Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Опыт футурологии Ia

Разрывы глушили биенье сердец,
Моё же мне громко стучало,
Что всё же конец мой — ещё не конец:
Конец — это чьё-то начало.
    В. Высоцкий

Сегодня уже мало кто сомневается, что Западная цивилизация, как говорят, едет с ярмарки. Невозможно проглядеть знакомые хотя бы из истории античности, "римской империи времени упадка", признаки распада, такие как исчезновение семьи, падение рождаемости, замена традиционной религии экстатическими культами типа рок-тусовок и популярность апокалиптических пророчеств типа "глобального потепления". Но сдается мне — есть в нашей современной ситуации один очень важный момент, какого не было в Риме.

При всех различиях все цивилизации земного шара обладали тогда общей несущей конструкцией: семья, частная собственность и государство. Если гибла римская разновидность, это никак не влияло на разновидность индийскую или китайскую, и более того — когда варвары, захватившие Рим, через несколько веков свою цивилизацию создавали — по умолчанию придерживались той же модели.

Сегодня распад угрожает не той или иной разновидности, но основополагающей структуре как таковой.

Я не историк, не социолог, но интересуюсь этими проблемами, поскольку от них самым непосредственным образом зависит судьба каждого из нас. Предлагаемая вашему вниманию работа — не более чем попытка на уровне самой грубой приближенной схемы понять, куда идем, куда катимся.

Итак, первая часть посвящена объяснению (схематичному и обобщенному) причины сложившейся ситуации, а вторая — (опять же схематичной и обобщенной) перспективе выхода из кризиса.


Часть I
Исчезновение семьи, частной собственности и государства

Я тебя породил — я тебя и убью.
Н.В. Гоголь

Говоря о "традиционных" отношениях между людьми и принципах построения сообщества, мы, как правило, имеем в виду то, что возникло в результате т.н. Великой Неолитической Революции — парную семью, соседскую общину, государство, объединяющее множество таких общин. Но ведь давно известно, что существовали они не изначально.

Покуда были люди охотниками и собирателями — жили родом-племенем, управлялись матриархатом. На скотоводство и земледелие перешли — образовались, как правильно отметил товарищ Энгельс, семья, частная собственность и государство. Потому что появилась та самая марксова "прибавочная стоимость" — человек начал производить больше, чем потреблял.

Причина нынешнего кризиса — резкий (как во времена неолита) скачок в развитии производительных сил, опрокидывающий производственные (а с ними вместе и все иные-прочие) отношения. Количество прибавочной стоимости перешло в качество: США на весь глобальный мир приготовить могут пир, и уж Индия одна на всех наткала полотна, но это, вопреки радужным надеждам супергуманистов — не решение, а проблема. Современный курьерский поезд невозможно водить по правилам движения карет 16-го века, нет смысла составлять текст, пересылаемый по электронной почте, по правилам этикета посланий начала нашей эры.

Должны коренным образом измениться представления о том, что такое хорошо и что такое плохо, отношения между полами и между поколениями, права и обязанности человека в сообществе. Мы знаем, что это произошло когда-то в неолите, не знаем только — как. Что это было — эволюция или революция? Незаметные перемены в течении ряда поколений или гражданская война? Были ли попытки "повернуть вспять колесо истории"? А может, прежние сообщества просто распались и на их генетическом материале возникли совсем новые?

Лишь следы, сохранившиеся в старых книгах и полузабытых обычаях, смутно намекают на то, что переход не был мирным: страх перед женской (именно женской — память матриархата!) магией — властью жриц древних культов. От библейской истории Саула, в отчаянии приказывающего слугам найти женщину (именно женщину!) волшебницу, заклинательницу мертвых, до панической эпидемии "охоты на ведьм" (именно ведьм, а не колдунов!) в Европе несколько веков назад.

То, что происходит сегодня на наших глазах, — уже распад прежних, но еще не появление новых отношений. Уже в 19 веке его обозначили одним емким словом: "ОТЧУЖДЕНИЕ". Отчуждение человека от других людей, от собственной деятельности и, в конечном итоге, от самого себя.


* * *
Колхозница я,
четыре имя у меня:
Я и лошадь, я и бык,
Я и баба, и мужик.

Советский фольклор

Переход от охоты и собирательства к земледелию и скотоводству — возможность произвести больше, чем потребляешь, создал имущество и патриархальную семью, превратившую женщин и детей в собственность добытчика-мужчины. И еще он создал разделение труда — выделение воинов как особой касты, не добывавшей пищу, а существовавшей за счет прибавочной стоимости, создаваемой другими. В некоторых культурах (преимущественно арабских и африканских) и поныне любая работа "не мужское дело", мужчина — только воин, "защитник". Если подраться не с кем, сидим в местном общепите и играем в бирюльки (у некоторых ультраортодоксальных евреев — в йешиве изучаем Тору) с братьями по гендеру, а семью обеспечивает жена.

Так было, но… больше так не будет. Не потому что кто-то там осознал несправедливость и признал права, а потому что в изменившемся мире это технически неосуществимо. Где-нибудь в африканской деревне женщина еще может мотыжить поле с новорожденным за спиной, а остальной десяток мелких подрастающих крутится неподалеку и общается с ровесниками, матери которых тоже мотыжат и автоматически присматривают за своими и за соседскими, кто поближе.

В иерусалимском квартале Меа Шеарим уже не может женщина, работающая, например, уборщицей или поварихой, таскать за собой младенцев, тем более если она окажется медсестрой или учительницей начальной школы. И потому, случайно забредя однажды в канун субботы в те края, имела я удовольствие наблюдать стрелой вылетающие из продуктовых лавок взмыленные лапсердаки, по самые шляпы обвешанные кошелками и пакетами, а также пару-другую папаш, выгуливающих многочисленных отпрысков.

Такой вот любопытный процесс размывания патриархальных семейных ролей происходит в наиболее приверженном традиции сегменте еврейского народа. Не потому чтобы они теоретически ставили эти роли под сомнение, а потому что практически не выходит никак иначе.

Но есть ведь на свете традиция и другая, не менее патриархальная: отец — крестьянин, ремесленник или даже воин — "кормилец", обеспечивающий семью, а мать, хотя и несет свои нелегкие обязанности по дому, дома и остается, и может спокойно детей держать при себе. Почему же и эта модель столь стремительно теряет привлекательность?

Потому что в патриархальном обществе создание и накопление наследуемого имущества — функция мужчины. Женщина может быть богата только если она жена или дочь удачливого добытчика. Известны истории вдов, которые сумели продолжить и развить унаследованный от мужа бизнес, но не приходилось мне слышать о девушках, чтобы в те времена самостоятельный бизнес начинали (разве что в "древнейшей профессии" или, на худой конец, в роли повитухи).

Разумеется, труд домохозяйки — куда более тяжелый и сложный, чем сегодня — всегда был необходим. Все понимали, что в достижениях мужа имеется серьезный вклад жены (см. хотя бы библейский гимн "Эшет Хаиль"), из этого факта исходят все законы о разделе совместно нажитого имущества, но результаты его чисто технически невозможно было ни сохранить, ни измерить. Сегодня все иначе.

Коренной перелом произошел в период "Мировых войн" 20-го века, всеобщей мобилизации мужчин. Их место у станка и у конторки, за рулем и в операционной заняли женщины. И выяснилось, что благодаря современной технике, организации и приемам труда справляются они ничуть не хуже, что представление о естественной роли мужчины как "кормильца" в значительной степени устарело, а вскоре после этого оказалось, что устарела и мужская монополия на роль воина, ибо чем дальше, тем больше требуется в армии людей таких специальностей, которые женщинам вполне доступны.

Пару годков назад случилось в наших палестинах: доблестные воины ХАМАСа подкопались было под Израиль, но как только из подкопа полезли, так заметили их милые девочки, сидевшие за много километров от того места в уютном помещении, уставленном мониторами, кофеварками и плюшевыми игрушками. И как нажали те девочки мышкой на кнопочку, так парой-другой доблестных у ХАМАСа сразу стало меньше...

Уравнение возможностей мужчин и женщин происходит во всех областях и по всем направлениям, так что в жизни нашей де факто потихонечку отмирают разнообразные атрибуты патриархальной семьи: тут облегчается процедура развода, там новобрачная не берет фамилию мужа, некоторые дамы замуж уже и вовсе не хотят, обходятся одноразовой связью или донорской спермой…

Еще вчера само собой разумелось, что именно сын — будущий добытчик — залог спокойной старости родителей, а сегодня куда надежнее стало растить дочь — у сына-то невестка в доме хозяйка…

Итак, в наше время женщины могут… Могут, но… ведь не обязаны. Конечно, родная советская власть в охотку посылала баб на железную дорогу шпалы ворочать или к бетономешалке ставила на строительстве многовоспетой Братской ГЭС, но в мировом масштабе это, согласитесь, скорее исключение, чем правило. И сегодня существуют во многих западных обществах (особенно среди приверженцев всяческих религий) семьи вполне традиционные, где отец — добытчик, а мать — домохозяйка, и никто не препятствует им жить, как сами хотят. Почему же с каждым поколением таких семей становится все меньше?

А потому что количество перешло в качество. В патриархальной соседской общине существуют два соприкасающихся, но не перекрывающих друг друга социума: мир мужчины и мир женщины. В каждом — свои традиции, свои порядки, своя иерархия. Не только женщине нет доступа в "мужской" мир — в "женский" мужчину тоже не пускают. Не может Тихон в "Грозе" защитить Катерину от Кабанихи, не умершему мужу, но живой свекрови хранит верность библейская моавитянка Рут.

Да и по сю пору чеченец — человек традиционного общества — без возражений встречает заявление матери, что пора уже ему жениться, и ей же предоставляет выбор невесты, хотя иногда она демократично предлагает ему поучаствовать в процессе. Она ведет переговоры с родителями потенциальных кандидаток, затем и с самими девушками. Показывает фотографии сына, рассказывает о его бизнесе, но главным образом — знакомится с ними, а они — с ней, ибо именно со свекровью, а не с мужем предстоит будущей жене налаживать повседневное сотрудничество, принимать и исполнять решения. И будет она жить в окружении ближних и дальних родственниц, ровесниц, соседок — найдет с кем подружиться и с кем поссориться, поделиться опытом, посплетничать, поплакать и посмеяться, помните, как у Пушкина:

Покрыты белой пеленой,
Как тени легкие мелькая,
По улицам Бахчисарая,
Из дома в дом, одна к другой,
Простых татар спешат супруги
Делить вечерние досуги.

Но то — чеченки, у их русских, еврейских, татарских и т.д. соседок такого мира больше не существует. Женщина, решившая целиком посвятить себя семье, автоматически оказывается на эту семью и замкнута. На мужа, который даже если готов помочь, в принятии решений участвовать может далеко не всегда, а содействует все больше методом: "Хватай больше — кидай дальше!". На детей, которым, при всем желании, не может передать опыт, необходимый для успешной социализации в обществе, где им предстоит жить — просто за отсутствием такового.

Это же обстоятельство отдаляет ее постепенно от подруг юности, у которых, конечно, есть семьи, дети, внуки, фото которых они с удовольствием демонстрируют друг другу на смартфоне и развешивают над рабочим столом, но отношения с новыми поколениями — уже другие, другие проблемы, и ритм жизни другой.

Вчера одинокой (и оттого несчастной!) считалась женщина, у которой нет семьи — сегодня таковой де факто оказывается та, у которой нет работы. Это естественно сказывается на ограничении численности производимого потомства, а также на (не)желательности присутствия в доме мужа, создающего дополнительную хозяйственную нагрузку.

Нет-нет, современные дамы отнюдь не монахини и с удовольствием прислоняются к крепкому мужскому плечу, но, как поется в известном мюзикле:

Хорошо, если б верный друг
У меня появился вдруг
И скрасил мой досуг —
Вот это было б здорово!

Поразвлечься вместе — это да, это хорошо, а хозяйство лучше поврозь — пусть папа будет приходящий, как во времена матриархата. С приходящего папы алименты стребовать, конечно, можно, но ни судебное решение, ни даже собственное желание не обеспечит ему реального участия в воспитании потомства — телепатия тут не годится. Требуется постоянное повседневное общение, а какое может быть общение, когда мама дома бывает только по вечерам, а папа в лучшем случае раз в неделю?

В донеолитическом материнском роде или постнеолитической соседской общине рождение и воспитание детей является нормальной частью повседневности, вполне согласованной с прочими ее частями, интуитивно ясно, кто что должен и кто что нет, кто в каждом конкретном случае отвечает за прокормление и обучение потомства. В современном мире дети стали беспризорными.

Сегодня в нормальную жизнь взрослого человека ребенок вторгается как стихийное бедствие. Папа с мамой обижаются друг на друга: он — потому что перестал быть для нее "самым-самым", как у своей мамы дома привык, да она еще требует по ночам к младенцу вставать, а днем мыть посуду; а она — потому что он не просто не желает заботы и тревоги делить, но и во внимание не принимает, что у нее ослабевают связи с друзьями и на работе прерывается стаж. В большинстве случаев, ни он, ни она даже самим себе не сознаются, что ребенок МЕШАЕТ им, но ребенка-то не обманешь. Он это чувствует и с возрастом все больше осознает.

(Есть, правда, с недавних пор в западном обществе новый, но бурно растущий сектор профессиональных безработных, дамы которого только и делают что рожают и живут на детские пособия, но тогда муж в доме тем более ни к чему. Впрочем, об этом — ниже).

Отчуждение закрадывается между супругами, между родителями и детьми (не только пока дети растут, но и когда родители стареют).

Во времена, давно прошедшие, отношения между поколениями обеспечивала поддержка коллектива, во времена, прошедшие еще не совсем — частная собственность семьи. Но что стало теперь с этой собственностью?


Продолжение следует

Это не должно повториться!

«А я не желал дивиться,

Я знал уже в те года:

Дождь может лишь книзу литься,

А вверх не идет никогда».

Б. Брехт


Всеизраильский совет студентов и молодежи проведет акцию в поддержку детей и подростков юга Израиля, страдающих от огненного террора из Газы.


Во вторник, 6 ноября, студенты и школьники Израиля — во
всяком случае, многие из них — придут в школу в черных футболках… Черная
футболка, по мысли организаторов, должна символизировать солидарность с
детьми, подростками и молодежью юга, живущими под сенью огненного
террора. А также протест против того, что некогда цветущий юг
Израиля превратился в черную степь.


Действительно, кто бы спорил — страдают. И, несомненно, заслуживают сочувствия и поддержки. Это правда, только… не вся.


Вспомним, товарищи, те жаркие дни — дни отчаяния, ужаса, бессильного
гнева… дни, когда выселяли Гуш-Катиф, когда своими руками отдавали врагу
территорию, которую он (и кто бы сомневался!) незамедлительно превратил
в плацдарм для нападения, когда страдали поселенцы, у которых, между
прочим, тоже были дети, в том числе и подросткового возраста.


Пусть не изобретено еще приборов для измерения страдания, так что
сравнение мое не совсем корректно, но… рискну предположить, что
предательское изгнание из родного дома тяжелее травмирует, чем поджоги
лесов и полей, которые все же восстановлению поддаются.


Пожар у кибуца Безри


Так вот, давайте вспомним, как реагировали на это папы и мамы,
бабушки и дедушки нынешней страждущей молодежи. Не помните? Ну, так я
напомню: единодушный был «одобрямс»! Ни одного голоса протеста не
раздалось с той границы, и не подумал никто вступиться за своих
защитников, что жизнью рискуя заслоняли их от беды, с которой
столкнулись они сейчас. Да и сегодня, приезжая на демонстрации в
Тель-Авив, требуя от правительства защитить их, и не подумают прощения
попросить у тех, кому сами когда-то в защите отказали.


Я живу не на юге, а на севере страны, в двух автобусных остановках от мошава Нахалаль, знаменитой обители семейства Гефенов.
Не сомневаюсь, что если завтра (не дай Бог!) кому-то придет в голову
отдать Асаду Голаны, они будут в первых рядах поддержки. А потом
результату удивятся и от правительства потребуют их защитить и не
допустить…




Молох

13 лет назад по подстрочнику и под ред. Арье Лондона перевела я балладу Гирша Ошеровича. Сегодня она мне кажется актуальной в связи с последними решениями наших юристов про "преступления" солдат.

Над Тиром ночь...
Над Тиром Молох – с брюхом полным пепла.
И на остывшей бронзовой макушке
сидит сова.
 
День вытек.
Сгустками застывшей крови   
Лежат отцы в постелях неподвижно,
а матери пылают как в огне.

Над Тиром ночь
и Молох одинок.
Стоит, молчит, окутан черной тьмою.
День кровью вытек.
Языки волны зализывают обожженный берег.
Сердца сжигает горькая надежда
покой купить за кровь.   
 
Молох, дай же нам спасенье!
Дай спасенье!
Вновь караешь,
Нас караешь... 
Как ни просим.
как ни молим...
  
Над Тиром ночь.
безлунна и черна.
Неодолима тьма, и в зыбкой дреме
отцы дрожат, и матери клянут
свою утробу и свои сосцы,
а дети молча ожидают смерти.
 
Молох, Молох, нас помилуй,
Молох, Молох, не терзай нас,
Будь к нам добр, прости нас, Молох,
Как и мы тебе прощаем.
 
Над Тиром ночь.
Никто к своей тоске 
Прислушаться не хочет,  
и никто 
не смеет допустить ее в сознанье.
Но как изгнать из сердца ту тоску – 
тоску по юной, обреченной жизни?
 
Молох, Молох, помоги нам,
Не карай нас больше, Молох,
Отчего, великий Молох, 
Обратил ты помощь в кару?

Над Тиром ночь.
Лежат супруги рядом,
но не осталось силы для желанья.
Пусты сердца, пусты и колыбели,      
Твое дитя – кровавый след в траве...      
 
Молох, Молох, Отче Молох!
Эти дети... - наши дети...
Не Твои... как нам отдать их?..
 
Над Тиром ночь
И веет ветер с моря,
и веки спящих солью присыпает.
И волны в скалы бьются, а скала
лежит на сердце каменной громадой.
И Молох бдит...
Уж скоро рассветет, 
и превратится во вчера сегодня.
 
Молох, пожалей, помилуй,
Ты – отец, твои мы дети...
Но и мы детей рожаем,
Нашу плоть, и кровь, и счастье. 
Плод любви и плод надежды
В твоем чреве станет пеплом...
 
Молох, Молох, вновь ты гневен,
Чем же мы не угодили?
Или мало слез пролили
Материнских и отцовских?
Без детей нет счастья Тиру.
 
Молох, Молох, ты – Господь наш,
Ты и наших рук созданье.
Так за что нас ненавидишь?
Хоть и мы грешим порою,
Но тебе всегда покорны.
Отдаем тебе без спора
То, что нам всего дороже.
Мы из сердца сердце вырвать
Для Тебя всегда готовы!
 
Так за что ты нас караешь?
Так за что ты бьешь нас снова?
Подскажи хоть – в чем виновны? 
   
Над Тиром ночь.
И пролитая кровь
Рыдает на песке, а ей в ответ   
Кровь стонет, что еще осталась в жилах.               
Рассвет не радость принесет, а ужас:                                                                                           
С восходом солнца Молох оживет...
Куда бежать? От дня не уберечься.
...И снова друг от друга прятать взгляд
И забывать, что значит слово «мама» 
И «папа»... Молох требует себе
То, что ты в лоне матери посеял, 
Что радостно растил себе в утеху,
Чтоб растерзать живьем...
 
...Но что мы можем?
Кто даст совет?
Ведь жалкий человек
Не может достучаться в медный череп,
Ни брюхо из железа разорвать...
Алтарь кровавый скрыт за черным дымом,
И жизнь детей висит на волоске.
...Но кто нам даст совет?
И что мы можем?..
 
Над Тиром ночь.
Но жители не спят.
Они застыли, словно та сова,
У Молоха на черепе... Они
Принять готовы все. 
От равнодушья?..
От мудрости?.. 
В предсмертном отупенье?.. 
В отчаяньи?..
Кто идола себе 
клепает на потребу, 
поначалу
Не ведает цены, что должен будет 
Он заплатить за собственного бога.
 
Ведь идол слеп и глух,
Он не дает, 
а пожирает жизнь...
Кто создавал
Своим трудом и собственной рукою
Литой кумир - плод страха своего,
пустой мечты -  избавиться от смерти, 
ей отдавая жизнь -
свою вину
искупит только вызовом открытым
и святотатством:
 
Если бог могуч -
пусть покарает! 
А терпеть – нет силы!
 
Над Тиром ночь... но нету тишины.
Кто первым встал? Кто выбежал из дома?..
Толпа несется, улицы заполнив,
Кипит, клубится, окружает бога:
 
...Разбойник!.. Хищник!...
- Возврати мне счастье!
- Верни ребенка!... 
- Не боюсь тебя! 
- Мне нечего терять!
- Не успокоюсь,
пока не проломлю твою башку,
своей рукой тебя не уничтожу!..
 
Над Тиром ночь...
Но людям не до сна.
Стрелой летят они, вскочив с постели,
Горят сердца, в глазах сверкает ярость,
В руках – дубины, топоры, кувалды...
 
- Где он, молох?
- Где он, идол?
- Мы в куски его раскрошим!
- В порошок сотрем кастрата!
- Будь ты проклят, бог-убийца!
 
- Бог, от нашей плоти жирный!
- Бог, от нашей крови пьяный! 
- Подавись, паук проклятый!
- Хватит, хватит – натерпелись
и наплакались о детях!
 
- Нет, я лучше не дубиной,
лучше – голыми руками
доберусь до медной глотки,
рассчитаюсь за сожженных,
отстою живых для жизни
и убийце отомщу!
 
...Вот Молох зарычал и зашатался,
и вот он с воем валится на землю,
и топчет крылья дикая толпа,
и в ярости выкручивает руки,
бьет в грудь, украшенную мордой бычьей...
 
- Людоед, болван железный!
- Пусть опухнут наши пальцы,
- С кулаков пусть слезет кожа, 
- Мы кровавыми руками 
раздерем тебя на части!..
 
...Нет, не тебя, бездушного, убьем мы,
А собственную нашу слепоту. 

Продемонстрировали

В воскресенье, 18 декабря, на улице а-Яркон в Тель-Авиве состоялась акция протеста против убийства мирных граждан Сирии. В этой акции приняли участие сотни израильтян.

Ну что ж, ничего страшного нету. Пару годков назад, помнится, какие-то студенты перед египетским посольством демонстрацию провели – с требованием вернуть нам построенные предками пирамиды. Очень даже получилось прикольно, и египтяне оценили тоже. Но эти-то, вроде как, на полном серьезе. Они что, и вправду надеются Асада или Путина напугать? А впрочем, был у их протеста еще один адресат: родное израильское правительство, у которого они потребовали принять беженцев из взятого (наконец-то) Алеппо. Вопрос – зачем?

Беженцев этих из Алеппо, как многократно сообщали СМИ, вывозят автобусами. Автобус обыкновенно едет из пункта А в пункт В. Скажите пожалуйста, чем пункт В этим беженцам плох, и если да, то почему бы сразу не заменить его пунктом С? Беженцы эти, если не ошибаюсь, сунниты, т.е. братья во Мохаммеде тех же саудовцев и прочих эмиратов – так почему бы их туда не доставить, если в Сирии места нет? Тут, кстати, Израиль и вправду мог бы с транспортировкой помочь, а в самом Израиле делать им, честное слово, нечего: вера чужая, язык чужой, у власти люди, которых они с детства привыкли считать пожирателями грудных младенцев. Не говоря уже о том, что среди них определенно затешутся боевики, а этого добра нам тут и без них таскать – не перетаскать.

Так зачем, спрашивается, и им, и нам жизнь усложнять? Тем более, что правительство наше, не будучи клиническими идиотами, ничего такого делать не собирается. Чего же ради вся эта комедия?

Ответ: настоящий адресат – не родное правительство, и уж тем более – не Трамп и не Путин. Послание направлено «братьям по классу» из европейско-американской левой:

Мы – как вы! Мы тоже готовы протестовать, не разобравшись, против неведомо чего, по первому свистку из телевизора! Готовы принимать «беженцев», невзирая на затраты и последствия! Нам тоже с высокой стройки коммунизма наплевать на судьбу наших собственных бедняков, стариков, женщин и детей – спишем на незначительные побочные эффекты реализации великой идеи космополитизма!

Вы только поставьте нам галочку! Простите, что мы – евреи! Ну, мы же не виноватые, что такими родились! У нас же мировоззрение, убеждения самые, что ни на есть, правильные – ну признайте, признайте же наконец нас своими!

(no subject)

Известный израильский рэпер Хацель (Йоав Элиази) в социальных сетях обратился к вожаку МЕРЕЦ Захаве Гальон со скромной просьбой:



«Привет Захава, это Йоав Элиази, не будьте шокированы. Я хочу попросить вас об одолжении. Избавьте Израиль от вашего присутствия и заберите с собой ваших друзей «Бецелем» и «Шоврим штика». Я думаю, будет всем лучше, если вы просто уедете. Также мы будем рады, если вы смогли бы взять с собой Ханин Зоаби. Я готов финансировать ваш отъезд. Большое спасибо».


Геверет обиделась и решила проверить, насколько актуальна среди граждан Израиля подобная просьба, заявив в припадке самоуверенности, что если сие обращение к ней соберёт до конца января более 40 тысяч лайков (приветствий) и 4000 перепостов, она примет ислам и переедет в Газу вместе с «Бецелем», «Шоврим Штика» и Ханин Зоаби.

Инна Гольцман

Ребята, набирайте срочно 40000 лайков, будем освобождать страну от Гальен )))))))она пообщала переехать в Газу !!!!!

http://evreimir.com/114046/40-tysyach-bochek-na-galon/#comment-156527

В лучших традициях Палливуда

Выйди вон из мово кабинета,

Бери свои зубья с собой –

Ты носи их в кармане жилета

И помни про нашу любовь!

   Советский фольклор

Очередное ржавое корыто с "беженцами" затонуло у греческих берегов. Среди трупов, извлеченных из воды береговой охраной, оказалось тело трехлетнего сирийца Айлана Курди. Потрясенные сим ужасным событием европейские СМИ ломали руки, рвали волосы и били себя по бумажнику, призывая начальство снять барьеры и впустить незамедлительно всех, в дом ломящихся. Европейское начальство не осталось глухим к этому призыву. Действительно, в какое же отчаяние надо впасть, чтоб с малышом пуститься в таком тазу да по морю в грозу…

Вопрос насчет отчаяния решили выяснить с уцелевшим папой мальчонки. В семье, кстати, была мама и еще один ребенок, постарше – те тоже утонули, а папа выплыл, поскольку был на нем спасательный жилет – один на всю семью. Оказалось, что эти сирийцы уже с 2012 года жили в Турции, и папа даже работу имел, но – малооплачиваемую. Когда понадобилось ему вставить зубы, выяснилось, что наличная зарплата не открывает перспектив. И вот, для ради будущей ослепительной улыбки, которую, как не без оснований он полагал, оплатят в Германии, и рискнул заботливый родитель жизнями жены и детей.

…Нет, вы подождите, не спешите обвинять его в бессердечности. Он – человек другой культуры, с другой иерархией ценностей. Помню, на московской моей работе одна сотрудница рассказывала про кузину, приехавшую с мужем-египтянином погостить. Так он однажды холодильник открыл, обнаружил фрукты, для детей предназначенные (его собственных, между прочим, детей!), да тут же, не задумываясь, их и сожрал. Не думайте, что человек этот детей не любил – нет, любил, и растил, и обеспечивал. Просто в его культуре принято обеспечивать, прежде всего, не деток, как в нашей, а наоборот тому, папу-кормильца. Будет папа сыт – будут у него силы, тогда и у деток хватит еды, а детворе отдать – так еда скоро кончится, и помрут они вместе с папой. По той же самой логике во время нашей "интифады" самых сопливых в первых рядах ставят – расходный материал. Обратите внимание, что зубообеспечительная афера у жены сирийца и матери его детей возражений не вызывала, а его проживающая в Канаде сестра ее даже профинансировала в объеме 4000 евро.

В Турции, если кого к ответственности и привлекут, то только перевозчиков. Папаша – в своем праве. О том, что немцев собирался обманывать – и вовсе речи нет, они на такие мелочи не обижаются уже давно. Но интересна реакция западных СМИ, делающих в лучших традициях Палливуда слезоточивую сенсацию из гибели трехлетнего мальчонки, которую куда более философски воспринимает его собственный папа. 

(no subject)

А вложу-ко я и свои пять копеек в кипящую дискуссию про гомиков и парады. Дело в том, что это не одна тема, а две, причем, очень разные.

Человек (любой!) от природы не гомо- и не гетеро-, а, скажем, полисексуален. Инстинкт у него врожденный, а вот на кого направить вожделение – дело воспитания. Так же обстоит дело, кстати, у птиц (см. Конрада Лоренца). Не стану утверждать, что из этого правила нет исключений (отклонения и болезни бывают всякие), но ради такого количества особей, ей Богу, не стоит огород городить.

Гомосексуализм в человеческих обществах был, есть и будет. Он естественно возникает там, где партнера противоположного пола не достать (тюрьма, монастырь, корабль, закрытый интернат), и человек, первый сексуальный опыт которого приходится на такие заведения, с большой вероятностью станет гомиком (воспитание!). Отсюда Чайковский, выросший в таком интернате, английская аристократия, верхушка русской православной церкви. Но в большинстве случаев такие наклонности не препятствовали в дальнейшем связям гетеросексуальным, семье и рождению детей. У Ивана Грозного был, как известно, Басманов, но была и жена (и не одна!). В некоторых культурах гомосексуализм был частью ритуала – считалось, что мальчики должны служить сексуальным объектом взрослым мужчинам, иначе – не вырастут. То есть, взгляд на это дело был правильный – ничего страшного, бывает, может быть забавой, приятным времяпрепровождением, даже священным ритуалом, но никогда и нигде не заменяет семью.

Вот теперь переходим ко второй теме, которая, строго говоря, относится не к гомосексуализму как явлению, а к семье как социальному институту. Семья придумана для выращивания потомства, и совершенно не безразлично, какое сексуальное воспитание оно будет в семье получать. Английский лорд в свободное время мог развлекаться как хотел, но его сынишка, на папу глядя, так и понимал, что это все – развлечения, а для серьезного дела продолжения рода требуется все-таки мама, понимала и дочка, что на такие игры будущего мужа можно сквозь пальцы смотреть, покуда не пренебрегает он обязанностью производства и содержания детей. Ритуальный запрет гомосексуализма в ТАНАХе однозначно связан с заповедью инстинктивного размножения, да и не один он там, есть целый ряд таких запретов.

Именно против этого и направлены все эти парады гордости, однополые браки и басни про 10% неисправимых гомосексуалов. Не случайно распространяются они там, где семья как институт в затяжном кризисе, рождаемость падает и структуры распадаются, там, где ребенок – не продолжатель рода, а обуза, препятствующая родительским развлечениям, или, наоборот – милая куколка для сентиментальных забав. Там, где закономерностью стала "семья" из одного родителя, и пара гомиков, и коза с курицей за нее сойдут, это точно.

За отвратительным уличным кривлянием стоит не защита чьих-то попранных прав, а претензии идеологии предельного индивидуализма, слепого отрицания факта, что человек – животное общественное. Гомосексуалистов попросту инструментализируют, используют для разрушения общественных структур, добивания западной цивилизации, в результате чего тем же гомикам – на подъемных кранах болтаться придется. Но господ "правозащитников" это, разумеется, не колышет.