Category: еда

Может быть, кто-нибудь что-нибудь знает?

Дорогие друзья.

У меня тут возник нетривиальный вопрос. На знакомое семейство наехали какие-то статистики, требуют отчета о количестве съеденных котлет и использованной туалетной бумаги. Давать им информацию у моих знакомых охоты нет, не потому чтобы они доходы скрывали (было б чего скрывать!) или бомбы в подвале делали, а просто потому что недосуг - других забот хватает. Тогда им прислали вот такую страшилку:

Произвела я всенародный опрос - что бы это значило, за что уголовная ответственность и в каком размере. Университетская профессорша изумилась, потом догадалась: Ну конечно, кто ж им добровольно станет давать информацию? Супруга бизнесмена вспомнила, что и к ним когда-то привязывались с таким, в конце концов они что-то дали, но когда статистики и на следующий год пожаловали, муж их послал лесом, и они пошли. В консультационном пункте по правам граждан специалист по трудовым спорам глаза вытаращил, адвокат плечами пожал, а начальница в гневе воскликнула: "Не может быть!".

Так, может, из вас кто чего слыхал, что это за таинственный закон от 72 года?

Пейте морковный сок! - окончание

Наиболее известна формулировка из Евангелия от Матфея, насчет подставления второй щеки. Причем, любители на нее ссылаться обычно упускают из виду, что проповедь Иисуса была по преимуществу эсхатологической, проще сказать: не об том беспокойтесь, как в этом мире выжить – потому как он все равно вскорости сгинет за грехи его многие – но об том, как лучше устроиться в мире грядущем, когда появятся запланированные новое небо и новая земля. Христианская церковь это, впрочем, учла и, покуда не наступил конец света, непротивление руководством к действию не считала, а тех, кто пробовал – вроде другого графа Толстого – не стеснялась и отлучать.

Но двухтысячелетняя история христианства левакам – все равно, христианского или еврейского толка – не указ. Призывы покорить арабов гуманизмом не перестают раздаваться со всех концов левого лагеря. Кто газоосвободительную флотилию с распростертыми объятиями встречать призывает, кому арабские очереди перед КПП спокойно спать не дают, но самый распространенный мотив: "Войдемте, товарищи, в положение".

Посочувствуем арабскому семейству, вынужденному в результате Шестидневной войны из Иерусалима в Назарет перебраться (на расстояние, немногим превышающее дистанцию между Лужниками, где я родилась, и Мытищами, в которые семья переехала, когда я школу кончала, ибо выбраться из коммуналки другого способа не было).

Прольем слезу над тяжкой участью арабского политика, что каждый день из окошка видит, где до 48-го года стоял его дом (но ни в коем случае не вспомним мою знакомую немку, которая мне с горочки на австрийской стороне на чешскую показывала: "Вот этот дом был наш, а вот по этой тропке папа в школу ходил").

Внесем в программу еврейских школ изучение "палестинской Накбы" (никоим образом не упоминая горькой участи французских жителей Алжира или русских беженцев из Грозного, сравнивать дозволяется только с нашей Шоа… ой, то есть нет, как раз НЕ сравнивать, а то различия больно уж выпирают).

Проделаем все это – и будем до морковкина заговенья с трепетом ожидать ответной любви… Только не надо, не надо ссылаться на то, что «восток – дело тонкое», что

Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут,
Пока не предстанет Небо с Землей на Страшный Господень суд.

Потому что бывают такие тонкие намеки на толстые обстоятельства, которые понимают все четыре стороны света, как правильно отмечает Киплинг во второй половинке приведенного четверостишия:

Но нет Востока, и Запада нет, что племя, родина, род,
Если сильный с сильным лицом к лицу у края земли встает.

На всех высотах и широтах, во всех эпохах и культурах чужого могут полюбить только за отвагу и силу. Послушаем еще Киплинга:

И вышиб из рук у него пистолет: здесь не место было борьбе.
«Слишком долго, — он крикнул, — ты ехал за мной,
слишком милостив был я к тебе.
Здесь на двадцать миль не сыскать скалы, ты здесь пня бы найти не сумел,
Где, припав на колено, тебя бы не ждал стрелок с ружьем на прицел.
Если б руку с поводьями поднял я, если б я опустил ее вдруг,
Быстроногих шакалов сегодня в ночь пировал бы веселый круг.
Если б голову я захотел поднять и ее наклонил чуть-чуть,
Этот коршун несытый наелся бы так, что не мог бы крылом взмахнуть».
Легко ответил полковничий сын: «Добро кормить зверей,
Но ты рассчитай, что стоит обед, прежде чем звать гостей.
И если тысяча сабель придут, чтоб взять мои кости назад,
Пожалуй, цены за шакалий обед не сможет платить конокрад;
Их кони вытопчут хлеб на корню, зерно солдатам пойдет,
Сначала вспыхнет соломенный кров, а после вырежут скот.
Что ж, если тебе нипочем цена, а братьям на жратву спрос —
Шакал и собака отродье одно, — зови же шакалов, пес.
Но если цена для тебя высока — людьми, и зерном, и скотом,
Верни мне сперва кобылу отца, дорогу мы сыщем потом».

Чем там у них дело кончилось – дочитывайте сами, но вкратце – образовались мир, дружба и полное взаимопонимание.

Естественно, Киплинг – этот колонизатор, расист и вообще редиска – никакому левому не указ, но не в Киплинге проблема – проблема в «вечном сегодня». Современные левые не только что истории своей не знают – они отрицают, что такое знание имеет смысл. Мало ли что бывало прежде – прежде люди были дикие и невежественные: заводили семью, рожали детей, защищали Родину, жарили котлеты… одним словом – хвостом за ветку держались. Это все предыстория была – настоящая история начинается с изобилия на халяву, бесплатной раздачи слонов и прав без обязанностей под девизом: «Make love, not babies”.

Легко понять, что в такую цивилизацию Израиль, при всех своих достижениях в науке и хайтеке, не впишется никак, и не в последнюю очередь – именно потому, что перманентная, хотя и вялотекущая, война от реальности не дает оторваться. Для левых это – истинная трагедия, крушение всех надежд и исчезновение смысла жизни. В ситуации, когда и за соломинку схватишься, не до осознания, мягко говоря, дефектов в проектах, описанных выше, т.е. чисто психологически я готова понять и посочувствовать, но как подумаешь, что эти товарищи подобные проекты взаправду реализовать собираются - так сразу пропадает сон и аппетит.

Так вот, думала я, думала – и придумала! Есть проект, ничуть не менее бессмысленный, зато куда менее опасный и даже, в какой-то мере, перспективный.

Товарищи левые, родненькие мои, пейте морковный сок! Пейте и верьте, что в нем – решение всех проблем и панацея от всех болезней! Вам ведь это даже и легче, чем тем беззаветно верующим москвичам – давить самим не надо, у нас киоски на каждом углу. Недорого, вкусно, и витаминов полно. Для здоровья выходит в самый раз.