Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Футбол – он больше, чем игра

Как, вы еще не слышали? Внимания не обратили? А ведь это очень интересно:

Сегодня утром, уже через несколько часов, в Лондоне планировался очередной митинг (назовем вещи своими именами-погром) под лозунгом Black Lives Matter. По данным лондонской полиции, должна были быть повержены статуи адмирала Нельсона и Хэнса Слоуна (основателя Британского Музея). Эти ужасные люди были замечены в симпатиях к рабовладению. Вчера вечером Ассоциация британских футбольных болельщиков официально заявила, что ее представители со всей Англии прибывают в Лондон, чтобы (sic!) "защитить город и полицию". Несколько часов назад оргкомитет митинга объявил о его отмене по "техническим причинам".

1. Все-таки футбол-лучшая в мире игра, а болельщики - лицо этой игры во всем мире.

2. Старушка Европа еще жива несмотря на пандемию Стокгольмского синдрома.

3. Пусть горят от стыда американские мэры и полицейские, стоящие на коленях перед погромщиками, и простые граждане, лижущие им сапоги.


Итак, футбольные фанаты – серьезная сила, и не со вчерашнего дня. Надеюсь, вы еще не забыли, кто в свое время разогнал одесских сторонников "Новороссии" и загнал их в то здание, где они с перепугу устроили пожар? Начинали фанаты разных клубов с мелких потасовок между собой, а теперь вот все явственнее лезут в политику. С чего бы это?

Начнем с того, что футбол (к которому я лично абсолютно равнодушна) стал с некоторых пор единственным крючком, на который дозволено вешать остатки изрядно траченой молью национальной гордости. Немцы, что свои национальные флаги только что в пятую точку не суют, по случаю победы на чемпионате мира их целую неделю в восторге по улицам таскали. Притом, что т.н. "национальные" команды к соответствующим нациям давно уже отношения не имеют, игроки, все больше из Африки, клубами покупаются и перекупаются только так. Но символ оказывается ужасно важным. Почему?

Да потому что не осталось других. Символы – центр кристаллизации единства, не важно – религиозного, национального, профессионального или хотя бы хобби. И вот оказывается, что не объединяет людей в обществе ничего, кроме воплей на стадионе. Я скажу сейчас жуткую банальность, но в единстве действительно – сила. И совершенно все равно, вокруг чего создавалось это единство, а важно, что раз возникнув, оно тут же начинает отвоевывать себе место под солнцем, и отвоевывать тем энергичнее, чем больше места становится вакантным.

Обратите внимание: в Одессе в свое время милиция самоуправству сторонников "Новороссии" не препятствовала никак, в Лондоне фанаты как насмех обещают "защитить полицию", т.е. государство сдает без боя свою монополию на власть, свято место остается пустым, значит, неизбежно за него пойдет драка.

В этой связи интересно и происходящее в Америке. Понятно, что золотой гроб для обдолбанного гопника – это попытка объединения всего, что лево, вокруг "глубинного государства" и демократических казнокрадов с активным привлечением самых разных небелых. Но не случайно не раз и не два остановить погромную толпу удается пистолетиком в руке пожилой дамы – вдохновители и организаторы отлично понимают, что ежели на ту даму всерьез наехать, то гроб ей будет уже и вовсе бриллиантовый и окажется он центром кристаллизации общества ПРОТИВ НИХ. Всего общества, невзирая на расу, национальность и вероисповедание. Пока что стрелка весов еще колеблется. Будем посмотреть.

Жертвы дармовщины

На халяву и уксус сладкий.
     Советский фольклор


Сказки – они, конечно, кладезь народной мудрости, традиции и вообще, но все-таки некоторые моменты вызывают возражения. Взять хотя бы известную модель хэппи-энда с женитьбой героя на царевне – почему-то ни разу не рассматривается возможность, что царевна окажется глупой истеричкой страшнее германской войны. Но я, собственно, сейчас не об этом, я – о халяве.

Стандартная картина счастья, что привалило герою – магические устройства материального и оборонного обеспечения. Всякие там скатерти-самобранки, неразменные рубли, горшок, исправно порождающий неограниченное количество каши, меч-кладенец и расческа, превращающаяся в горный хребет. Ни сеять не надо, ни жать, ни ковать – только вырази пожелание, и тут же все к твоим услугам. Нет, конечно, для полного счастья этого маловато, надо зачем-то еще и царевну раздобыть, но как-то вот не приходило в голову древним сказочникам, что дармовщина может быть источником беды.

Зато очень хорошо это понял автор моей любимой современной сказки "Властелин колец". Нет, не дурного голливудского фильма, а мудрой книги. В скандинавской мифологии, откуда Толкиен заимствовал сюжет, все вполне традиционно: главный положительный герой отбирает у каких-то подозрительных карликов кольцо, дарующее ему сверхъестественную силу и власть, отчего его жизнь сразу существенно улучшается. Но вот именно с этим Толкиен и не согласен.

Пусть кольцо всевластья наделяет своего владельца сверхъестественными возможностями, но… скоро выясняется, кто кем владеет на самом деле, хозяин "подсаживается" на кольцо, становится зависимым, а оно постепенно вытягивает из него волю и жизнь, возбуждает недоверие и вражду к окружающим и, в конце концов, приводит к гибели.

И в сегодняшней нашей жизни есть такое кольцо под названием "халява":

Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи.

Имеет право… Откуда этот самый уровень должен взяться – не обсуждается, как не обсуждается право каждого носителя кольца, становиться невидимым всякий раз, как он того пожелает. Положено ему – и все тут.

Ну так и что? Хорошо ли ему от такой жизни? Спросите афроамериканца, спросите курда в Германии, спросите палестинского араба. Услышите одни жалобы, причем, вполне искренние… В точности как владельцы кольца вполне искренне утверждали, что им его подарили на день рождения… В нашем случае версия столь же убедительна:

Целый день сиди в кусту
При большой дороге,
Дрожь в коленках, сушь во рту,
Тюрьма в итоге.
Рви подметки, падай с ног,
Ползай по болотам.
Так что я, блин, твой кошелек
Честно заработал!
                  (Ю. Ким)

Нет-нет, погодите смеяться, ему действительно плохо, без дураков, причем, в большинстве случаев не понимает он, почему. Также как в сказке хоббит Бильбо не понимал, отчего это он как бы истончается вроде кусочка масла, что на слишком большой ломоть хлеба намазывают. Кольцо съедало его, но ему и в голову не приходило, в кольце искать причину. Наоборот, он отчаянно за него цеплялся и лишь под нажимом Гэндальфа с великим трудом сумел расстаться с ним.

Предложите-ка тому же афроамериканцу отказаться от пожизненной пенсии за то, что в правильной расе родиться подгадал – услышите такое, что скандал Бильбо светским трепом на дипломатическом рауте покажется. А ведь именно проклятая эта пенсия его держит в вечной нищете, безотцовщиной сделала, неучем, уголовником и наркоманом.

Именно "позитивная дискриминация" подрывает авторитет многих черных медиков, к которым даже братья по расе предпочитают не обращаться, полагая (иной раз вовсе несправедливо!), что имеют дело с известным правилом советского четвертого управления: полы паркетные – врачи анкетные.

Именно связывание рук полиции позволяет вольготно жить черным бандитам, убивающим множество мирных черных граждан.

Но подобно владельцам рокового кольца в толкиеновской сказке ни за какие сокровища не согласятся гордые обладатели халявы расстаться со своей смертельно опасной "прелестью". Напротив, они жаждут все новых доказательств обладания ею: еще денег, еще процентных норм, еще коленопреклонений и публичных признаний, что их жизни куда важнее всех прочих. Жаждут, и требуют, и получают, и… не верят.

Попавшие под власть кольца всевластья никого не любят и никому не верят, кроме самого кольца, а оно их пожирает и порабощает, как девятерых "черных всадников", бывших прежде отважными и могучими воинами, но превратившихся в призраки, не имеющие жизни в себе и несущие смерть другим.

Только не рассказывайте мне, что причиной нынешнего взрыва ненависти была смерть черного бандита и наркомана, независимо от того, виновны в ней полицейские или нет. Можно долго спорить о полномочиях полиции, но среди убитых при задержании преступников белых статистически больше, чем черных, да и помер герой гоп-стопа не при задержании, а уже в больнице. 

Не причина это, а повод, а повод при желании найдется всегда, причина же – судорога общины, зажатой и пожираемой кольцом халявы, страдающей и не понимающей, отчего. Не случайно искра немедленно перескочила на таких же халявщиков-"бешенцев" в Европе, и совершенно правы в своих проявлениях солидарности представители "героического народа Палестины", точно также неспособного себя прокормить.

Да, есть в нашем мире деятели, берущие на себя роль Гэндальфа в столкновении с Бильбо, в частности, президент Трамп пытается помочь чернокожим, создавая рабочие места, вводя школьные ваучеры, обеспечивающие ребятам любого цвета, что хотят и могут учиться, возможность попасть в хорошую школу. Но вспомним, что помощь Гэндальфа вызывала у Бильбо лишь отторжение и гнев.

Да, и среди самих рабов халявы встречаются обладающие достаточной мудростью, чтобы понять и достаточным мужеством, чтобы во весь голос сказать правду, но… услышат ли их? Ведь кольцо развращает, под конец даже добродетельный Фродо оказался не в силах самостоятельно расстаться с ним.

Но в сказке по традиции необходим хэппи энд, и потому у Толкиена появляется герой, способный противостоять искушению кольца всевластья. Арагорн сын Арахорна, эльфинит, отпрыск царского рода, могучий воин и волшебник-целитель, наследник Исилдура, захватившего некогда кольцо в честном бою, побеждает и королем становится именно потому, что даже под угрозой гибели отказывается прибегнуть к обманной помощи кольца.

К сожалению, сказки сбываются далеко не всегда.
 

(no subject)

В городе Дижоне идут разборки между арабами и чеченцами. Кто из них там прав, кто виноват – судить не берусь. Стоит, впрочем, отметить, что чеченцы ведут себя прилично, погромов не устраивают, на французов не нападают и даже великодушно соглашаются не стрелять, ограничиваясь избиением противников, о чем и заявили полиции вполне официально: нас, мол, не трогай – и мы не тронем.

Короче говоря, французским властям рекомендуют не вмешиваться – не ваше дело, что происходит, кто кого за что бьет (а завтра, возможно, и убивает) в вашей стране… И власти, похоже, готовы на это согласиться. Государство, готовое поступиться своей монополией на насилие… ну, его похоронят довольно скоро, и даже не в золотом гробу.

Или - или?

Манипулятор или жертва преследований. Израильские СМИ об открытии суда над Биньямином Нетаниягу. Действительно, очень интересная постановка вопроса. Мне она напомнила одну сцену из старого советского фильма-сказки "Иван да Марья": героя заточили в башню, и вот появляется обитающий в этой башне призрак и испускает жуткий вой:

- У-у-у-у-у!!!
Герой невозмутимо подхватывает:
- У-у-у-у-у!!!
Призрак останавливается и неуверенно спрашивает:
- Ты что?..
- А ты что?..
- Я вою.
- Ну, а я тебе подвываю.
- И ты меня не боишься?
- Нет.
- Неправильно это, солдат! Меня же все боятся.
- А я вот не боюсь.

До сих пор роли распределялись однозначно: судебно-прокурорская система в сопровождении СМИ была манипулятором, политики были жертвами (не важно даже, заслуженно или нет), но всем все было понятно. И тут пришел гадкий Биби со товарищи и все опошлил. Сперва Эдельштейн БАГАЦу в рожу плюнул, теперь вот премьер изгаляется…

Неправильно это, не должен человек на вой призрака таким же воем отвечать, он пугаться должен, дрожать и прятаться, а он, подлец, ломает все правила игры: "Ах, ты мной манипулировать хочешь – так на тебе! Получай, фашист, гранату!".

В сказке-то, помнится, призрак умный оказался, правильно оценил ситуацию: "Старею. Вою того нет", - и подружился с солдатом по-хорошему. Хватит ли у наших судейских ума понять, что не напугать уже народ воем про "Наследие Рабина" и "Права человека"? Может, все-таки смогут по-хорошему помириться? 

(no subject)

Избави меня, Господи, от друзей,
а уж от врагов я как-нибудь сам
избавлюсь.
           Народная мудрость


Ну вот, конечно, этого и следовало ожидать:

Франция призывает страны Евросоюза ответить экономическими санкциями на планируемое распространение израильского суверенитета на Иорданскую долину и крупные поселенческие анклавы в Иудее и Самарии.

И не надо иллюзий, даже если в этот раз не получится – будет следующий. Не может не быть. Потому что экономические трудности, потому что короновирус… да вы, наверное, забыли уже, что и в эпидемии чумы в 14 веке тоже евреи были виноваты? Забыли? Так напомнят! А главное – потому что быстро растет в населении сектор не желающих и не умеющих ни работать, ни жить по-европейски, и юдофобская традиция, возможно, единственная тема, на которой удастся найти с ними общий язык.

Притом что с Европой у нас связи и экономические – их разрыв серьезно по нам ударит – и политические – возникает реальная опасность открытия охотничьего сезона на наших политиков и военных – и дипломатические – ООН и прочие притоны международной бюрократии – но главное все-таки – влияние европейской культуры. Застарелая привычка глядеть на мир и на себя глазами Европы, чувствовать себя виноватыми и оправдываться всякий раз, когда поступаем вопреки ее мировоззрению и идеологии.

Нет, судьи БАГАЦа даже самые белыми нитками сшитые дела всегда решают в пользу арабов и нелегальных "просоченцев" не потому, что подкуплены или запуганы. Они это делают вполне искренне, ибо душою обитают не на нашем зачуханном и пыльном Ближнем Востоке, но в тех берлинских, парижских, венских университетах и кафе, которые их духовные (а нередко и биологические) предки со слезами покидали во времена Холокоста, куда они всю жизнь мечтали вернуться, хотя бы ментально. Оттуда захватили они с собой и поныне там популярный образ "благородного дикаря" и мечты о невозможности антисемитизма после Освенцима. И как же может газета "Гаарец" оправдать защиту наших границ, если защищать свои отказывается Германия или Франция?

И пусть эти традиционные культурные связи принесли в нашу молодую страну много важного, нужного и хорошего, сегодня они, увы, - опасность. Самая большая из всех опасностей, связанных с угрозами из Европы.

Этот День Победы…

9 мая 2020 года… весь русскоязычный интернет вспоминает Победу, всяк – на свой лад.

Я понимаю поколение наших родителей, тех, кто сражался тогда, тех, кто, даже не будучи на фронте, всем существом своим ощущал, что это лично для него – вопрос жизни и смерти. Их воспоминания, их судьба, их пережитое… Но не нравится мне, когда мое, уже послевоенное, поколение, тем более те, кто еще моложе, притворяются собственными дедами и отцами. Да, и мы тоже должны помнить, но помнить – иначе. Их долг и право – пережить, наше – осмыслить, понять, что это было и чем оно важно нам сейчас.

Для наших пап и мам война была временем величайшего героизма и… жесточайшего разочарования. Да, конечно, тысячу раз имело смысл сражаться, потому что решалась тогда судьба нашего народа, но ведь очень многие из тех, кто геройски сражался и погибал, совсем не так понимали ситуацию. Они-то думали, что у нас с русскими ОБЩАЯ СУДЬБА, а оказалось – дружба-дружбой, а табачок – врозь.

Оказалось, что Холокост – это только НАШИ воспоминания, НАША история, НАША проблема, и не надо пожалуйста к ним с этим лезть. Да, нам повезло, что Гитлер не победил, и заслуга России в этом несомненна, и очень хорошо, что свою лепту внесли и мы, но не позабудем, что для России наше спасение было всего лишь не слишком желательным побочным эффектом.

Лучше всего это, пожалуй, описывают стихи Слуцкого:

Мост нищих
Вот он – мост, к базару ведущий,
Загребущий и завидущий,
Руки тянущий, горло дерущий!
Вот он в сорок шестом году.
Снова я через мост иду.
Всюду нищие, всюду убогие.
Обойти их я не могу.
Беды бедные, язвы многие
Разложили они на снегу.

Вот иду я, голубоглазый,
Непонятно, каких кровей,
И ко мне обращаются сразу
Кто горбатей, а кто кривей –
Все: чернявые и белобрысые,
Даже рыжие, даже лысые –
Все кричат, но кричат по-своему,
На пяти языках кричат:
Подавай, как воин – воину,
Помогай, как солдату – солдат.
Приглядись-ка к моим изъянам!
Осмотри-ка мою беду!
Если русский – подай христианам;
Никогда не давай жиду!

По-татарски орут татары,
По-армянски кричит армянин.
Но еврей, пропылённый и старый,
Не скрывает своих именин.
Он бросает мне прямо в лицо
Взора жадного тяжкий камень.
Он молчит. Он не машет руками.
Он обдёргивает пальтецо.
Он узнал. Он признал своего.

Всё равно не дам ничего.
Мы проходим – четыре шинели
И четыре пары сапог.
Не за то мы в окопе сидели,
Чтобы кто-нибудь смел и смог
Нарезать беду, как баранину,
И копаться потом в кусках.
А за нами,
словно пораненный,
Мост кричит на пяти языках.

КАК УБИВАЛИ МОЮ БАБКУ
Как убивали мою бабку?
Мою бабку убивали так:
Утром к зданию горбанка
Подошел танк.
Сто пятьдесят евреев города
Легкие
От годовалого голода,
Бледные от предсмертной тоски,
Пришли туда, неся узелки.
Юные немцы и полицаи
Бодро теснили старух, стариков
И повели, котелками бряцая,
За город повели, далеко.

А бабка, маленькая,
словно атом,
Семидесятилетняя бабка моя,
Крыла немцев, ругала матом,
Кричала немцам о том, где я.

Она кричала:
- Мой внук
на фронте,
Вы только посмейте,
Только троньте!
Слышите,
наша пальба слышна!
Бабка плакала и кричала,
И шла.
Опять начинала сначала
Кричать.
Из каждого окна
Шумели Ивановны и Андреевны,
Плакали Сидоровны и Петровны:
- Держись, Полина Матвеевна!
Кричи на них! Иди ровно!
Они шумели:
- Ой, що робыть
З отым нимцем, нашим ворогом!

Поэтому бабку решили убить,
Пока еще проходили городом.
Пуля взметнула волоса.
Выпала седенькая коса.
И бабка наземь упала.
Так она и пропала.


Слуцкий пытается убедить себя и нас, что эта общность еще существует, но на самом деле уже не в силах верить. И наконец, уже в 60-м подводит итог:

Про евреев
Евреи хлеба не сеют,
Евреи в лавках торгуют,
Евреи раньше лысеют,
Евреи больше воруют.

Евреи - люди лихие,
Они солдаты плохие:
Иван воюет в окопе,
Абрам торгует в рабкопе.

Я все это слышал с детства,
Скоро совсем постарею,
Но все никуда не деться
От крика: «Евреи, евреи!»

Не торговавши ни разу,
Не воровавши ни разу,
Ношу в себе, как заразу,
Проклятую эту расу.

Пуля меня миновала,
Чтоб говорили нелживо:
«Евреев не убивало!
Все воротились живы!»

Последней каплей оказалась кампания "безродных космополитов". Каковы бы ни были ее причины, она окончательно похоронила иллюзию общности.

Упрекать ли за это русских? Пожалуй, нет. У них своя история, свои цели, свои ценности, и в последующих войнах оказывались мы нередко по разные стороны фронта, и иллюзию эту никто бы навязать нам не смог, если бы сами не хотели. Да, советская власть насаждала ассимиляцию, закрывала театры и школы. Но ведь еще до нее Дубнов, готовя свою многотомную историю еврейского народа, провел среди потенциальных подписчиков опрос, на каком языке они предпочитают читать: на идиш или на русском – большинство выбрало русский. И кто же нам теперь виноват?

Поэтому сегодня мне трудно понять евреев, наступающих на те же грабли, изо всех сил выражая благодарность России, выходя на демонстрации, нацепляя на новенькие гимнастерки и кители всяческие медальки к юбилеям былых побед.

Если, конечно, они не дипломаты, озабоченные на самом деле не прошлыми, а будущими войнами, и не девяностолетние ветераны, надевающие настоящие ордена, полученные за то, что победы те добывали.

Только не Биби!

Шаромыжник, болван, неученый холоп!
Чтоб тебя в турий рог искривило!
Поросенок, теленок, свинья, эфиоп,
Чертов сын, неумытое рыло!
Кабы только не этот мой девичий стыд,
Что иного словца мне сказать не велит,
Я тебя, прощелыгу, нахала,
И не так бы еще обругала!
      А.К. Толстой


Кампания в прессе и социальных сетях против Биньямина Натаньягу – плохой источник информации о нем самом, зато вполне может использоваться как наглядное пособие по приемам и методам современной пропаганды. Попробуем отследить некоторые из них.


  1. Игра словами


Распространенный и эффективный прием – использование слов, значение которых расплывчато и/или недавно изменилось. В советское время фраза: "Мальчик в клубе склеил модель", - означала совсем не то, что во времена лихих девяностых.

Взять хотя бы такой распространенный термин как "демократия". Как мне удалось выяснить в ходе длительной дискуссии в ЖЖ, по мнению некоторых товарищей такое серьезное дело как принятие законов и определение общей политической линии избирателям доверять ни в коем случае нельзя. Оно требует специальной подготовки.

Настоящая демократия – это когда ответственные решения принимаются теми, кого в блаженной памяти СССР именовали "номенклатурой", а нынче на Западе употребляют термин "глубинное государство", по- простому по-российскому сказать – чиновниками. Уже и теоретическую базу соответствующую подвели – "неопатернализм" называется. Диссертации пишут про то, как "человек с улицы" глуп и неспособен сам без начальственной указки решить, что ему есть, где курить и о чем мечтать. При этом, правда, по умолчанию предполагается, что стоит тому же дурачку на бюджетную госзарплату устроиться, как сразу скоропостижно поумнеет и сможет принимать вполне обоснованные решения не только за себя, но и за других.

Вот эту самую патерналистскую демократию грудью на амбразуру защищает наш доблестный верховный суд, а Биби наводит тень и смущает умы.

Или взять любимый лозунг митингующих под знаменем "Веселого Роджера": "Свобода, равенство и братство". Краткости ради ограничимся сегодня последним пунктом. Французы, этот лозунг придумавшие, как-то не оценили "братство", практикуемое королем с врагами страны, и кончилось дело гильотиной. Гораздо правильнее истолковали его Йоси Бейлин энд компани.

Но в Израиле особенно удобно играть с политическим противопоставлением левые/правые, поскольку сегодня в Европе и Америке это означает совсем не то, что значило, скажем, полвека назад, а в Израиле к тому же приобрело значение и вовсе специфическое.


  1. Левая-правая где сторона?


Прежде всего, давайте наконец условимся, кто есть кто. Предлагаю в самом общем виде правыми именовать сторонников свободы – как политической, так и экономической, а левыми – сторонников цензуры (она же политкорректность) и максимального регулирования (в пределе – госкапитализма по модели госплана СССР). В Израиле добавляется еще вопрос о легитимности самозащиты, который правые решают в смысле "да", а левые в смысле "нет".

Повторяю, так было не всегда, но сегодня это так, конечно, на уровне самой грубой схемы. С обеих сторон есть свои нюансы, но картина дополнительно усложняется, если мы ведем разговор не просто о людях правых или левых взглядов, но о правых или левых политиках.

Политика, как известно, есть искусство возможного и строится на компромиссах. Вряд ли кто-нибудь усомнится в левизне тов. Ленина, но и он вынужден был соглашаться на самоопределение народов – хотя на самом деле был всегда за империю, лучше сразу – всемирную, на эсэровскую программу "Декрета о земле" – хотя определенно предпочитал национализацию земли и вообще всего, что возможно, на некоторые экономические свободы (НЭП) – хотя ему-то был скорее по вкусу Военный коммунизм.

Такая уж у них, у политиков, судьба, и потому, чтобы убедиться в левизне Ленина и его наследников, следует не отдельные кадры выхватывать, но прокрутить фильму от начала и до конца. Тогда и увидим, как право на самоопределение обернулось призывом "Принимай нас, Суоми-красавица", "Декрет о Земле" – коллективизацией с голодомором, а НЭП – расстрелами за спекуляцию. Но это, конечно, потребуется только если мы действительно разобраться хотим, а если наоборот – хотим запутать?

Тогда, конечно, надо изо всех сил кричать, что никакой Биби не правый, поскольку и Хеврон отдать не помешал, и ХАМАС по стенке не размазал, и Обаме в рожу не плюнул, и даже с судейскими пытался договариваться, покуда им окончательно вожжа под хвост не попала.

А его любимый трамповский проект есть не что иное как продолжение соглашений Осло, разница практически минимальная. Ну, подумаешь, тогда мы без всяких гарантий все отдавать должны были, а теперь землю без арабов назад можем забирать в обмен на землю с арабами… ну, то есть, если арабы согласятся нашу бессовестную дискриминацию променять на долгожданную свободу, а то так и вовсе даром. Да, конечно, и у Трампа записано, что надо сообщение Газы с Иудеей и Самарией обеспечить, но… только после того, как они у себя демократию наведут и нападать на нас перестанут, читай – после дождичка в четверг. Все как в Осло, только наоборот.

Понятно, что Биби просто выпендривается, цену себе набивает. И нечего за него голосовать, лучше за Ларису Амир, которая женщина героическая, и не важно, что голоса ваши в результате наследникам Рабина достаются, ведь разницы-то как бы и нет…  

Конечно, если всю фильму просмотреть, без труда выяснится, что не отстоял бы он Хеврон супротив левого напора, что его рейдами да облавами удалось ХАМАС в Иудею и Самарию не пропустить, что пытался он (хотя и неудачно) препятствовать переизбранию Обамы, что противники его уже в открытую сознаются: главное для них – БАГАЦ отстоять и аннексии воспрепятствовать. Пока еще, правда, не добавляют, что все эти дела 00 и далее для того и склепали, чтобы никоим образом не допустить постепенной ликвидации наследия Рабина-Осло.


  1. А чего это он?


Итак, политические цели, которых пытается достичь очерняемый, из поля зрения исчезли, то есть, не то чтобы неправильными объявлены, нет – вообще исчезли, не может у него вообще по определению политических взглядов быть никаких. Остается только общее впечатление, что он чего-то там бузит и добрым людям мешает спокойно работать. Дальше начинаются гипотезы, а чего это он бузит.

Очень полезно в такой ситуации какое ни на есть уголовное обвинение, не важно, насколько абсурдное: Михаил Ходорковский сам у себя нефть воровал, Дональд Трамп девиц нетяжелого поведения приглашал в московской гостинице на пустую кровать писать… На худой конец сойдет и объявление преступлением того, что сроду им не считалось, типа попытки Натаньягу договориться с журналистами. Тогда можно сказать: бузит оттого, что на нары не хочется – кто там, в самом деле, разбираться-то станет…

Неплохим вариантом является и указание на семейные обстоятельства: Трамп – развратник, Натаньягу – подкаблучник (А кстати, помните, кто в России из известных людей почти официально подкаблучником был назначен? Сахаров Андрей Дмитриевич. Но это так – к слову). А можно все объяснить плохим характером, помните, как в "Московских кухнях" Кима начальник про диссидентов говорил:

"Протестуем! Свободу! Народу!"
Декабристы, едри их мать!
Да плевали они на свободу –
Им бы, бля, свое "я" показать!

Но высший пилотаж – вообще без объяснения. По умолчанию, так сказать.

Читателю предлагается беседа на высоком интеллектуальном уровне, цитаты без ссылки на источник – нет-нет, ни в коем случае не плагиат, цитата четко обозначена как цитата, но явственно предполагается, что читатель и сам знает, что и откуда. Создается образ "мы с вами", противостоящий "этим невеждам из провинции". О чем беседа? Да о чем угодно – от современных тенденций в архитектуре до глобального потепления. Но в тексте раз-другой встречаются пренебрежительные замечания по адресу некультурного Биби и его невоспитанного семейства. Не то чтобы критика, а так – взгляд сверху вниз с дружеским подмигиванием читателю: "Ну, мы-то с вами понимаем, что их нельзя принимать всерьез".

В одной статье это может даже пройти незамеченным, но если регулярно встречается в каждой, например, в газете "Хаарец", гордо себя именующей "Газетой для думающих людей", то очень даже действует, особенно на того, кто изо всех сил изображает из себя думающего человека.

(no subject)

<i>“Черные флаги” демонстрируют плакаты, на которых начертано: “Хотим Равенства. Свободы, Братства”, “”Спасите Государство, воюйте с коррупцией”, “Уйдет Биби, уйдет и корона”. </i> https://mignews.com/news/politic/190420_202149_11983.html

Плагиаторы! Не позорьте веселый Роджер! Это же уже в 14 веке в Германии и Австрии открыли: "Прогнать евреев - уйдет и чума".

(no subject)

Вымрем ли мы от этого вредного коронавируса? Да нет, определенно не вымрем, выпутаемся, пусть и не все и не сразу.

Развалится ли экономика? Скорее всего – мутирует, пусть и не без потерь и опять-таки не сразу. Во всяком случае, можно надеяться на прекращение деньгопожирающих истерик типа остановки глобального потепления. Как выяснится, что не до жиру – быть бы живу, так сразу девочку Грету пошлют туда, где ей самое место.

Куда более глобальная и страшная катастрофа подстерегает современную идеологию, незамутненную уверенность балованного ребенка, что если только упасть на пол, задрыгать ногами и закричать: "Хочу-у-у-у-! ", то непременно получишь желаемое, а если не получишь, значит, просто начальники – редиски.

Уже не одно поколение с детства приучают верить во всемогущество человека, в то, что стоит только захотеть – и переловим мы все СО2, все болезни излечим и пятью хлебами накормим весь мир. Что только чья-то злая воля мешает всем народам и культурам обняться и радостно разрешить все конфликты. Что для всеобщего счастья достаточно все отнять и поделить. И вдруг – такой облом!

Выдержит ли его западная цивилизация?
 

Такие же люди…

Мне жаль солдат. Но раз ты прибыл
Чужой порядок насаждать -
Ты стал врагом. И кто бы ни был -
Пощады ты не вправе ждать.
         К. Симонов


Стремление "тольконебибонов", взять в союзники арабский список, вызвало в обществе оживленное обсуждение "арабского вопроса". С одной стороны слышим, что эти товарищи – открытые пособники врагов, с другой – что они такие же граждане, как и мы, и, стало быть, право имеют.

Скажу сразу, что предоставление всем им без разбору гражданства с подписанием всяких международных соглашений о правах мне удачным не кажется, хотя, возможно, других вариантов не было… в общем, имеем то, что имеем. Но является ли формальное гражданство залогом реального равноправия? Все мы на собственном опыте "инвалидов пятой группы" убедились, что, увы, нет, но мы не одиноки. После распада империи Габсбургов совершенно в такой же ситуации оказались судетские немцы, в ней веками жили и живут японские буракумины, да и отмена кастовой структуры Индии пока что все-таки больше декларативная. И главное – в арабском обществе, куда ни глянь, реальные права гражданина на самом деле ой как зависят от его религиозной и клановой принадлежности.

…Да-да, слышу, уже слышу из самой глубины сердца исходящий вопль: "Не уподобляться! Мы же не можем, не должны как они!". Вот ведь как интересно… с одной стороны они "такие же люди", а с другой – ни в коем случае уподобиться им не смей… Вы бы уж, батюшка, право, либо крестик сняли, либо трусы надели. Нам постепенно, но последовательно навязывают мнение, что "неуподобление" куда важнее, чем победа. Точь-в-точь как у Козьмы Пруткова:

Осада Памбы
Романсеро, с испанского

Девять лет дон Педро Гомец
По прозванью Лев Кастильи,
Осаждает замок Памбу,
Молоком одним питаясь.
И все войско дона Педра,
Девять тысяч кастильянцев,
Все по данному обету,
Не касаются мясного,
Ниже хлеба не снедают;
Пьют одно лишь молоко.
Всякий день они слабеют,
Силы тратя по-пустому.
Всякий день дон Педро Гомец
О своем бессильи плачет,
Закрываясь епанчою.
Настает уж год десятый.
Злые мавры торжествуют;
А от войска дона Педра
Налицо едва осталось
Девятнадцать человек.
Их собрал дон Педро Гомец
И сказал им: «Девятнадцать!
Разовьем свои знамена,
В трубы громкие взыграем
И, ударивши в литавры,
Прочь от Памбы мы отступим
Без стыда и без боязни.
Хоть мы крепости не взяли,
Но поклясться можем смело
перед совестью и честью;
Не нарушили ни разу
Нами данного обета, —
Целых девять лет не ели,
Ничего не ели ровно,
Кроме только молока!»
Ободренные сей речью,
Девятнадцать кастильянцев
Все, качаяся на седлах,
В голос слабо закричали:
«Sancto
Jago Compostello!
Честь и слава дону Педру,
Честь и слава Льву Кастильи!»
А каплан его Диего
Так сказал себе сквозь зубы:
«Если б я был полководцем,
Я б обет дал есть лишь мясо,
Запивая сатурнинским».
И, услышав то, дон Педро
Произнес со громким смехом:
«Подарить ему барана!
Он изрядно подшутил».


("Каплан" – это, если кто не понял, капеллан – полковой священник. У Пруткова такие сокращения часто встречаются).

Но если НАМ "уподобление" воспрещается под страхом причисления к расистам, то ИМ – напротив. Предполагается, что по определению не могут они иначе мечтать и жаждать, поступать и думать, кроме как только и исключительно как мы (а кто в этом сомневается, тот, опять же, расист).

Конечно, следует учесть, что те, кого мы зовем "израильскими арабами" – не единый, сплоченный коллектив, но мозаика общин и культур. Есть христиане – потомки доарабского населения византийской эпохи, есть друзы, черкесы, бедуины и даже некоторые мусульманские кланы, чье отношение к Израилю совершенно не соответствует политике "Объединенного списка", и, возможно, нам стоило бы энергичнее налаживать с ними связи, но проблема не в таких меньшинствах, дискриминируемых внутри самого арабского мира, а в тех, кто определенно и откровенно является пятой колонной наших врагов.

Нас усиленно приглашают прислушаться к их "нарративу" и посочувствовать их страданиям, при этом по умолчанию принимая, что страдания эти подобны нашим страданиям в Европе конца 19 – первой половины 20 века, когда мы и сами уже начали себя считать "настоящими французскими гражданами" или "немцами Моисеева закона", когда честно сражались и гибли каждый за свою "Родину" на фронтах Первой Мировой, и потому были не просто недовольны ограничением в правах, но до глубины души оскорблены, получив в ответ дело Дрейфуса и легенду об ударе в спину, не говоря уже о последующем Холокосте. Немецкие евреи имели основания считать себя гражданами Германии, а французские – Франции, хотя бы потому, что именно к этим государствам де факто и де юре относилось место их проживания. А что арабы?

Арабы – такие же люди, и потому, как все нормальные люди, действуют согласно ситуации, в которой живут сегодня они, каковая коренным образом отличается от той, в которой тогда оказались мы.

Имеют ли они реальные основания, считать себя гражданами государства, право на существование которого усиленно отрицают не только их родственники, но и Европа, и немалая часть Америки (эти, правда, так прямо не выражаются, но не думайте, что у арабов на затылке глаза), а главное – и в самом Израиле есть партия МЕРЕЦ, члены которой на последних выборах голосовали за арабский список, а также могучий блок "на голубом глазу", готовый хоть завтра тот же список открытых пособников террористов включить в свое правительство?  

Прежде всего, у них нет того, что было тогда у нас: худой ли, хорошей ли, но – определенности. А если завтра евреев и в самом деле в море скинут, то не отнесутся ли к ним как к предателям? Могут ли они считать себя израильтянами с той же искренностью, с какой капитан Дрейфус считал себя французом, а Януш Корчак – поляком? Думаю, что ожидать этого от них было бы с нашей стороны большой наивностью, но и с их стороны не стоит предполагать причину для обид, типа – я-то к ним со всей душой, а они… Да, многие арабы прекрасно работают, и не только на должностях "хватай больше – кидай дальше", но вот именно в медицине (прав Айман Уда!), и в армии служат добровольцами, но…

Если уж с нами сравнивать, то их выбор можно сравнить, например, с решением любавичского ребе во время войны 12-го года: поддержать русского царя против Наполеона, из двух зол выбирая по его мнению наименьшее. Русским патриотизмом тут не пахло, да никто его от хасидов и не ожидал. Так что за отсутствие лояльности на арабов нечего обижаться, но и доверять им особо оснований тоже нет. Что в автономию переходить не желают, тоже понятно: она ведь, автономия, тоже на ООН-овской коленке склепана, того гляди вовсе ноги протянет, в Израиле хотя бы комфортнее да сытнее.

Да, действительно, ситуация у них нелегкая, но, увы, ничем не можем мы им помочь. Вот если бы "мировая общественность" наше право на существование признала, если бы арабы "палестинских беженцев" приняли, как приняли немцы судетских, иными словами, если бы достигнут был настоящий мир… Тогда бы, возможно, через пару-другую поколений смогли бы израильские арабы поверить, что они уже действительно куда-то относятся, и даже начать интегрироваться в израильское общество, но сегодня брать их в союзники в политической борьбе…

…Ну, в общем, сами понимаете.