Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

(no subject)

Вымрем ли мы от этого вредного коронавируса? Да нет, определенно не вымрем, выпутаемся, пусть и не все и не сразу.

Развалится ли экономика? Скорее всего – мутирует, пусть и не без потерь и опять-таки не сразу. Во всяком случае, можно надеяться на прекращение деньгопожирающих истерик типа остановки глобального потепления. Как выяснится, что не до жиру – быть бы живу, так сразу девочку Грету пошлют туда, где ей самое место.

Куда более глобальная и страшная катастрофа подстерегает современную идеологию, незамутненную уверенность балованного ребенка, что если только упасть на пол, задрыгать ногами и закричать: "Хочу-у-у-у-! ", то непременно получишь желаемое, а если не получишь, значит, просто начальники – редиски.

Уже не одно поколение с детства приучают верить во всемогущество человека, в то, что стоит только захотеть – и переловим мы все СО2, все болезни излечим и пятью хлебами накормим весь мир. Что только чья-то злая воля мешает всем народам и культурам обняться и радостно разрешить все конфликты. Что для всеобщего счастья достаточно все отнять и поделить. И вдруг – такой облом!

Выдержит ли его западная цивилизация?
 

Такие же люди…

Мне жаль солдат. Но раз ты прибыл
Чужой порядок насаждать -
Ты стал врагом. И кто бы ни был -
Пощады ты не вправе ждать.
         К. Симонов


Стремление "тольконебибонов", взять в союзники арабский список, вызвало в обществе оживленное обсуждение "арабского вопроса". С одной стороны слышим, что эти товарищи – открытые пособники врагов, с другой – что они такие же граждане, как и мы, и, стало быть, право имеют.

Скажу сразу, что предоставление всем им без разбору гражданства с подписанием всяких международных соглашений о правах мне удачным не кажется, хотя, возможно, других вариантов не было… в общем, имеем то, что имеем. Но является ли формальное гражданство залогом реального равноправия? Все мы на собственном опыте "инвалидов пятой группы" убедились, что, увы, нет, но мы не одиноки. После распада империи Габсбургов совершенно в такой же ситуации оказались судетские немцы, в ней веками жили и живут японские буракумины, да и отмена кастовой структуры Индии пока что все-таки больше декларативная. И главное – в арабском обществе, куда ни глянь, реальные права гражданина на самом деле ой как зависят от его религиозной и клановой принадлежности.

…Да-да, слышу, уже слышу из самой глубины сердца исходящий вопль: "Не уподобляться! Мы же не можем, не должны как они!". Вот ведь как интересно… с одной стороны они "такие же люди", а с другой – ни в коем случае уподобиться им не смей… Вы бы уж, батюшка, право, либо крестик сняли, либо трусы надели. Нам постепенно, но последовательно навязывают мнение, что "неуподобление" куда важнее, чем победа. Точь-в-точь как у Козьмы Пруткова:

Осада Памбы
Романсеро, с испанского

Девять лет дон Педро Гомец
По прозванью Лев Кастильи,
Осаждает замок Памбу,
Молоком одним питаясь.
И все войско дона Педра,
Девять тысяч кастильянцев,
Все по данному обету,
Не касаются мясного,
Ниже хлеба не снедают;
Пьют одно лишь молоко.
Всякий день они слабеют,
Силы тратя по-пустому.
Всякий день дон Педро Гомец
О своем бессильи плачет,
Закрываясь епанчою.
Настает уж год десятый.
Злые мавры торжествуют;
А от войска дона Педра
Налицо едва осталось
Девятнадцать человек.
Их собрал дон Педро Гомец
И сказал им: «Девятнадцать!
Разовьем свои знамена,
В трубы громкие взыграем
И, ударивши в литавры,
Прочь от Памбы мы отступим
Без стыда и без боязни.
Хоть мы крепости не взяли,
Но поклясться можем смело
перед совестью и честью;
Не нарушили ни разу
Нами данного обета, —
Целых девять лет не ели,
Ничего не ели ровно,
Кроме только молока!»
Ободренные сей речью,
Девятнадцать кастильянцев
Все, качаяся на седлах,
В голос слабо закричали:
«Sancto
Jago Compostello!
Честь и слава дону Педру,
Честь и слава Льву Кастильи!»
А каплан его Диего
Так сказал себе сквозь зубы:
«Если б я был полководцем,
Я б обет дал есть лишь мясо,
Запивая сатурнинским».
И, услышав то, дон Педро
Произнес со громким смехом:
«Подарить ему барана!
Он изрядно подшутил».


("Каплан" – это, если кто не понял, капеллан – полковой священник. У Пруткова такие сокращения часто встречаются).

Но если НАМ "уподобление" воспрещается под страхом причисления к расистам, то ИМ – напротив. Предполагается, что по определению не могут они иначе мечтать и жаждать, поступать и думать, кроме как только и исключительно как мы (а кто в этом сомневается, тот, опять же, расист).

Конечно, следует учесть, что те, кого мы зовем "израильскими арабами" – не единый, сплоченный коллектив, но мозаика общин и культур. Есть христиане – потомки доарабского населения византийской эпохи, есть друзы, черкесы, бедуины и даже некоторые мусульманские кланы, чье отношение к Израилю совершенно не соответствует политике "Объединенного списка", и, возможно, нам стоило бы энергичнее налаживать с ними связи, но проблема не в таких меньшинствах, дискриминируемых внутри самого арабского мира, а в тех, кто определенно и откровенно является пятой колонной наших врагов.

Нас усиленно приглашают прислушаться к их "нарративу" и посочувствовать их страданиям, при этом по умолчанию принимая, что страдания эти подобны нашим страданиям в Европе конца 19 – первой половины 20 века, когда мы и сами уже начали себя считать "настоящими французскими гражданами" или "немцами Моисеева закона", когда честно сражались и гибли каждый за свою "Родину" на фронтах Первой Мировой, и потому были не просто недовольны ограничением в правах, но до глубины души оскорблены, получив в ответ дело Дрейфуса и легенду об ударе в спину, не говоря уже о последующем Холокосте. Немецкие евреи имели основания считать себя гражданами Германии, а французские – Франции, хотя бы потому, что именно к этим государствам де факто и де юре относилось место их проживания. А что арабы?

Арабы – такие же люди, и потому, как все нормальные люди, действуют согласно ситуации, в которой живут сегодня они, каковая коренным образом отличается от той, в которой тогда оказались мы.

Имеют ли они реальные основания, считать себя гражданами государства, право на существование которого усиленно отрицают не только их родственники, но и Европа, и немалая часть Америки (эти, правда, так прямо не выражаются, но не думайте, что у арабов на затылке глаза), а главное – и в самом Израиле есть партия МЕРЕЦ, члены которой на последних выборах голосовали за арабский список, а также могучий блок "на голубом глазу", готовый хоть завтра тот же список открытых пособников террористов включить в свое правительство?  

Прежде всего, у них нет того, что было тогда у нас: худой ли, хорошей ли, но – определенности. А если завтра евреев и в самом деле в море скинут, то не отнесутся ли к ним как к предателям? Могут ли они считать себя израильтянами с той же искренностью, с какой капитан Дрейфус считал себя французом, а Януш Корчак – поляком? Думаю, что ожидать этого от них было бы с нашей стороны большой наивностью, но и с их стороны не стоит предполагать причину для обид, типа – я-то к ним со всей душой, а они… Да, многие арабы прекрасно работают, и не только на должностях "хватай больше – кидай дальше", но вот именно в медицине (прав Айман Уда!), и в армии служат добровольцами, но…

Если уж с нами сравнивать, то их выбор можно сравнить, например, с решением любавичского ребе во время войны 12-го года: поддержать русского царя против Наполеона, из двух зол выбирая по его мнению наименьшее. Русским патриотизмом тут не пахло, да никто его от хасидов и не ожидал. Так что за отсутствие лояльности на арабов нечего обижаться, но и доверять им особо оснований тоже нет. Что в автономию переходить не желают, тоже понятно: она ведь, автономия, тоже на ООН-овской коленке склепана, того гляди вовсе ноги протянет, в Израиле хотя бы комфортнее да сытнее.

Да, действительно, ситуация у них нелегкая, но, увы, ничем не можем мы им помочь. Вот если бы "мировая общественность" наше право на существование признала, если бы арабы "палестинских беженцев" приняли, как приняли немцы судетских, иными словами, если бы достигнут был настоящий мир… Тогда бы, возможно, через пару-другую поколений смогли бы израильские арабы поверить, что они уже действительно куда-то относятся, и даже начать интегрироваться в израильское общество, но сегодня брать их в союзники в политической борьбе…

…Ну, в общем, сами понимаете.
 

Нет причин? …А если найду?

Осмелюсь усомниться в общепринятом утверждении, что причиной (пусть не единственной, но, во всяком случае, главной) разрушения Второго Храма была синат хинам – беспричинная ненависть в еврейском народе. Это утверждение появилось лишь задним числом, и цель его понятна: преодолеть последствия катастрофы, собрать осколки, склеить сосуд, что, к счастью, и было достигнуто. Но ненависть, что привела к гражданской войне, была отнюдь не беспричинной.

Не подумайте, что я сделала какое-нибудь открытие, откопала древний трактат или по методу Фоменко вычислила, что разрушение Второго Иерусалимского Храма было на самом деле взрывом московского Храма Христа-Спасителя. Всем, кто хоть сколько-нибудь интересуется вопросом, давным-давно известно, что в обществе несколько десятилетий шла ожесточенная борьба за власть между тремя политическими силами:


  1. Околохрамовая и околопрестольная аристократия. Какие-то ее слои были традиционными, какие-то – нуворишами, первосвященнические династии постоянно путались с царскими, но общим для всех было существование на налоговые поступления и… ассимиляция, усвоение господствующей эллинистической культуры, переосмысление в ее понятиях собственных обычаев и преданий (что перекликается с тенденциями диаспоры), браки с аристократией соседних народов.

  2. Горожане-профессионалы, торговцы и ремесленники, реалисты и практики, чьим источником дохода был собственный труд, а книгой позже стал Талмуд. Они выдвигают свою элиту, главная функция которой – сохранение, развитие и реформирование собственной культурной традиции. С римской властью согласны на компромисс, поскольку плетью обуха не перешибешь, да и от хозяйственных связей не отмахнешься, не прочь и позаимствовать что-то подходящее из эллинистической культуры, но только при условии четкого разграничения: вы – это вы, а мы – это мы.

  3. Утопически-мистические движения, убегающие в пустыню, кормящиеся отчасти подаянием, но больше – грабежом, уверенные, что надо только срочно поднять восстание и в параллель выполнять и перевыполнять всяческие ритуалы, тогда Всевышний непосредственно вмешается в историю, и будет новое небо и новая земля.


Ну и как, по-вашему, эти три группировки смогут составить один здоровый коллектив, если настолько разнятся их представления о том, что такое хорошо и что такое плохо? Истина может родиться в споре о наилучшем способе достижения результата, которого по умолчанию хотят все, но спор между лебедем, раком и щукой – заведомый абсурд. О чем могут они договориться, если цель первой группы – скорейшая ассимиляция, второй – сохранение национальной идентичности, а третья вообще с энтузиазмом приближает конец света? Нет, ненависть между ними была отнюдь не бессмысленной, но вполне обоснованной: Боливару не вынести двоих (тем более – троих).

Не лишним будет и вспомнить, кто и почему в конце концов вышел победителем и заново собрал народ. Понятно, что не третья группировка – утопия всегда утопнет, но вот с первой все не так очевидно.

Ведь римляне-то победили, и раз, и два, и даже Бар-Кохбу, и Бен-Закай с ними пошел на компромисс, и Ха-Насси с ихним Антонином философские диспуты вел, и даже мученическая смерть рабби Акивы дела не меняет, потому как очевидно, что любим мы его все-таки не за это. Так почему же именно сторонники максимального сближения с римлянами, стремившиеся не за страх, а за совесть представить им наилучший имидж сынов Израилевых, канули бесследно в небытие?

Ну, во-первых, всяческие "примазавшиеся" уважения не вызывают ни у кого, советую в этой связи перечесть "флавиевскую" трилогию Фейхтвангера. А во-вторых, Рим со своей эллинистической культурой уже "ехал с ярмарки", с ним можно (и даже нужно) было сотрудничать в самых разных областях, но всякого, желавшего слиться с ним в ассимиляционном экстазе, он автоматически утягивал с собой на дно. Не по злобе, а просто потому, что тонул сам. 

А вспомнились мне эти события потому, что, похоже, за последние два тысячелетия ситуация в нашем народе изменилась не слишком, прошу любить и жаловать:


  1. Околокиббуцная аристократия, дети и внуки героев, второе издание с необыкновенной скоростью скурвившихся Маккавеев, живут на налоговые поступления. Ассимилянты, стремящиеся к стиранию различий между иудаизмом и христианством, закомплексованная провинция, рабски копирующая каждый писк имперской политической моды. Озабочены более всего имиджем Израиля на международной арене – а то вдруг да не пустят в великосветские гостиные!

  2. Горожане-профессионалы, торговцы и ремесленники, реалисты и практики, соблюдающие традиции, но не догматически, а скорее продолжая и развивая, живут трудами рук и голов своих. С иноплеменниками готовы сотрудничать и у них учиться, но не ценой отказа от себя и дистанцирования от отцов и дедов. Свою элиту пока что не сформировали, но, видимо, дело к тому идет.

  3. Утопически-мистические движения, большей частью, правда, не очень воинственные и никуда не убегающие, но кормящиеся пожертвованиями и парламентским вымогательством, уверенные, что как только выполним и перевыполним все ритуалы (которые были вполне осмысленными лет 300 назад!), Всевышний непосредственно вмешается в историю, третий храм с неба спустится, и будет новое небо и новая земля.


Разумеется, формирование всех этих направлений не в один день произошло, первый звоночек прозвучал в 77-м, но тридцать с лишним лет потребовалось, чтобы противоречия проявились во всей своей непримиримости.

Аристократия уже окончательно перестала притворяться, что заинтересована в выживании страны, если ценой его станет европейский бойкот, причем, не экономический – его компенсировать трудно, но можно – а вот именно идеологический, культурный бойкот. И с арабами они задружиться готовы не от большой любви к арабам, а потому что в Европе принято с ними дружить, ни на минуту не задумываясь, куда завела эта дружба сегодня самих европейцев.

С утопистами-мистиками тоже все ясно, достаточно вспомнить Смотрича, Бен-Гвира и рыцарей Торы, предпочитающих не с арабами, а с полицией воевать.

А вот работяги-практики до сих пор проявляли себя достаточно робко. "Ликуд" их партией был со времен Бегина, но киббуцной аристократии удавалось, до настоящей власти его не допускать. Ритуальные почести – да, материальные преимущества, чиновничьи зарплаты – сколько угодно, но… только при условии, что вся игра пойдет по их правилам и решения будут приниматься с прицелом на достижение целей, к которым стремятся они. Недовольство давили СМИ, а с непокорными расправлялась юридическая система. Так все оно и шло, покуда на горизонте не возник Биби Натаньягу.

Происхождение – самое, что ни на есть, аристократическое: внук известного раввина, сын секретаря Жаботинского, брат национального героя, вырос в Америке, служил в элитных войсках… короче – всю кухню знает как свои пять пальцев. Ренегат?.. Ну что ж, помнится, среди первого поколения Талмуда тоже был кто-то из первосвященнической семьи, по его воспоминаниям записаны были подробности храмовых ритуалов.

Натаньягу первому удалось бросить реальный вызов ассимилянтской аристократии, переиграть ее на ее собственном поле. И теперь, независимо от того, как сложится обстановка во власти и его личная судьба (за которую я, правду сказать, очень беспокоюсь), огромное ему спасибо за то, что главное уже удалось.

Прорвана информационная блокада, и уже ни под какой ковер не замести готовности власть имущих, страной пожертвовать ради своих иллюзий, уже начала на наших глазах формироваться новая элита, не стесняющаяся открыто бросить в лицо узурпаторам все, что знает и думает о них. Надежда есть, теперь только бы времени хватило…

Спрашивайте - отвечаем

lussien написал к предыдущему моему посту вот такой комментарий:

Почему Вы никогда не говорите со мной об Израиле конкретно (да и в статьях конкретики мало)
Например: Биби хочет то-то и то-то (доказательства), Ганц хочет то-то и то-то (доказательства), Либерман хочет то-то и то-то (доказательства). У Вас же все очень туманно, некое "Осло-2", про которое никто из них никогда не говорит и которое существует только в Вашей голове в виде весьма абстрактной идеи, и никогда нет ни годами обстреливаемого Сдерота, ни преданного Биби Хеврона, ни миллионов, которые Биби регулярно дарит Хамасу, не получая ничего взамен, ни прочих подобных вещей...
Правда, в отличие от подавляющего большинства бибисаристов, Вы все-таки признаете проблемы, создаваемые досами, это Вам в плюс.

Какую проблему Биби решил, кроме масла на булке??
Проблему Хамаса? Проблему Ирана? Проблему Хизбаллы? Проблему Сдерота? Пробему досов? Что-нибудь аннексировал за 23 года? Построил хоть одно поселение? Хотя бы создал правительство, которое может управлять страной и принимать бюджет?


Ответ, естественно, получился длинный, в комментарии не влезает, пришлось делать новый пост.

Почему Биби не создал правительство, которое может управлять страной и принимать бюджет?

Потому что израильское общество исторически сложилось из людей, что и себя, и жизнь, и "что такое хорошо и что такое плохо" понимали и понимают очень по-разному. В городке Мигдаль-Эмек, где я живу, есть ашкеназы, приехавшие в пятидесятых годах из Шанхая, кавказцы, приехавшие, кажется, в семидесятых, эфиопы и "русские" из большой алии девяностых, да вдобавок хабадники, не знаю, с каких времен. У всех свои синагоги, свои каналы информации, свои мелкие продмаги (есть и супермаркеты – на всех). Сосуществуем мирно, но общения внеобщинного очень мало. Подруга, по долгу службы бывающая в семьях кавказцев, рассказывает – как из этнографической экспедиции.

Столичные господа из министерств да университетов до недавнего времени думали, что они – элита, а все прочие постепенно подстроятся под них, и лишь сравнительно недавно до них стало доходить, что они – такая же община, как и все прочие, и элита у всех – своя, и СМИ (особенно с развитием интернета) тоже у всех разные. Хорошо ли это?

С одной стороны, не так уж плохо, потому что – не мне вам рассказывать – современное европейское общество ни работать, ни защищать себя неспособно. В Германии или Франции население безропотно подчинялось "культуре гостеприимства", а у нас бедняцкий, восточный Южный Тель-Авив очень быстро замитинговал и потребовал Африку убрать. Границу закрыли, но с высылкой сложности: ну очень европеизированные "правозащитники" гадят, где могут, срывают все усилия Биби, а верховный суд им помогает изо всех сил.

С другой – требования у разных общин разные, согласовать их трудно, всякому своя рубашка ближе к телу, что создает немалые сложности с управлением и бюджетом. Чем более социал-демократы утрачивают реальную власть, а "буржуазные" ее приобретают, но еще далеко не приобрели, тем больше соблазна у пузатой мелочи, тянуть под шумок одеяло на себя.

Проблемы, создаваемые "досами", тоже из этой серии. Общинность у них самая плотная, на выборы по команде маршируют все, но общее количество их связано как раз с европейской социал-демократической традицией, прожиточный минимум обеспечивать не только тем, кто работать не может, но и тем, кто просто не хочет. Если бы не это, не было бы ни школ, где не учат ничему, кроме талмуда, ни возможности протолкнуть бюджет на ешивы, а сидело бы там столько, сколько могли бы они прокормить.
Почему Биби не создал за 23 года ни одного поселения и не аннексировал ничего?

Первоначально, как вам, вероятно, известно, тот же Перес со товарищи поселения создавали активно – и по соображениям стратегическим, и, думаю, по воспоминаниям собственной киббуцной молодости.

Но если со стратегией все было правильно, то с киббуцами вышел облом, у нового поколения идеология оказалась совсем другая – национальная, да к тому же нередко религиозная. И после "переворота" 77-го года, когда народ проголосовал за Ликуд, стало выясняться, что социалистическая идеология теряет влияние в стране, значит – эдак и власть может уплыть. А поскольку самыми активными в практическом применении новой идеологии были как раз поселенцы, в них естественно стали видеть врага.

Прав ли был Бегин, соглашаясь на ликвидацию Ямита, можно спорить, но во всяком случае мир с Египтом действительно был подписан. Пользуясь этим прецедентом, социалисты передернули карты: уже не как Бегин: "Если есть реальная возможность мира, можно даже убрать поселение", - а наоборот: "Если убрать поселения, обязательно появится реальная возможность мира". Это – для внутреннего употребления, а для "мировой общественности": "Поселения – главное препятствие на пути к миру".

Вот в такой ситуации приходит к власти Биби, и так уже затравленный левой пропагандой как "косвенный виновник" убийства Рабина (как же он, такой-сякой смел говорить, что "мирный процесс" – чушь собачья?) и вообще поджигатель войны. Где уж тут новые поселения основывать – дай Бог хоть старые отстоять! Он и отстаивает и в стране, и на международной арене, и, как видим – вполне успешно.

С аннексиями дело сложнее. До недавнего времени арабы действительно размножались куда успешнее нас, и не было никакой возможности проверить демографическую статистику "палестинцев". Ныне уже понятно, что у нас рождаемость растет, у них – падает, а палестинская статистика есть ненаучная фантастика. Трамповский план предусматривает аннексию ТОЛЬКО того места, где нас много, а арабов мало, да кроме того еще и (в общем, маловероятную) передачу арабам "галилейского треугольника", где, собственно, арабы и живут, и жили всегда, но от нас уходить почему-то их не тянет.

Почему Биби не решил проблему ХАМАСа (она же проблема Сдерота)?

Об это я уже писала неоднократно, но вкратце – повторю. ХАМАС – тот самый пацаненок, которого бандиты, прячущиеся в подворотне, на прохожего напускают, чтобы спровоцировать отпор, а потом всей кодлой на жертву накинуться с воплем: "Чего, гад, маленьких обижаешь?!". Конечно, чисто технически, справиться с ним вполне возможно, хотя и не так легко и просто, как, может быть, представляется вам, но Биби-то видит не только пацаненка, но и всю кодлу в подворотне.

Двухходовка тут примитивная: Израиль должен Газу разутюжить, своих ребят положить, а потом отдать ее Абу Немазанному для скорейшего создания вожделенного палестинского государства, потом там пройдут демократические выборы и к власти придет… ну, уже не ХАМАС, а какой-нибудь Карабас-Барабас, исламский джихад или как его там. И вот мы уже имеем обстрелы с двух сторон вместо одной.

Да, но… а если Немазанному не отдавать? А вот тогда-то и накинется вся кодла из подворотни: ЕС, ООН, товарищ Обама или его наследники. Так что тут можно сделать?

Во-первых, кодлу обезвредить нападением с тыла – они нам бойкотами и санкциями грозят, а мы сокращаем экономическую зависимость от Европы, завязывая и расширяя связи во всех других местах, именно этом Биби в последние годы и занимался. Во-вторых, использовать время Трампа и отодвинуть границу с другой стороны (аннексия Иорданской долины). В-третьих – эффективно защитить население от обстрелов, что и произошло. Кто и как сможет сделать больше?

Почему Биби не решил проблему Ирана и Хизбаллы?

Хизбалла без Ирана – ноль без палочки, а Иран разгромить у нас руки коротки. Напакостить Ирану крупно Биби удалось (и это – большая удача!), так что возможностей Хизбаллу кормить стало у него меньше. К тому же сейчас они с турками схлестнулись, нам вмешиваться и вовсе не с руки.

Почему Вы никогда не говорите со мной об Израиле конкретно (да и в статьях конкретики мало)
Например: Биби хочет то-то и то-то (доказательства), Ганц хочет то-то и то-то (доказательства), Либерман хочет то-то и то-то (доказательства).


Биби хочет, чтобы страна жила и жила хорошо (булка чтоб с маслом), доказательства – см. выше.

Ганц вообще ничего не хочет, он – соломенное чучелко, но вот те, кто за ним прячутся, те, да, хотят и не скрывают этого. В самом общем виде – хотят возврата всей полноты власти в руки социалистов, будь то посредством парламента, судебной системы или СМИ – что под руку подвернется. Нисенкорн – это Гистадрут, профсоюз, защитник интересов бюрократии и госмонополий. Перец и Ольмерт – надежные союзники и единомышленники европейских социалистов и чиновников ЕС, своя страна и ее население их интересуют столь же мало, как вашу фрау Меркель, в Америке их союзники – демократы во главе с кланом Клинтонов, а теперь уже, вероятно, и с Берни Сандерсом.

А вот чего хочет Либерман, и вовсе непонятно... Разве что "пожирнее и погуще".

Интересно, что вы очень хорошо разбираетесь в механике обвинений против АдГ и Трампа, но почему-то верите совершенно аналогичным обвинениям против Натаньягу.  

Из песни слова не выкинешь?

А вышло не так,
А вон оно как,
А вон оно как неприятно…
    Ю. Ким


Оно конечно – прав Либерман. Прав, что ультраортодоксальные политики (не все люди, а вот именно политики) – проблема реальная и даже опасная. Прав и Ганц, когда говорит о нехватке жилья и кризисе системы здравоохранения. Но назвать проблему все-таки недостаточно, чтобы ее решить. Иной раз даже с точностью до наоборот получается, вот, например…

Вероятно, мало кто из моих ровесников не слышал эту песню в исполнении Леонида Утесова:

- Скажи мне правду, ведь служил ты, дядя,
На корабле, что воевал с царем?
- Служил, сынок.
- Скажи же, Бога ради,
Как красный флаг вы подняли на нем.
- А было так…

Вот тут изначально был текст, который довелось мне услышать только раз в жизни на одной-единственной пластинке, и сколько ни искала я его потом в других местах и в интернете – не нашла. Но добрые люди помогли. Вот оно: https://www.youtube.com/watch?time_continue=184&v=mCDIl_7ulcQ&feature=emb_logo

А было так – в тот день команде дали
Опять гнилое мясо на обед.
Матросы эту падаль есть не стали,
А кок сказал – другого мяса нет.

Команда вся построилось, сказали,
Что командира требует народ.
В безмолвии суровом мы стояли,
Один матрос лишь выступил вперед


Ну и далее – по тексту. Согласитесь, что выброшенный кусок восстанавливает логику текста: команда выстроилась, чтобы заявить протест, Вакуленчук выступил вперед (да заодно и выстрелил первым в офицера, о чем песня, разумеется, умалчивает). Но почему же вырезали текст про гнилое мясо?

А потому что протест и последующее восстание были вызваны плохой пищей. Она действительно была никуда не годная, и я не сомневаюсь, что тот же Вакуленчук считал протест и даже вооруженное восстание средством для достижения благородной цели: чтобы не смели больше начальники обжираться, обрекая на голод простого человека.

Он-то, конечно, верил, что достаточно не только на корабле, но и по всей России поднять "к восстанию зовущий красный флаг", как вскорости эта цель будет достигнута. Увы, он ошибся.

И правильно, что причину бунта из песни быстренько вычеркнули. Это ведь могли неправильно понять жертвы голодомора, блокадники Ленинграда, жители бесчисленных "рабочих слободок", рядами и колоннами ездившие за продуктами в Москву и Питер, сочинители анекдота, можно ли из Литвы в Эстонию верхом проскакать (нельзя, потому что в Латвии лошадь съедят)?

К чему я про это? Да вот, к тому, что, обещая сегодня перед выборами решить реальные проблемы, не имеют товарищи ни единого шанса, выполнить свои обещания.

Охотно верю, что у Ганца желание есть, всем дать квартиры и расширить больницы. Но как он это сделает, если в обозе у него едет Ави Нисенкорн, ветеран Гистадрута, который прежде всего потребует рыночную экономику порушить, все деньги отдать чиновникам и госмонополиям типа электрической компании, чтобы было им, чем гомикам своим оплачивать в Индии суррогатное материнство? Как он это сделает, если без арабов коалицию ему не сколотить, а уж у них, кроме политических, еще и экономические аппетиты немаленькие?

Столь же охотно верю, что Либерман с удовольствием прищемил бы хвост зарвавшимся ешиботникам. Но как он это сделает, если электоральный потенциал у него, даже если дисциплинированно, рядами да колоннами голосовать выйдет, харедим все равно не перевесит? Ведь немалая часть алии из бывшего СССР не из Москвы, Питера или Харькова приехала, но из Грузии, с Кавказа, из Бухары. Это – коренной электорат ШАС. Да и из "европейцев" тоже не каждый считает самой насущной именно эту проблему, некоторые (я, например) куда больше боятся возвращения к "процессу Осло", а Либерман именно в этом вопросе, похоже, готов на компромисс.

Причем, в отличие от Вакуленчука, и Ганц, и Либерман прекрасно понимают, что ни при каком раскладе не смогут выполнить свои обещания, но вот избиратели это, к сожалению, понимают далеко не всегда. Не понимают, что, как сказал Кипплинг "хочешь – не значит получишь".

И как бы не пришлось им потом из песен выкидывать слова…

А связь-таки есть

19 февраля 2020 года в городе Ханнау неподалеку от Франкфурта на Майне некто Тобиас Ратхен застрелил собственную 72-летнюю мать, пощадив, впрочем, отца – активиста партии "Зеленых" – и вышел на охоту за иммигрантами. Нашел он их без особого труда в кафе, где курили кальян, девятерых убил, еще пятерых ранил, потом вернулся домой и застрелился сам.

Немецкий мейнстрим лихорадочно ищет доказательства его причастности ко всяким правым, включая АдГ, но обнаружить удалось пока что только сайт в интернете, где он демонстрирует малограмотность, сомнительные околонацистские закидоны и несомненную параноидальную шизофрению. На этом основании разнообразные не только правые, но и прочие, шизофренией не страдающие, отбрехиваются: "Да что вы к правым привязались? Псих – он псих и есть, никакой связи!".

При всем моем уважении, с последним утверждением согласиться не могу. Связь-то есть, только… не там, где ее ищут.

Начнем с одного интересного случая из немецкой жизни лет эдак 40 назад. Тогда (не знаю, как сейчас) были у них в моде так называемые Wohngemeinschaften: группа ну очень прогрессивных молодых единомышленников снимала общую квартиру и старательно выстраивала в ней идеальные общественные отношения в пику злодейском конкурентному капитализму. Иной раз приглашали туда кого-нибудь из "социально слабых" – инвалида, дебила или психически больного.

Так вот, в одну из таких общин взяли шизофреника. Вроде бы, прижился он там, хотя периодически случались срывы, но вскоре аккуратные и внимательные немцы стали замечать, что срывы-то не случайные. С железной закономерностью возникали они, когда между членами общины намечались проблемы. Они уж и так, и эдак, от самих себя прятали, честно старались побороть возникающую неприязнь друг к другу, но псих улавливал мгновенно и реагировал как барометр.

В конце концов выработал коллектив замечательный метод использования его болезни. Как начнет кукситься – ему сразу лекарства, уход, и спать укладывают, а сами на кухне усаживаются вокруг стола и: "А ну, давай, ребята, начистоту – кто кого обидел, кто на кого злость затаил?".

К чему я это все? А вот к тому, что сегодня в Германии обиженными чувствуют себя очень многие, и есть им  действительно на что обижаться, и много ненависти копится по углам. И когда нормальные люди на ситуацию реагируют нормально, в рамках общепринятых правил: выходят на мирные демонстрации, организуют политические партии и голосуют за них, то власть имущие не готовы по-хорошему за столом отношения выяснять, предпочитают несогласных давить и нагнетать ненависть.

Псих же реагирует иначе – на то он и псих. Не важно, какая у него там мания преследования с величием пополам, а важно, что обострением ее реагирует он на реально существующую в обществе нездоровую атмосферу, созданную бесконтрольным "нашествием варваров", безответственным разрушением экономики, безнаказанной травлей инакомыслящих. По этой причине нормальные люди голосуют за АдГ, а ненормальные стреляют в собственную родную маму.

Обнаружила Сюзанна, что фашисты АдГ

Сюзанна Хениг-Велсов – председатель партии "Левых" в Тюрингии, та самая, что вместо поздравления избранному премьер-министром Томасу Кеммериху букет под ноги швырнула. Поистине подвиг в борьбе против правого террора и вполне в духе политической биографии сей обладательницы педагогического диплома и активистки "антифы" (см. Википедию). Известна, кроме того, как первая подписантка заявления под многообещающим заголовком "За Левых против капитализма".

Политическая деятельница, чья популярность соответствует примерно оной же желудочного гриппа, в экстремизме, естественно, разбирается лучше всех. В телевизионном ток-шоу она поведала миру о потрясающем опыте общения с АдГ: "Однозначно – факт: АдГ действительно использует фашистские методы!".

Хениг-Велсов повествует об ужасах, пережитых ею за шесть лет пребывания АдГ в земельном парламенте, приводит наглядные примеры, "как АдГ угрожает нашим депутатам". Вот, совсем недавно сразу несколько представителей АдГ в лифте встали совсем рядом с юной депутаткой из Левых: "Так, что она просто не могла выйти". Действительно, ну как тут выйдешь, покуда лифт не остановится…

Не менее болезненным, чем подлое использование лифта, был и другой прием коричневых чудовищ: "Чисто нацистская манера – преувеличенная вежливость". Эти извращенцы коварно изрекали неслыханные предложения, вроде: "А не выпить ли нам кофе?", - или: "Мы едем туда-то – может, вас подвезти?". И мало этого! Хениг-Велсов внесла в протокол еще одно нападение, которому подверглась лично: "Меня толкнул депутат от АдГ, который… э-э-э… физически мимо проходил". Это физическое столкновение привело лидера Левых к чисто духовному выводу: "Я этим только хочу сказать, что АдГ – партия отнюдь не буржуазная".

Будем надеяться, что вскоре эрфуртская специалистка по экстремизму получит дополнительную возможность, обличать перед общественностью всю опасность смертоубийственного завоевательного похода АдГ в земельном парламенте Тюрингии. Следующее выступление на телевидении можно будет озаглавить: "Нацисты нас до смерти заласкали".

Роберт фон Лёвенштерн  Перевод мой


Оригинал:

https://www.achgut.com/artikel/woran_susanne_erkennt_dass_die_afd_faschistisch_ist


P.S. Получила претензию по поводу моего явно сочувственного отношения к партии АдГ, хотя она явственно антисемитская и вообще в состав ее входят неприкрытые нацисты. Попробую объяснить.

Прежде всего, высказывания ее деятелей, которые постоянно приводятся как пример антисемитизма, мне таковым не кажутся. Наезд Бьорна Хёке на мемориал у Бранденбургских ворот стоит сопоставить с тем фактом, что именно евреи в свое время активно возражали против его постройки, а продавила ее в конце концов некая обгиюренная дама из профессионально-карьерных соображений. С мнением Хёке, что нечего мемориал своего позора посреди столицы выставлять, можно соглашаться или спорить… мне, например, тоже не очень было бы приятно, видеть в середине Иерусалима мемориал соглашениям Осло…

Читая слова Александра Гауланда, что время нацизма всего лишь "птичья какашка" на фоне тысячелетней истории Германии, вспомнила прочитанное когда-то у Солженицына то ли в "ГУЛАГе", то ли в какой-то статье утверждение, что история России не в 1917 году началась. И никто, считая меня, тогда это утверждение не счел антисемитским, хотя антисемитом Александр Исаевич несомненно был, но вот именно в этом месте говорил про другое.

Куда более надежным свидетельством являются другие высказывания тех же деятелей, типа "немногочисленная финансовая элита", "скрытые закулисные персонажи", "интернациональный комплекс власти денег", "извращенная структура власти", "духовный подрыв народов". Вроде бы, не те слова говорятся, но… кому надо – поймет.

Именно по этому признаку использования "ассоциативных слов" вычислила я 20 с лишним лет назад самый что ни на есть махровый антисемитизм в "Шпигеле", "Штерне" и "Лё Монд". Особенно умилила меня, помнится, статеечка о трагической гибели доброго и светлого  арабского мальчика, что всего-то и хотел, что у Западной Стены евреев пострелять, а злодейские израильские солдаты только за это невинное желание самого его застрелили.

Я ни минуты не сомневаюсь, что в АдГ и антисемиты есть, и антисемитизм, я сомневаюсь, что есть в Германии и вообще в Европе партия или даже просто политическая сила, в которой такого нету. По этому параметру нет между ними разницы. Отдельные личности, от этого свободные – да, имеются, но никогда они погоды не делали, не делают и сейчас.

Так почему же я в таком случае заступаюсь именно за АдГ, а не отправляю ее по тому же адресу, что всех прочих?

Методы, которыми пользуются ее противники в истэблишменте, СМИ и т.п. – те же самые, какими пользуются противники Натаньягу в Израиле и Трампа в Америке, т.е. действительные претензии заметаются под ковер, а предъявляются вымышленные, типа несуществующих взяток или заговора Путина/Зеленского. Вот и на АдГ навешивают антисемитизм, которого у нее не больше и не меньше, чем у самих обвинителей. В чем же на самом деле дело?

Программа у этой партии весьма запутанная, есть разные группировки с разными целями, но объединяет их всех враждебность к бесконтрольной массовой иммиграции людей чуждой культуры и созданию "параллельного общества". Поэтому партии, зарабатывающие миллионы на "индустрии гостеприимства", в АдГ видят врага. А поскольку из всех пришельцев наиболее склонны к "параллельности" и наименее – к усвоению местной культуры вот именно носители культуры мусульманской, АдГ в данный момент видит в Израиле своего естественного союзника.

Не от большой любви к евреям, не от комплексов прошлой вины, а просто потому, что сегодня у нас наблюдается совпадение интересов. А что завтра будет? Ну так до завтра надо еще дожить… Пока что я за эту партию заступаюсь, взаимности, впрочем, не жду.

(no subject)

Ох, люди-граждане, как мерзко быть Кассандрой! Ну да, ну говорила я, что Ганц обещает аннексию только если "международная общественность" согласится, а согласится она, когда рак свистнет. Но, честно говоря, не ожидала, что она, эта общественность, так скоро и однозначно это подтвердит: https://mignews.com/news/arabisrael/130220_82509_51472.html

Ну что, голосуем за Ганца?

(no subject)

Ну, судя по тому, что сейчас разглядеть можно ( а это - далеко не все) "сделка века" оказалась шумовой завесой, по существу ничего не меняющей. Но у нее есть потенциал дать последствия в ту или другую сторону. Если у власти останется Биби, достаточно высок шанс, что аннексия состоится, а разговоры про палестинское государство останутся разговорами просто потому, что палестинцам-то оно на фиг не нужно, что они и не замедлят продемонстрировать. Если к власти придет Ганц, об аннексии можно забыть, зато сохраняется опасность "решительных шагов" вроде "размежевания" - не позабудем, что за Ганцем просматривается некая "черная дыра" с провалившейся госкомпанией, так что площадка для маневра у прокуроров есть. Вот и все... пока что, во всяком случае.

Мне очень жаль…

Мы последствиев не боимся.
Из фильма "Там на неведомых дорожках"

Ну, вот и все, маски сброшены, позиции определены. С одной стороны – ревнители "общечеловеческих ценностей", благопристойная Европа и американская демпартия, готовые скорее поступиться народом, чем принципами, разрушающие промышленность и семью, заметающие под ковер реальные проблемы, вытаскивая макеты-обманки "борьбы с глобальным потеплением", из пальца высасывающие уголовные обвинения против политических противников.

Именно к этому лагерю уже открыто примыкает израильская "левая", обещающая строго следовать его указаниям в разрешении пресловутого арабо-израильского конфликта. (Туда же до кучи в совершенный отрыв ушел Авигдор Либерман, упорно не замечающий, что с ультраортодоксами усиленно заигрывают с обеих сторон, но это уже скорее парадокс, чем политика).

С другой – европейская правая (но она очень слаба), Трамп и его сторонники в Америке, ну и у нас, соответственно, правые во главе с Биби Натаньягу. Основной отличительный признак – всегда стремятся действовать в пользу представляемого ими народа, хотя, конечно, не все задумки удаются.

Вот заявил уже открыто товарищ Ганц, что Иорданскую долину аннексирует, как только "международная общественность" (читай – Европа)  разрешит. Как только – так сразу. А разрешит она это – когда рак свистнет, но все равно иначе нельзя, а то как же – экономические связи, голосование в ООНе, BDS, страшная тетка в Гааге…

Мне очень жаль, но ни одна из этих прелестей не минует нас, совершенно независимо от каких бы то ни было долин. Европа на глазах становится арабо-мусульманской, экономическая ситуация не внушает особых надежд, аборигенам придется смириться с переходом в дхимми – все эти факторы во взаимодействии не могут не привести (и уже приводят) к вспышке юдофобии во всех видах, включая, разумеется, и т.н. "антисионизм".

Если в Америке кризис скорее политический, и антисемитизм, соответственно, произрастает все больше в университетах, что еще внушает надежду, то в Европе глубинные структуры уже пошли вразнос.

Не может Европа ни с чем согласиться, пока не согласятся дорогие палестинцы, включая ХАМАС, а могут ли они согласиться на то, что их лишает единственного заработка – убийства евреев?

Ганц со товарищи ничего против этого не сделают, хоть они тут на ушах танцуй, исторический путь Европы определять мы не можем (хотя европейцы в это не верят, особенно в моменты кризиса). Так чего же они ждут? На что надеются? Наверное, на то же, на что и сами европейцы надеются в связи с дряхлеющей инфраструктурой, массовой иммиграцией, замораживанием банковского процента… Надеются, что оно того… как-нибудь… само рассосется.

И это, чтоб вы знали, по их мнению, никакая не безответственность, не авантюризм, но очень обоснованная и продуманная политика – в отличие от расчета на помощь этого подозрительного Трампа, который даже в случае грядущего переизбрания все равно не вечен…

Оно конечно, ничто не вечно под луной, но в сложившейся ситуации, сдается мне, именно поэтому надо ковать железо, пока горячо, а стабильной поддержки на века ни от кого ожидать не стоит. Прежде всего потому, что никто никому никогда ее не оказывал и оказывать не обязан. Конкретные решения любого правительства могут быть правильными или ошибочными, но решение – поставить свою безопасность и само выживание в зависимость от милости тех, от кого поддержки ожидать невозможно – не ошибка, а катастрофа. Типа Осло или "размежевания".

Давно ли доблестный наш "солдат номер один" в телевизор плакался, как коварно его обманули при выходе из Ливана? Давно ли стеснительно признавались, что Рабин э-э… где-то как-то все-таки ошибался? И вот опять те же танцы на тех же граблях, те же заклинания, что как бы нам, не дай Бог, не подорвать бы "мирный процесс", как если бы возможно было подорвать то, что никогда не существовало.

И за это вы, дорогие сограждане, в самом деле готовы голосовать?