Category: криминал

Сказка про белого бычка

Понимаю, понимаю ваши претензии, господа, особенно жителей Юга, который последнее время интенсивно расширяется в северном направлении: хватит уже миндальничать с бандитами, войти в Газу и разутюжить раз и навсегда это осиное гнездо!

Долой трусливого Биби, что ХАМАСа боится и армии воли не дает! Вот уже Лапид с Либерманом дуэтом спели… Ну ладно, Лапид, деточка-кокеточка, может и вправду не понимает, о чем поет, но вот уж про Либермана поверить трудно. Запустить солдат в Газу… а защищать их будет кто?

Нет-нет, вы меня неправильно поняли – не от какого-нибудь ХАМАСа-джихада, от этих-то они защитить сумеют, и себя, и нас заодно. А вот от родных армейских прокуроров кто их защитит, от обвинения в недостаточной чуткости к бедными арабам? В том, что огонь посмели открывать, не выяснив предварительно, с какой целью по ним стреляют – а вдруг без намерения попасть, и вообще – может, у того исламиста детство было тяжелое…

Вы ведь, господин Либерман, даже будучи в должности военного министра, одного-единственного Эльора Азарию не сумели отбить, хотя верю вам, что хотели, а в Газу войди – тут же таких дел образуется не меньше сотни.

Да и какая же мать согласится отдать
Своего дорогого ребенка – медвежонка, волчонка, слонёнка, -
Чтобы несытое чучело бедную крошку замучило!


Прежде чем Газу штурмом брать, прокуратуру разгромить надобно, да и БАГАЦ в придачу, но и это еще не все.

Газа нынче у нас вроде того пацаненка, которого прячущаяся в подворотне банда на прохожих напускает, провоцирует их, чтобы выскочить потом всей кодлой с воплем: "Чего, гад, маленького обижаешь!". Газу-то в асфальт закатать чисто технически – не проблема, но банда-то в подворотне на стреме стоит…

Нет-нет, я не про арабские страны – у них сейчас без нас хлопот полон рот, и даже не про Иран – ему поводов не требуется. Я про Европу. Во-первых, там прокуроры еще почище наших сидят, а во-вторых, как только мы эту самую Газу займем, так сразу под угрозой санкций, бойкотов и т.п. потребуют ее, родимую, от злого ХАМАСа освобожденную, доброму Аббасу отдать и позволить ему наконец создать вожделенное палестинское государство без поселений, но с беспрепятственным проездом в обе стороны через нас… Дальше все понятно.

Вот такой вариант Биби почему-то не устраивает, ХАМАС нам нужен, он это знает и потому наглеет, за что периодически получает по носу, но не сильно, а чтоб его, злодея, всякий час Европе можно бы предъявить. Ничего хорошего в этих индейских танцах, конечно, нет, но ослосоглашение, великое наследие Рабина, не оставляет нам выбора – после драки кулаками не машут.

Правда, если приглядеться, можно заметить, что Биби это наследие потихонечку-полегонечку ликвидирует. Шантажу с Шалитом противостоять не смог, но при попытке повторить удачный трюк ответил жестко. Поселений не демонтировал, разве что строительство замедлял, каждую пятницу лишь солнце закатится борцунов у заборчика отстреливает, да и славных ракетопускателей с командирами ихними все чаще на мушку берет без никакого гуманизма вместо того, чтобы пулять по пустырям да сараям… Понятно, что хранители священного наследия такое святотатство безнаказанным не оставят.

Не катите бочку на Биби за недостаточную решимость и правизну – много ли можно сделать в стране, где половина населения за любое надувное чучелко готова голосовать, абы только голова в телевизоре показалась?

Покуда Биби кучу террористов на одного растяпу-Шалита менял, никого не интересовало, сколько стоят его сигары и шампанское. Покуда Африку в южный Тель-Авив не мешал автобусами возить, переговоры с газетчиками тоже преступлением не считались. Вероятно, следующим обвинением будет разрушение окружающей среды посредством производства избыточного мусора – тут уж вариант беспроигрышный: пойди определи, сколько мусора – в плипорцию, а сколько уже избыток!

И вот уже Либерман недвусмысленно намекает, что и операцию-то эту с отстрелом очередного предводителя команчей не зря именно теперь провели, а не, скажем, месяц назад, когда уже все готово было. Не иначе как хитрый Биби каких-то пряников для себя ожидал. Либерман, вероятно, не ошибается, только вот стоит уточнить, каких именно пряников.

На новых выборах больше голосов получить? Это от жителей Юга, которым опять ракеты на голову полетят?

Прокуроров напугать? Ну, это и вовсе смешно – видали они таких вояк, они Шарона через колено ломали.

Нет, ребятушки, не так тот Биби прост. Полагаю, надо было ему, чтобы потенциальные союзники Бени Ганца – арабские депутаты кнессета – однозначно, да прямо в телевизоре обозначили свою позицию: требуем наследие Рабина свято хранить, процесс уничтожения Израиля прервать не позволим!

Так вы, господа избиратели, готовы их поддержать? А Бени Ганца, который по этому поводу ничего, кроме невнятного бурчания, сроду не испускал, но за арабов хвататься уже начал? Вы действительно на это готовы?

Ну-ну…

(no subject)

Ну вот... в Газе полсотни трупов как одна копейка - только за сегодняшний день, глядишь, под конец спектакля пару сотен набежит... Не Сирия, конечно, но думается мне, что на том свете и эти ребятки счет Шарону предъявят за его "размежевание".

Подражать Анне Франк…

Я внимательный,
Я старательный,
Привлекательный
Замечательный,
Образцово-показательный!
С. Богомазов

Слыхали новость? «Ультралевая НГО подписала договор о сотрудничестве с Фондом Анны Франк… Генеральный директор New Israel Fund Микки Гицин сказал, что сотрудничество с Фондом Анны Франк усилит деятельность его организации в нескольких вопросах, включая борьбу за социальную справедливость, способствование сосуществованию, гендерному равенству и борьбе с расизмом в Израиле».

Оно конечно — фонд Анны Франк с самой Анной путать не надо. Есть (была) живая реальная Анна Франк, и есть (тиражируется) образ, символ, образец для подражания…

На лекциях, которые слушала я в «Яд Вашем», не раз и не два звучали нотки неподдельной обиды: Вот, мол, не уважали в Израиле уцелевших в Катастрофе, не проявляли чуткости, не учитывали, что не было никакой возможности сопротивления… О том, что происходило тогда, в конце сороковых, судить не берусь — меня тогда тут не было — но в современных лекциях все настойчивей, все назойливей пробивалось: Непротивление злу насилием есть героизм, как минимум, не меньший, чем самозащита, а если приглядеться, то, может, и более того.

Оказывается, главное — не одолеть убийц, а превзойти их морально. Символом такого морального превосходства и сделали Анну Франк, потому что на ее внутренний мир, судя по дневнику, происходящее вокруг нисколько не влияло, никаких чувств — ни положительных, ни отрицательных — к нацистам не испытывала, жила обычными психологическими проблемами девчонок своего возраста. Не нам судить, хорошо это или плохо, возможно, «вытеснение» по Фрейду было в данном случае оптимальной психологической защитой, да к тому же и объективной информации о происходящем у нее не было.

Зато у нас-то, у сегодняшних, и информация, и оружие есть, и в избытке, но… пользоваться этим оказывается… безнравственно. В качестве нравственного образца предлагается беспомощность и беззащитность жертвы. Анна-то свою участь, увы, не выбирала, зато от нас требуют добровольного согласия пойти как овцы на бойню. В крайнем случае дозволено задним числом претендовать на компенсацию, добиваться наказания убийц по суду, но действующим убийцам никоим образом не мешать — разве что спрятаться, а если все равно обнаружат — ну, значит, не повезло…

Бертольт Брехт говорил, что от одного и того же человека в одних и тех же обстоятельствах можно с одинаковой вероятностью ожидать двух диаметрально противоположных поступков. Из истории Анны Франк можно с одинаковой вероятностью сделать два диаметрально противоположных вывода:


  1. Преследование и убийство Анны Франк было делом очень нехорошим, мы никогда не должны так поступать.

  2. Преследование и убийство Анны Франк стало возможным из-за ее беззащитности. Мы не должны больше быть беззащитными.

Вы скажете — одно не исключает другое. А это — как посмотреть… Чтобы не быть беззащитным, надо — в пределе — убивать врагов. Но ведь те, кто убивал Анну Франк, были убеждены, что все евреи им враги. Даже если на самом деле было не так, они-то на самом деле верили. Значит, защищаясь, мы рискуем совершить как раз то, чего совершать нельзя!

Логично? — Да, логично. Так как же быть? Придется, видимо, последовать совету Айн Рэнд: Если логика приводит к абсурду, проверьте исходные постулаты. И, от себя добавлю, не только сформулированные, но и принятые по умолчанию.

В частности: призывая воздерживаться от столь нехороших поступков, вы по умолчанию предполагаете, что подавляющее большинство человечества уже готово (или вскорости будет готово) последовать этому призыву. Оно бросит воевать, возлюбит ближнего и перестанет поддаваться демагогической пропаганде. Но… а почему вы так думаете? Ведь если до сих пор оно воевало, не любило и поддавалось, то наверняка вследствие каких-то причин. И что — они уже исчезли? Или вы знаете, как их устранить? Если же на ваш призыв откликнется лишь часть человечества, которую вы, конечно, сочтете лучшей, то вскорости неизбежно выяснится, что она слишком хороша для нашего грешного мира.

Но отказавшись от абсурдного постулата, мы тем самым берем на себя обязательство разбираться в ситуации, принимать решения и нести ответственность, если они окажутся ошибочными. Всякий раз предстоит определять заново, кто нам друг, а кто враг, чем привлечь первого, чем отпугнуть второго, и не подставляют ли нам в качестве врага не того, кто опасен, а того, с кем легче справиться… В результате мы, возможно, сохраним жизнь, но вероятно утратим безупречную моральную репутацию, о которой столь неусыпно печется New Israel Fund, ибо единственной гарантией от ошибок является, как известно, бездействие.

Не знаю, какой из двух вариантов выбрала бы сама Анна, но фонд ее имени свой выбор сделал однозначно: Вся прибыль от издания дневника еврейской девочки, убитой по причине ее беззащитности, будет отныне тратиться на убеждение недоубитых евреев, как можно скорее взять с нее пример, принципиально отказавшись от всякой самозащиты. И то сказать, ведь Анна Франк была гораздо нравственнее убивавших ее нацистов.

А если…

Надо ли казнить террористов? На мой взгляд, конечно, да. Предположим, это

даже не уменьшит количества кандидатов в шахиды, все равно остаются
аргументы как моральные (кто приходит тебя убить -того убей первым!),
так и материальные (не придется их всю жизнь стеречь и кормить).
Разумеется, это — в принципе. В условиях конкретного места и времени
вполне могут обнаружиться весомые противопоказания, но пока что
аргументы против слышала я только от главы ШАБАКа Надава Аргамана, всего числом два:



  1. Террористы станут захватывать в заложники евреев по всему миру, чтобы обменять на своих приговоренных к смерти.

  2. Прогрессивное человечество сочтет Израиль варварским и скажет ему: «Ну-ну-ну».


Разберем по порядку:


Будут ли террористы захватывать евреев в заложники, если мы их будем
приговаривать к смерти? Вполне возможно, что да. …Ну, а если не будем?


Или они до сих пор этого не делали? (Вспомним хотя бы историю Гилада Шалита).
Да, но, может быть, не столь интенсивно… Так ведь интенсивность
антиеврейских действий по всему миру все равно усиливается с каждым
днем. Еще вчера кипоносцы гордо разгуливали по городам Европы, но что
вчера было немыслимо, сегодня — уже повседневность. Не исключаю, что
завтра и захват заложников повседневностью станет, и вряд ли европейцы
смогут (захотят?) предотвращать его. Только никаких смертных приговоров
для этого не требуется — просто процесс продолжит развиваться в том же
направлении, что и до сих пор.


В 70-х годах прошлого века европейские правительства пошли на сделку с
ФАТХом, надеясь нашей кровью откупиться от него. Исполняли их
требования, деньги давали, на все закрывали глаза… Сегодня взрывы гремят
в их собственных столицах, а про завтра лучше и не задумываться.
Увидев, что ты что-то делаешь или не делаешь из опасения, как бы они не…
террористы определенно сделают как раз то самое, чего опасаешься ты.


Сочтет ли «прогрессивное человечество» Израиль варварским? Ну,
давайте все-таки уточним: Немалая часть этого самого человечества
считает Израиль… не то чтобы «варварским» (они слова такого не
понимают), но, в общем, «редиской» по самому факту его существования,
никакие его действия или решения в этом ничего не меняют, а смертной
казнью у себя дома они и сами не брезгуют.


То есть, речь идет только и исключительно о возможной реакции Европы (она между тем уже воспоследовала — именно такая как ожидалось). Ухудшатся ли от этого отношения? Увы, ухудшатся вне всякого сомнения, только вот — оттого ли?


Не надо быть большим пророком, чтобы предсказать неизбежный рост
неприязни к еврейскому государству в обществах, где средний возраст
нарастает также стремительно как долги, да к тому же грядет всеобщая и
полная исламизация. Остановить этот процесс при всем желании мы не в
силах, и будут ли у нас террористов казнить или миловать — на судьбу
Европы это не повлияет никак. Переход в статус дхимми скорее, чем вы
думаете, заставит коренных европейцев искать точки соприкосновения с
идеологией новых господ, для чего, в частности, традиционная юдофобия
подходит как нельзя лучше.


А уж тем, кто с моими мрачными прогнозами не согласен и предсказывает
Европе возрождение, и вовсе бояться нечего. При таком раскладе и
европейцам тоже придется, пожалуй, для террористов смертную казнь
вводить, да и вообще им станет не до Израиля — в своем бы дому
разобраться…


Итак, угрозы, упомянутые начальником ШАБАКа, более чем вероятны, но к
проблеме смертной казни для террористов отношения не имеют. Неужели же
он не понимает этого? Думается мне — понимает, но… понимает он и наличие
весьма влиятельной группы, которая понимать определенно откажется. Я
имею в виду ДИАСПОРУ.


В начале тридцатых, когда в Германии начались первые антисемитские
мероприятия, тамошние евреи поначалу были убеждены, что их это не
коснется, а направлено только против «восточных», что недавно приехали и
не умеют себя вести.


В начале сороковых, когда по Франции пошли облавы, местные евреи были
совершенно уверены, что охотятся только на тех, что без гражданства.


В начале пятидесятых в преддверии «Дела врачей» евреи представить
себе не могли, что родная советская власть не оценит их сверхлояльности.


Благонамеренные соплеменники наши о Холокосте говорят с придыханием,
но извлекать из него уроки отказываются наотрез. Не представляют они,
что на действия эсэсовцев, погромщиков или террористов поведение наше не
влияет никак, и никакие смертные приговоры, равно как и отсутствие
оных, роли не играют — они в любой момент вам дюжину кровавых наветов
готовы на коленке склепать.


В середине девяностых, когда Ариэль Шарон на пути террористов
блокпосты выставил, еврейские организации той же Франции официально
выступили в защиту угнетенных палестинцев.


…Представляете, что за хай поднимется в той же Америке, если там Берни Сандерса захватят в заложники…


Такая вот дилемма, и выхода мне не углядеть… А вы как думаете?



Открытое письмо миролюбивым генералам

Ваши отставные превосходительства, господа генералы!

Благодарю за любезное приглашение поучаствовать в преодолении раскола израильского народа на митинге четвертого ноября на площади Царей Израилевых в Тель-Авиве. Но, признаться, не совсем понимаю, зачем выбрали вы такую дату. На мой взгляд, для национального примирения куда лучше подошло бы двадцатое августа – годовщина национального раскола, т.е. соглашения Осло.

Именно это соглашение и последовавшая за ним волна арабского террора породило все те явления, что так тревожат вас. Убийство премьера никто никогда не одобрял (во всяком случае, официально), никто к нему не подстрекал, кроме полицейских провокаторов, и даже попытка его использования для оправдания и отмывания ословского позора сорвалась довольно быстро, как сами вы честно свидетельствуете: "А официальные мероприятия, посвященные этому трагическому событию, приводили на площадь в основном левый лагерь. Сами же эти мероприятия и сама память с годами становились все более формальными, все больше обрастали отдающим нафталином официозом, чем-то напоминавшим митинги в той стране, из которой мы репатриировались сюда".

Политиков на ваш митинг вы решили не приглашать. Кто же и о чем там говорить будет?  О том, что безопасность лучше террора, сплоченность лучше разлада, и вообще лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным? Но разговорами болезни не лечатся, врачи и лекарства нужны, а они денег стоят…

Если бы разлад в стране вызван был убийством премьера, то для примирения было бы достаточно Игаля Амира из тюрьмы выпустить на радость Ларе Трембовлер. Но вы же ничего такого не предлагаете и правильно делаете, потому что это проблемы не решит. Проблему решить может только и исключительно устранение причины раскола – т.е. официальная или хотя бы фактическая отмена ослосоглашений и объединенные усилия по максимальному устранению их последствий.

Вряд ли захочет мать, что сына в армию проводила и мечется на постели бессонными ночами, примиряться с судьями, что Эльора Азарию в тюрьму отправили за то, что застрелил террориста. Вряд ли захочет старуха из Южного Тель-Авива, что нежданно-негаданно в Африке оказалась и теперь из квартиры боится высунуть нос, примиряться с "правозащитниками", что всю эту банду нелегалов на нее натравили. Вряд ли захочет сынишка погибшего солдата примиряться с учителями, что лапшу на уши ему вешают про душеспасительное "наследие Рабина".

Так что вы уж извините, но эти фокусы – без меня!

Пусть бы уже сифилис – только бы не насморк!

Немецкие СМИ успокаивают взволнованную публику: Целых два убийства – в Мюнхене и Рейтлингене – оказались совсем даже не терактами.

Первое совершил мальчик иранского происхождения, которого затравили одноклассники: расстрелял в забегаловке подростков, второе – сирийский уголовник, соискатель политического убежища – зарезал некую польскую даму в процессе выяснения отношений (не исключено, что глубоко личных!).

Не теракт? Факт – не теракт, вульгарная уголовщина. А теперь – внимание – копнем поглубже.

Мальчонку иранского происхождения затравили одноклассники происхождение арабского и турецкого. Понятно за что: он – шиит, а они – сунниты. Доведенный до отчаяния, он решается мстить… кому? Одноклассникам? Да нет же, целенаправленно через социальную сеть именно ровесников-суннитов заманивает он в эту несчастную забегаловку и открывает огонь…

За вульгарной уголовщиной таким образом однозначно просматриваются суннито-шиитские разборки, что сотрясают Ближний Восток. Вот и пришли они в Германию, и вовлекаться в них будут все более широкие круги изначально неагрессивных мигрантов, что ни о каком терроре не помышляли отродясь, но законопослушными гражданами, при всем желании, быть уже не смогут: не я его – так он меня. И пусть эта агрессия изначально не против немцев направлена – она направлена против монополии на насилие, какую на своей территории имеет всякое нормальное государство… по крайности, покуда остается оно нормальным.

Сирийский кавалер обошелся с дамой с галантностью, присущей арабам, не слишком задумываясь над соответствием своего поведения законам Германии, ибо на собственном опыте убедился в необязательности их исполнения. По делам его место ему в Германии только в тюрьме, а поскольку при таких делах претензия на политическое убежище смотрится как-то несерьезно, ему в этой стране вообще по большому счету делать нечего. Но никого это особо не смущало. Теперь-то он, конечно, сядет, но если бы до убийства не дошел, никто бы не стал мешать ему резвиться. И не ему одному…

Нет, эти два случая действительно – не теракты, они всего лишь индикаторы процесса, который Европу довольно быстро развалит изнутри, так что никакого террора уже и не понадобится.

Кровавая рука МОСАДа

Мы врага бы на рога бы,

Только шкура дорога

И рога нынче тоже не дешевы.

  К.И. Чуковский

Первые комментарии, что теракты в Париже дело рук коварного Израиля и злодейского МОСАДа, уже появились на свет, воспроизводить не буду, захотите – сами найдете. Я только хотела сказать, что определенная сермяжная правда в таких утверждениях все-таки есть. Судите сами:

Чего только не вытворяла Франция, да и вся Европа, чтоб от себя удар отвести, а исламистам в качестве цели исключительно евреев подсунуть: и "беженцев" принимала, и в ООНе митинговала, и поселения осуждала вплоть до маркировки продукции, и учебники антисемитизма для школ ихних за свой счет издавала, намекая открытым текстом: "Вот они, вот они, такие-сякие! Ату их! А мы – нет, мы свои, мы хорошие!".

А евреи-то, евреи… Нет чтобы поддержать, прослезиться от умиления при виде очередной партийно-правительственной панихиды по Холокосту – они бедным исламистам работать спокойно не дают. Только было те намылятся их машиной переезжать, так сразу – девять грамм водителю в морду, и не глядят даже, варвары, что за рулем-то бабуля – божий одуванчик. Только было вознамерится красна-девица ножик из сумочки выхватить – так грубый охранник в нее уже обойму и разрядил. Только что размахнется дитё малое-неразумное, в проезжую машину булыжник залепить – а его скрутили да потащили… Только-только соберутся друзья-товарищи, бомбу очередную собирать, глядь – дом оцеплен, в окошке дуло…

Ну как, скажите, может уважающий себя террорист работать в такой нервной обстановке? Сколько уже европейским покровителям своим жаловались – уймите, мол, евреев, не по правилам так играть, это же мы их, а не они нас убивать должны! Европейцы-то, конечно, стараются: демарши дипломатические, бойкоты торговые, начальников кагала ихнего, ежели в Европу приедет, грозятся арестовать… да что толку! Уперлись, черти жестковыйные – не дадим, мол, нас убивать, да и на поди! Своей презренной жидовской шкурой больше дорожат, чем спокойствием столпов западной цивилизации.

…Нет, конечно, не то чтобы у террористов совсем ничего не выходило – курочка по зернышку клюет – но чтоб грандиозное что-нибудь, чтоб впечатляющее… Такое, как хотите – только в Европе…

Вот и рассказывайте мне после этого, что не Израиль виноват в последних терактах в Париже!