в Китае… Проблемы – реальны, их наличие не опровергнешь, да никто и не пытается. Но если убийца поверит, что жертва в них не виновата, ему придется искать настоящие причины, причем, при честном поиске виноватым, скорее всего, окажется он сам… комментарии излишни.
Если и были люди, что помогали и прятали, то, как правило – по старой дружбе, из жалости (особенно детей), из личной симпатии (например, к привлекательным девицам), из корысти (деньги, ценности, рабочая сила, необходимые для производства специалисты). Того же Ривоша старый знакомый прятал, потому что был уверен в скором возвращении русских, а потом – баптисты, надеявшиеся обратить его в свою веру. Вопрос о вине/невиновности вообще не вставал, т.е., оправдания – будь то словом или делом – бессмысленны и бесполезны.
Не то чтобы периодические опровержения антисемитского фольклора были вовсе излишними – просто пригодны они исключительно для внутреннего употребления, для защиты евреев от влияния изливающихся со всех сторон ушатов клеветы. Из всех других-прочих восприимчивыми к фактам и логике окажутся очень немногие, так что в качестве стратегии защиты цена подобным разъяснительным кампаниям – грош в базарный день.
А следовательно, заведомо провальной является демонстрация лояльности убийцам, исполнения их требований и соответствия их пожеланиям. Я, конечно, имею в виду не "деланье вида" по расчету и не уступки силе, которых не избежать, но вот именно старание не за страх, а за совесть, призванное убедить их, что "мы с вами одной крови", а стало быть, с нами так поступать нельзя. Например, явной ошибкой было "сохранение коммунистических убеждений" номенклатурными персонами, арестованными в 37-м (этим пользовались, вынуждая оговаривать других), или пресмыкательство немецких евреев перед нацистской властью.
Подобную политику принято нынче ставить в вину юденратам, но ужас-то весь в том, что большинство управляемых ее поддерживало и надеялось на нее. Поэтому сработал трюк с "увариванием лягушки", постепенное нагревание воды в кастрюле, чтоб не испугалась и не выпрыгнула до времени: уничтожение шло постепенно, по группам, оставляя прочим надежду и нейтрализуя сопротивление.
Как в том анекдоте: нет смысла предупреждать, все равно никто не поверит. Подумает, что ты все выдумал, что у тебя мания преследования, что ты как-то не так себя повел. Коренные немецкие евреи до последней минуты будут уверены, что с ними не может произойти то, что происходит с полулегальными переселенцами из Польши, французские надеются, что депортировать будут только тех, кто без гражданства, а благородный американский демократ Франкфуртер откажется верить рассказу Яна Карского. Лишь десятилетия спустя сумеет Александр Галич сформулировать:
А как наши судьбы? Как будто похожи:
И на гору вместе, и вместе с откоса…
Но вечно по рельсам, по сердцу, по коже
Колеса, колеса, колеса, колеса…
Но почему же так много времени потребовалось, чтобы понять простые вещи? И много ли людей их понимают даже в наши дни?
Subscribe

  • Дежавю

    Неспокойно - ночью, тревожно – днем, Рваным ритмом – не спать, не спать! Словно там, внутри, поселился гном, И часы повернули вспять.…

  • Государство – это…

    Вселенский опыт говорит, что погибают царства не оттого, что тяжек быт или страшны мытарства. А погибают оттого (и тем больней, чем дольше), что…

  • Про Сола Алинского и не только

    Ненавистники знати, вы хотели того ли? Не сумели понять вы Народа и Воли. Он в подобной заботе нуждался едва ли, - Вас и на эшафоте мужики…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments