Category: политика

(no subject)

На мой взгляд дискуссии о виновности/невиновности Натаньягу согласно каким-то параграфам есть спор о выеденном яйце.

Во-первых, покойный Перес роскошествовал куда масштабнее — я как раз об эту пору в Араде жила и работала на Мертвом Море, так про его уют в тамошних гостинницах знала вся обслуга. И то, что никаких документов по этому поводу ни у кого нет, означает только, что кому надо это было не надо.

И тот же Бейлин супротив однозначного закона не с газетчиками торговался, а с самим Арафатом переговоры вел, и — ничего.

А уж насчет откатов при закупках оружия… даже такой незаметный винтик как я — переводчик на вполне мирных коммерческих переговорах — от представителей немецких фирм регулярно сувенирчики получала, у них это называется «расходы на представительство».

И наконец, сама я за 20 с лишним лет в Израиле вполне усвоила местные обычаи, и покуда мама в больнице лежала, исправно таскала персоналу тортики и конфетки.

Давайте уже по-честному: предъявляемые обвинения к настоящей причине преследований никакого отношения не имеют. Точно так же как в деле Ходорковского в России или процессе импичмента Трампа в Америке.

Судебная система в открытую используется как средство политической борьбы, так что говорить имеет смысл только о том, каковы политические цели и используемые средства обеих сторон. Об этом идут сейчас споры, кто-то считает, что Натаньягу где-то ошибся в стратегии или тактике, кто-то полагает, что приход к власти его противников будет катастрофой, кому-то вообще уже все обрыдло, кто-то на ультраортодоксов отрастил большой желтый зуб… Кто-то всерьез и не без оснований озабочен кризисом представительной демократии как системы, сломом системы сдержек и противовесов, причем, во всем мире.

Но это уже совсем другая история. И для ясности — я лично в политике сторонник Натаньягу.

Перспективы…

Пока еще не совсем ясно, что конкретно сделает Трамп и что получится в результате, но уже понятно, чего он хочет. Он хочет доконать Ялту и Потсдам, и желание это вполне оправдано, потому что мир изменился.

В сорок пятом была разгромленная войной Европа, которую американцы хотели поставить на ноги, была Россия, не оставившая коминтерновских мечтаний о мировом господстве, которую надо было остановить, был ближний Восток, который нефть, и его надо было не упустить. Была ООН – площадка, на которой худо-бедно можно было договариваться с прочими сильными игроками, не доводя дело до войны.

Сегодня Европа привыкла, что законное место ее на американской экономической кушетке под американским ядерным зонтиком, и с высоты своего положения плюет на неотесанного дядю Сэма. Россия ничего, кроме чисто военной силы, уже не может предложить, оружие, правда, еще работает, но уже начинает сказываться техническая отсталость, подождать – само рассосется. Ближний Восток со своей нефтью может уже лесом пойти – сланцевой хватает в избытке. А ООН сегодня – обитель размножающихся как кролики прожорливых чиновников, бездонная бочка, без толку поглощающая миллиарды.

Собственно говоря, Обама уже делал в этом направлении какие-то невнятные телодвижения, но будучи джентльменом выпендривался: Две шаги направо, две шаги налево, шаг вперед и два назад – мы-де будем белыми и пушистыми, из мирового жандарма в благодетели человечества выйдем…

У Трампа все проще: кто хочет – может быть благодетелем, а у нас дураков нету. Мировой жандарм уходит на пенсию, и чихать ему с высокой колокольни на все ваши разборки. Понятно, что для всех, кто по старой памяти на него рассчитывал, это – предательство, в европейском курятнике не случайно переполох, и курды – далеко не последние, кого он кинет. Но вписаться всерьез за кого бы то ни было в ближневосточном гадюшнике – значит кровью своей платить за того, кто тебя в конце концов кинет непременно. Не потому даже, что бессовестный (хотя другие тут по нынешним временам наверх не вылезают), а потому что кипит котел, и никто ни из участников, ни из наблюдателей не скажет, что в нем в конце концов сварится.

Государства тут все в начале 20 века англичане с французами из турецкой империи сикось-накось накроили, без учета местных этносов и культур, теперь пошло размежевание в лучших местных традициях секим-башка.

Россия заинтересована в продаже оружия и сбрасывании в мясорубку избыточного населения (особенно с Кавказа), но главное – была у нее надежда, что захват неких территорий – все равно, Украина ли, Грузия ли, Сирия – сделает ее тяжеловесом на международном ринге, заставит гадкий запад на равных с ней разговаривать. С Европой – получилось, а вот с Трампом…

У Америки оружие всегда купят, да и кроме того есть чем торговать, людей лишних нет, особенно в ситуации инициированного Трампом возрождения промышленности. С Ираном или Турцией воевать ни к чему, наоборот, лучше со стороны посмотреть, как они между собой дерутся, и в меру премудрости и разумения мешать им ядерное оружие разводить.

С Россией при таком раскладе разговаривать попросту не о чем: хочешь промежду ними встревать – да подавись ты своей Сирией! Что ты там возьмешь? Нефть? Свою всю уже высосал, ну и сирийскую высосешь, а толку?.. Прежних-то цен тебе все одно не видать, тем более, современного оборудования для добычи мы тебе не дадим, к тому же война, поставки ненадежные, ИГИЛ воскресает, тебе же с ним не справиться. Ну ты поиграй, поиграй теперь в мирового жандарма, а нам недосуг – дома дел полно.

Окажется ли расчет Трампа верным, судить еще рано, слишком много неизвестных в задаче – как на Ближнем Востоке, так и в самой Америке, включая шаткость положения президента. Но независимо от удач, ошибок и просчетов направление на уход США из огнеопасного региона сохранится при президенте любом – также как Трамп сохранил его после ухода Обамы и обамообразных.

Понятно, что теперь и нефтяным монархиям, и нам придется искать другую крышу – занятие нелегкое и небезопасное, но, увы, необходимое. Понятно и то, что для нас проблема будет усугубляться двумя гирями на ногах: арабы и ультраортодоксы.

…Постойте, постойте, не кричите, что все они разные и обобщать недопустимо, потому что это не я обобщаю, а они сами. Независимо от того, чего хочет или не хочет данный конкретный индивид, политику определяют те, за кого он голосует на выборах, а чего хотят те, за кого они голосуют, увы, хорошо известно. Выживания страны, во всяком случае – не хотят.

Одна надежда – как жареным запахнет, они первые ноги сделают. Кто еще помнит школьную алгебру – минус на минус дает плюс.

Закрывайте двери

Воспоем и прославим двери, крепкие, прочные, закрытые двери. Двери, которые предотвратили резню в Галле, в синагоге на Йом-Киппур. Защитили молящихся в самый священный день еврейского календаря от безумного убийцы, движимого определенно не только юдофобией. Долгие мучительные минуты страха за свою жизнь провели они до приезда полиции. Но поплатились жизнью случайная прохожая и покупатель шаурмы в соседнем киоске. Кошмарный сон? О, нет – реальность!

У кого-то уже нет слов, но, уж у политиков этого добра всегда хватит. Печаль, Ярость, Потрясение… слыхали мы эти банальности. Но по крайней мере хоть солидарность с еврейской общиной проявили, даже мадам канцлер удостоила, преодолев обычную сдержанность. А вот двоих погибших помянули сперва только в синагоге.

Кстати, немного сдержанности политикам бы как раз не помешало, просто помолчать, прежде чем столь поспешно раскладывать все по полочкам. Обычно ведь сразу раздаются предупреждения: не обобщайте, это единичный случай, не используйте в политических целях… А тут скоренько обобщили и на всю катушку используют для обличения "духовных поджигателей", сиречь политических противников – партии "Альтернатива для Германии" (AfD).

Какая прекрасная возможность отвлечь внимание от собственных провалов. Маттиас Дёпфнер, шеф издательства Шпрингера, так прямо и говорит о "недооценке" и даже "несрабатывании системы". В Лимбурге некто с криком: "Аллах!" на угнанном грузовике восемь человек переезжает – политики говорят о ненормальном одиночке. Сириец врывается в синагогу с ножом и криком: "Аллах акбар!" – на следующий день его отпускают. Чем не стимул для возможных подражателей? А когда Kuwait Airways отказалась евреев на борт брать, догадался ли кто-нибудь запретить ей у нас взлет и посадку? Как же насчет "особой ответственности Германии"?

Ниже радара наших политиков

На радар наших политиков не попадают, видимо, "духовные поджигатели" вроде палестинцев или исламистов, шествующие с антисемитскими лозунгами по Берлину 1-го июня, в "день Аль-Кудса". Не замечают они и антисемитизма, привезенного множеством мигрантов-мусульман, что юдофобию впитали с молоком матери. И не заикается никто про "имеющиеся в обществе предпосылки", "духовных поджигателей" или глобальную сеть, подпирающую этот антисемитизм.

Вне всякого сомнения, антисемитизм в Германии есть, как и по всему миру – и чудом было бы, если бы не было. Определенно есть в Германии и правые экстремисты. Есть и агрессивные психопаты. Судя по тому, что нам известно об убийце из Галле, что он в своем видеоманифесте сам рассказал, с психикой у него нелады весьма серьезные. Можно ли считать его доказательством, что – как сказано в заголовке „Welt“ – "В Германии сгущается тьма"? Что Германия "в большой опасности"? Подозревать в нем участника правоэкстремистского заговора, искать за ним целую сеть, охватывающую всю страну?

Свежо предание, да верится с трудом, особенно при виде его самопального вооружения. Но, согласитесь, куда как соблазнительно подозревать в нем что-то такое… Как было бы славно найти и обезвредить чисто немецкую правоэкстремистскую организацию – это ведь можно сделать, не опасаясь покушения на идеал "многоцветности и разнообразия". Полагаю, именно такое желание кроется за поисками "имеющихся в обществе предпосылок" – очень хочется нащупать рычаг, взявшись за который удастся предотвратить все эти ужасы. Только ничего из этого не получится, разве что заведем государство всеобщей слежки с вылавливанием "мыслепреступлений".

Как можете вы воспрепятствовать одному психу с другого брать пример? Кстати, точно также невозможно никому запретить вычитывать из Корана призывы к насилию и человеконенавистничеству. Не помогут ни шествия со свечками, ни демонстрации, ни высокоэмоциональные ритуалы, а помогут только и исключительно двери крепкие, крепче галльской синагоги, полицейский кордон да строгое соблюдение действующих законов.

Кора Штефан
Оригинал: Die Türen schließen

Открытое письмо политику Бецалелю Смотричу

Уважаемый господин Бецалель Смотрич!

Никоим образом не будучи специалистом по внутригалахическим вопросам, но будучи, тем не менее, избирателем, весьма заинтересована уточнить, что именно вы имеете в виду, говоря о государстве Галахи.

Насколько я понимаю, такое государство немыслимо без галахических постановлений не только о том, торговать ли в магазинах свининой и какой длины носить нам юбки и рукава, но и, например:


  1. О работе предприятий непрерывного цикла.

  2. О работе диспетчеров и аварийных служб электрических и водопроводных сетей.

  3. О семейных выходных при работающих родителях и отсутствии на пешеходном расстоянии моря или леса.

  4. О признании статуса евреев по отцу, либо, в качестве альтернативы, введение института гражданских браков.


Это так – навскидку – на самом-то деле вопросов гораздо больше. Для государства Галахи необходима Галаха государства, наша же современная Галаха заточена под жизнь в диаспоре (точнее, в разных диаспорах, так что прежде реформирования потребуется еще и унификация). Или вы можете это обеспечить?

Ведь прежде, чем законы в кнессете предлагать, придется собрать на минуточку санхедрин, в рекордные сроки вынести соответствующие постановления, организовать заново систему…

Только не надо, не надо мне рассказывать, что вы ничего подобного не имели в виду, а просто хотели Либермана уесть, что на самом-то деле вы вполне готовы к компромиссам со светскими, о чем и заявляли неоднократно, что насчет Галахи – это все больше светлое будущее, а сенсацию раздули недобросовестные журналисты… Понимаете ли вы, господин Смотрич, что перед выборами журналисты добросовестными бывают редко, так что не о мечтах, но о планах политику говорить надлежит? Что собирается он требовать, когда в парламент пройдет, что исполнять, ежели пробьется в правительство…

Объясните вы нам во имя Всевышнего, каким это боком собираетесь вы обустраивать государство Галахи, если у вас она одна, у ХАБАДа другая, у гурских третья, а за сефардов я уже и вовсе молчу? Как обеспечите современному государству без шабес-гоя нормальную жизнь?

Не знаете? Вот и я тоже не знаю, и никто не знает. И нисколько не лукавит рав Гафни, говоря, что не хочет он государства Галахи. Такую ответственность на себя брать – это вам не мелким вымогательством подворовывать. А ваши разговоры ничем не лучше обещаний МЕРЕЦа, завтра же после обеда с ХАМАСом заключить вечный мир.

Убедительно вас прошу, перестаньте гнать волну и нервировать Натаньягу, у него и без вас проблем хватает.

С уважением
Элла Грайфер

Антисионизм = юдофобия?

За все на евреев найдется судья.
За живость. За ум. За сутулость.
За то, что еврейка стреляла в вождя,
За то, что она промахнулась.

        И. Губерман

В мировых СМИ этот вопрос формулируется несколько иначе: является ли антисионизм разновидностью антисемитизма? Но термин "антисемитизм" я не люблю. Во-первых, потому что обозначаемое им явление появилось, как минимум, за полтора тысячелетия до того, как на него в 19 веке налепили этот новоизобретенный ярлык, а во-вторых, потому, что вопреки теориям тов. Розенберга объектом ненависти евреи являются вовсе не из-за принадлежности к семитской расе – арабы к ней, как известно, тоже относятся, но это никого не волнует. Поэтому позвольте мне пользоваться термином более точным.

Итак, является ли антисионизм маскировкой юдофобии? Не всегда. Давайте сперва отсортируем те случаи, когда он ею заведомо НЕ является.

Начнем с того, что существует еврейский антисионизм, проще сказать – евреи, не просто предпочитающие жить в диаспоре, но и подводящие под такое свое предпочтение теоретическую базу. Все равно какую – от быковской модели "соли в супе" до хасидского стремления дождаться Машиаха. Ни с теми, ни с другими я не согласна, но это еще не повод подозревать их в юдофобии, и даже в самоненависть оно зашкаливает далеко не всегда.

Существует антисионизм… назовем его условно "интернационалистским". Им тоже часто грешат евреи, но в принципе он открыт всякому верующему в то, что национализм – это без пяти минут фашизм, а фашизм и нацизм – одно и то же. Не будем сейчас разбираться с фашизмом и нацизмом, хотя на самом деле между ними две большие разницы и одна маленькая, остановимся на связи национализма с фашизмом. Вспомним, например, "Репортаж с петлей на шее", где просто невозможно проглядеть в героическом коминтерновце закоренелого чешского националиста. Вспомним интернационалиста Ленина, определявшего имперский национализм как "реакционный", а национализм покоренных народов как "прогрессивный", хотя мы по опыту знаем, что фашизмом оборачивается он не реже, а как бы еще не чаще имперского.

Да, сионизм есть разновидность национализма, а во всяком национализме есть опасность скатывания в фашизм… также как ни одно правительство не застраховано от скатывания в диктатуру, что, никоим образом не оправдывает лозунг: "Анархия – мать порядка!". Никакая бюрократия не застрахована от коррупции, никакая религия – от фанатизма, всем нам известны мамаши, чрезмерно любящие и опекающие своих детей, но значит ли это, что следует разогнать конторы, закрыть храмы и отменить семью? Вот и у национализма тоже есть свое необходимое место под солнцем.

Такая разновидность антисионизма популярна у евреев, мечтающих быть морально впереди планеты всей, вечно бегающих впереди паровоза и неустанно доказывающих всем и каждому свою полезность для прогрессивного человечества. Часто зашкаливает в самоненависть. Неевреи его иной раз прихватывают в дополнение к совсем другим вариантам антисионизма, но об этом – ниже.

Есть антисионизм политиков, который точнее было бы назвать "антиизраилизмом" – мнение, что существование Израиля каким-то боком невыгодно для представляемой ими страны: нефти, там, могут не продать, или бомбу подложат… Но ничего специфически антиеврейского в этом нет.

Точно также в 38-м году они сочли нецелесообразным существование Чехословакии, позже и существование ЮАР, притом что тамошние начальники, отметим в скобках, и сами были те еще юдофобы… Хотя, как правильно говорил Черчилль, кормить крокодила в надежде, что тебя он последним съест, политика не самая умная, но тут уж ничего не поделаешь: кругозор современных деятелей редко простирается дальше собственного носа, а нос-то у них арийский – коротковат-с.

Иное дело, что мнение свое о нецелесообразности Израиля подпирают политики на публику не политико-экономическими, а вот именно юдофобскими аргументами, правильно рассчитывая, что они до широкой общественности дойдут скорее. В широкой же общественности корни юдофобии сидят прочно. Сейчас выясним, в чем они заключаются.

Начнем с Нового Завета. Т.н. "синоптические" Евангелия противопоставляют "открытость" Иисуса, проповедовавшего не одним только евреям, но и язычникам из Десятиградия, и даже самарянам, вплоть до заповеди любви к врагам, – фарисеям, настаивавшим на отделении и отгораживании от инокультурных. Евангелие от Иоанна, наоборот, противопоставляет Иисуса, молящегося только и исключительно за свою общину, иудеохристианам, не желающим отгораживаться.

Понятно, что причина расхождения – в различии ситуаций разных общин: поведение, правильное в одной, в другой вполне может оказаться ошибочным, но важно, что все авторы, желая продемонстрировать неправильное поведение, автоматически приписывают его евреям.

В средневековой Европе Иисус был воплощением смирения и покорности властям – в противоположность  бунтовщикам-евреям, восставшим против законного императора.

В эпоху Возрождения и позже – при зарождении протестантизма – свободомыслящий Иисус противопоставлялся евреям – фанатикам, догматикам и буквоедам, подчиняющимся отсталым первосвященникам.

В период, когда "Буржуазия, повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические (религиозные в том числе – Э.Г.) отношения. ("Манифест коммунистической партии"), вдруг оказалось, что евреи никакие не религиозные фанатики, а наоборот – совершенные атеисты: "Вексель – вот истинный бог еврея" (К. Маркс).  

В известном фильме Дзефирелли национально-освободительный Иисус противостоит евреям-коллаборционистам, не желающим бороться против римских колонизаторов, а в последующие годы евреи в глазах Европы колонизаторами оказываются уже сами.

Пресловутые "Протоколы сионских мудрецов" сочиняются аккурат в тот момент, когда европейские державы начинают серьезную борьбу за мировое господство.

В России с началом Первой мировой евреев объявляют пособниками врагов и массово выселяют из прифронтовой полосы. В сталинской "Истории гражданской войны в СССР" написано, что Россия в этой войне заинтересована вовсе не была, а вовлекли ее, несчастную, на долговом аркане французские (читай "еврейские") банкиры.

В 41 году достаточно эффективной была немецкая пропаганда с призывом бить "жида-политрука", т.е. того, кто ведет вас в бой за чуждые вам интересы. Как только немцы обратились в бегство, оказалось, что интересы самые, что ни на есть, кровные, и тут же начались разговоры о "ташкентском фронте"…

Мы для них вроде как гвоздик, на который они вешают свои грехи и проблемы. Главный признак юдофобии – не неприязнь к евреям как таковым (чужих любить никто и не обязан), но использование еврея как объект для проекции собственных ошибок и бед.

Не будем сейчас разбираться, как различные народы и культуры объясняли существование в мире зла, отметим только, что все они без исключения непременно искали и находили живых, конкретных носителей и воплотителей этого самого зла. В порядке борьбы со злом ликвидации подлежали иноплеменники или калеки, близнецы или младенцы, рожденные в результате ритуальных оргий, в большевистской России – "эксплуататорские классы", иногда жертву выбирали просто по жребию, позже заменяли животным…

Так вот, в христианской цивилизации эта роль по стечению исторических обстоятельств досталась евреям. "Евреи – наше несчастье", – означает, в сущности, что какое бы несчастье с нами ни приключилось, виноват будет по определению еврей. А поскольку несчастья случаются везде и всюду, юдофобия живет и побеждает даже в тех краях, где обитатели (и даже отцы и деды их) ни в жисть не встречали живого еврея.

Именно по этой матрице выстроен антисионизм человека с улицы и "полезных идиотов" западного мира. Давайте проследим некоторые их стереотипы:


  1. Еще вчера они, как помните, на полном серьезе доказывали, что мы к "белой расе" отношения не имеем. Сегодня с той же железной уверенностью утверждают, что мы " белые колонизаторы", приехавшие из богатой Европы, у бедных арабов землю отнимать. Между тем, практически вся сионистская алия конца 19, начала 20 века состояла из туземцев колоний великих держав, т.е. трех последних белых империй: Австрии, Турции и России. Разделенная Польша, Украина, Балтия, Венгрия, Румыния, Кавказ, Бухара… Причем, в самих этих провинциях были мы низшей, угнетенной и презираемой кастой. В конце сороковых – начале пятидесятых в страну приехали евреи из недавних английских и французских колоний Ближнего Востока и Северной Африки, где статус их тоже был весьма невысок. Поймите меня правильно – я вовсе не считаю, что плохо быть белым колонизатором, кое-кто в Индии или Африке их и посейчас добром поминает, но общественное мнение сегодняшнего Запада колониализм считает грехом, многоречиво за него кается, и потому… как всегда ожидает, что евреи за него будут нести наказание вместо них.



  1. Еще вчера они очинно себя уважали за воинскую доблесть, а еврея считали по определению трусом, но сегодня, перестав считать героизм добродетелью, а трусость пороком, они окончательно избрали непротивление злу насилием, выдвинули лозунг better red than dead, что в переводе означает "предпочитаю рабство смерти". Рабство они себе представляли очень приблизительно, от смерти их защищали ядерные бомбы, так что открывались практически неограниченные возможности для любования собственным благородством и покаяния за несознательных предков, позволявших себе убивать врагов. И как же тут не объяснить (извинить) несознательность предков злостным влиянием евреев через ветхозаветное описание войн – тем более, что эти злодеи врагов и сейчас убивают!



  1. Еще вчера они без колебаний перекраивали границы (Судеты, Кёнигсберг, позже - Косово) переселяли (далеко не всегда организованно и гуманно) миллионы людей (греков, турок, немцев, сербов), не только чтобы предотвратить бесконечные межэтнические столкновения, но и просто ради укрепления своей власти. Сегодня им очень стыдно… ну, то есть не настолько, чтобы допустить "возвращение беженцев" в свои страны, но вполне достаточно, чтобы закатывать глаза всякий раз, когда слышат ужасное слово "трансфер" в наших палестинах.



  1. Сколько евреев было в Германии в конце 19 века на момент возникновения чеканной формулы: "Евреи – наше несчастье", – выяснить мне не удалось. Подозреваю, что меньше процента. Сколько там сегодня нелегалов из Африки и Ближнего Востока не знает даже фрау Меркель, но подозреваю, что все-таки больше. Элита единодушно утверждает, что "они нам счастье принесли", но "человек с улицы" эту уверенность разделять не спешит. В качестве утешения ему предлагается во всем винить не правительство, открывшее границы, но… все тех же евреев. Оказывается, это не демографический взрыв, не многолетняя засуха, не вековая вражда между суннитами и шиитами, вспыхнувшая ныне новой войной, арабов погнала в Европу, и уж никоим  образом не щедрые социальные пособия немцев, нет – виноваты, как всегда, евреи со своим Израилем. Обидели они арабов. Не было бы его – так и не обрушилась бы на нас вся эта саранча!


Конечно, этот список далеко не полон, но, думаю, его достаточно, чтобы утверждать: самая распространенная в настоящее время на Западе разновидность антисионизма есть не что иное как вполне традиционная юдофобия.

И ничего никогда не удастся им доказать, и бесполезно каяться в чужих грехах, ибо устранить их и их последствия не сможем мы, даже если бы очень захотели. Зато мы должны, обязаны, вынуждены объяснить эту ситуацию самим себе и нашим детям: из всякого правила есть исключения, но в целом общественное мнение постхристианского общества всегда будет видеть в нас воплощение мирового зла. Просто в спокойные времена большинство над этим не задумывается, других забот хватает, и те из нас, кто "обманываться рад", готовы уверовать, что юдофобия вот-вот рассосется.

Не рассосется. Худо ли, хорошо ли, а всем нам с этим жить. Включая и тех, кто старательно подводит теоретическую базу под свой и (что куда опаснее!) ИХ антисионизм.

(no subject)

МИД Израиля подтвердил, что в результате террористической атаки в синагоге Повей , Сан-Диего ранены два гражданина Израиля - 8-летняя Ноя Дайян и ее дядя, 34-летний Альмог Перец.

Семья Нои переехала несколько лет назад из Сдерота в Соединенные Штаты из-за непрекращающихся ракетных обстрелов Сдерота.


Думали - не догонят...

… В самом деле — почему?

Кто виноват в том, что не можем дать должный отпор ХАМАСу? Жители Юга винят правительство, правительство испускает странные, не поддающиеся расшифровке сигналы, ходят слухи, что виноват генштаб, убоявшийся преследований за "нарушение международного права"… Все это, возможно, и в самом деле так, возможно, есть какие-то другие обстоятельства, но главное… главное все же не в этом.

Главное — то, что и по сю пору преподают в наших школах и университетах, что пропечатано в книгах, что звучит с экранов и сцен: Норма — это мир без войны и война без потерь. Не сила, но гуманность — залог выживания и победы. Хотя жизнь каждый день доказывает нам обратное, но… Не верь своим глазам, верь моим словам!

У нас это обыкновенно именуется "наследием Рабина" (не важно даже, разделял ли он это мнение на самом деле), но вообще-то это нынче на Западе представления общепринятые. Если лет 10 назад мы могли еще думать, что они только нам стремятся навязать это безумие в силу традиционной юдофобии и собственной избалованности (типа — сытый голодного не разумеет), то сегодня, когда их самих заливает поток мигрантов, создающий "параллельные общества" и превращающий города в опасные зоны, они собственным гражданам, пытающимся сопротивляться, те самые судебные процессы устраивают, какими израильским генералам грозят.

В разных умных комментариях на тему России вычитываю периодически риторический вопрос, на что, собственно, надеется Путин со своими военными авантюрами — у него же оружие устаревшее, да и ядерные боеголовки, почитай, отсырели… А на что ему оружие и боеголовки? Ему же достаточно один американский самолет сбить — американские миролюбцы Трампа сами удушат, приговаривая, что всякая человеческая жизнь священна и любая война — преступление.

Когда жители израильского юга выходят на демонстрации под лозунгом: "Обеспечьте нам безопасность!", — готовы ли они, в свою очередь, обеспечить своим солдатам поддержку — хотя бы моральную? Готовы ли выйти на демонстрацию в защиту Эльора Азарии? Готовы ли вслед за министром культуры потребовать запрета "наследия Рабина" в школах, казенных театрах и на армейской радиостанции?

Это ведь означает открытое признание в отказе от идеологии западного мейнстрима, от принадлежности к "прогрессивному человечеству". Даже если откажемся мы не от сотрудничества с Западом, но всего лишь от идентификации с ним — он ведь и обидеться может, и санкции ввести за негуманность к убийцам — готовы ли вы нести экономические, туристические и другие возможные последствия? (Правда, последствий этих в конечном счете все равно не избежать, ибо мусульманские избиратели в Англии Франции или Германии — фактор все более весомый, но… об этом же можно пока что не задумываться…). 

Если нет, то чего же хотите вы от политиков и генералов? Они вас ничем не лучше, тем более что для них, в отличие от нас, простых смертных, такой отказ чреват немедленными и значительными неудобствами. Не сомневаюсь, что нашлись бы среди них такие, что пошли бы на это, но… только при условии, что мы поддержим их.

Это ведь только в советских учебниках есть хороший "народ" и плохие "правящие круги", в жизни каждый народ имеет то правительство, какого заслуживает.
  

За что боролись?

«Не я за себя — так кто же за меня?»
Рабби Гиллель


Если не ошибаюсь, меньше месяца разделяет эти два события:

В Германии какие-то (кажется, даже бывшие советские) евреи решили то ли вступить в партию Альтернатива для Германии (именуемой в дальнейшем для краткости AfD), то ли до того уже вступили, но вдруг решили объявить об этом граду и миру.

В Америке после теракта в синагоге тамошнее руководство обвинило Дональда Трампа в «создании атмосферы», из-за которой все произошло, и объявило, что не желает с ним встречаться.

Вот вам неопровержимое доказательство разнообразия политических пристрастий евреев — вплоть до полной несовместимости. Но не в этом дело. Дело в специфических реакциях широкой общественности.

Помнится, самым распространенным возражением против участия евреев в AfD было: «Да там же антисемиты!». И не то чтобы утверждение это было вовсе неверным, но… А есть ли в Германии (точнее — во всей Европе!) хоть одна партия, в которой их нет? Проверить не могу, но сильно подозреваю, что ответ будет отрицательным.

Во всяком случае, трудно ожидать, чтобы не было их в «Левой» — партии бывших ГДР-овских начальников, что во всем со старших советских товарищей брали пример, или у «Зеленых», кадры которых подбирались из выпускников арафатовских террор-курсов, однокашников тех, кто Энтеббе устраивал селекцию пассажирам угнанного самолета. Трудно представить, чтобы антисемитизмом не были заражены социал-демократы, не устающие над страданиями Газы слезы проливать… Это так — навскидку, а покопаться — так и больше нароется.

Вы скажете — ну и что, не все же там такие! Ну так и в AfD тоже не все. Если западло еврею в такую партию вступать, где с антисемитом можно столкнуться, то лучше в диаспоре (не только в Германии!) и вовсе не заниматься политикой. Но если уж заниматься, то… лучше AfD на данный момент для еврея в Германии вариантов нет.

Потому что самый воинствующий, самый опасный для евреев антисемитизм на данный момент там — импортный: из Африки и с Ближнего Востока. И единственная партия, пытающаяся остановить бесконтрольную иммиграцию из тех краев — AfD. Не потому чтобы наши интересы ее беспокоили — наверняка любит она нас не больше, чем другие-прочие — беспокоят ее интересы свои, немецкие, как она их понимает. И коль скоро это ее понимание на данный момент совпадает с нашими интересами, она в Германии — естественный наш союзник. Единственный. Других нет.

Ту же проблему наблюдаем в Америке. По логике вещей должны бы евреи поддержать Трампа. Даже если бы никакого посольства он никуда не переносил, и не было бы у него зятя-еврея и внуков-евреев. Даже если бы он на самом деле в душе антисемитом был… (продолжают же евреи, черт возьми, за демократов голосовать, невзирая на их нежную любовь к Фаррахану!).

Потому что самой большой опасностью для нашего брата в диаспоре всегда были народное недовольство, анархия и бунт. Именно это всеми силами стремится предотвратить Дональд Трамп, раскрепощая экономику, прекращая выбрасывание денег на ветер — что «глобального потепления», что «палестинского государства», останавливая приток мигрантов, запрещая штурмовиков «антифы» и укрепляя судебную систему.

Не потому он так делает, что это хорошо для евреев, а потому что — хорошо для Америки. Но не мешало бы все-таки евреям заметить, что их интересам на данном этапе соответствует именно это.

Выходит, что ничего-то мы, дорогие единоплеменники, за прошедший век не забыли и ничему не научились. Как правильно отметила Ханна Арендт, в период между двумя мировыми войнами евреев в европейской политике было много, и боролись они за все хорошее против всего плохого: от патриотизма до коммунизма, от коррупции до конституции и пацифизма в придачу. Но почему-то в голову им не приходило бороться за свои еврейские интересы, похоже, они и думать боялись, что могут быть у нас какие-то интересы, отличные от интересов «почвенной нации».

А может, все-таки стоит подумать? Перестать наконец стесняться естественного факта, что мы существа из плоти и крови, занимаем место на земле, потребляем воду и воздух, а то и чего попитательней, имеем свои нужды и интересы, а также право их защищать…

Может, стоит нам наконец не того политика выбирать, что слова красивые говорит и улыбается нам любезней, а того, чья программа лучше обеспечит нам выживание, причем, не от великого филосемитизма, а потому что он это считает выгодным для себя и представляемого им электората?

Сегодня это может быть консерватор, а завтра может оказаться и прогрессист, сегодня он белый, завтра окажется желтым или черным… Не экстерьер его должен быть для нас решающим, но наши интересы… Впрочем, для этого надо, как минимум, осознать наличие таковых.

Все на выборы!

Предвыборная гонка в Америке набирает обороты, демократы выдают неотразимые аргументы:
1. Караван беженцев с полной оплатой организации и дорожных расходов.
2. Посылки с бомбами, ни одна из которых не взорвалась, но теоретически как бы могла бы...
3. Стрельба в синагоге, как минимум 8 трупов - это вам, евреи, за непоколебимую верность демократической партии, вы не политики, вас не жалко - расходный материал.

Караул! Спасите демократию!

Но мы-то знаем, какая власть
Была и взаправду власть.
          А. Галич

Принцип разделения властей – бесспорно неотъемлемая основа современной западной демократии. Демократий на Западе много, и совпадают они не во всем. Есть конституционные монархии типа Англии, есть президентские республики, как в Америке, есть – парламентские, как в Германии, то есть, власть между "ветвями" делится отнюдь не поровну, а, согласно местным традициям, где-то старше мастью – законодательная, где-то – исполнительная, судебная бывает на основе конституции или, наоборот, прецедентного права, но есть одно правило, обязательное для всех.

Все три "ветви" являются ВЫБОРНЫМИ. Прямо или через представителей, с той или другой периодичностью, и даже если где-то судей Верховного суда не избирают, а назначают, то делают это те же народные избранники. Короче говоря, все три ветви власти зависят от народа, от избирателя, и против его воли стараются все-таки не идти, по крайней мере демонстративно. Такова традиционная западная демократия.

Но бывает еще демократия "управляемая", она же "народная", она же "совковая". Это когда все решения принимаются на Старой Площади, потом проштемпелёвываются в парламенте, который "не место для дискуссий", потом выполняются правительством, а суды работают, согласно "телефонному праву". Ее главный отличительный признак: Политбюро ЦК КПСС ни от каких избирателей не зависит нисколько, оно само выбирает себя. На этот признак нюх у нас – собачий, как в песне поется:

Я ведь советский – опасней нет зверя.
Я не боюсь, не прошу и не верю,
Я и читаю всегда между строчек.
Вы мне не папы, я вам не сыночек.



Так как же насчет этого в нашей "единственной демократии Ближнего Востока"?  Оказывается, совсем не просто. Законодательная власть – Кнессет – избирается. Исполнительную – правительство – она по определенным правилам из себя выделяет и утверждает. А вот судебная… Понимаете, в нашей молоденькой стране действует куча законов, доставшихся в наследство от турецкой империи и британского мандата.

Так вот, дорогой наш БАГАЦ унаследовал былые полномочия британского колониального суда. В частности – возможность блокировать решения власти, избранной местным народом – с одной стороны чтобы в какой-то мере демократия, а с другой – интересы господ колонизаторов все-таки старше мастью. Естественно, судьи эти от воли местного населения не зависели, а назначались колониальными чиновниками. Сегодня, 70 лет спустя после ухода британцев, БАГАЦ превратился в некое подобие ЦК КПСС – избирает себя сам (окончательное утверждение – функция президента, но его зовут только в конце печать приложить) и свято верует, что народу такое ответственное дело ни в коем случае доверять нельзя.

В традиционных демократиях т.н. конституционный суд тоже может схлестнуться с парламентом по поводу принимаемого закона, но последнее слово остается все-таки за избранной властью. У нас – за властью неизбранной, что со временем неизбежно открывает путь произволу и беззаконию – это время настало в 1995 году. Председатель БАГАЦа Аарон Барак открыто объявил, что его высокий суд имеет право блокировать любые решения о жизни государства и общества, а за последствия никогда и ни перед кем ответственности не несет.

Вот это-то и есть, по мнению наших левых, единственно правильная демократия и необходимое разделение властей (разделение, надо полагать, на настоящие и бутафорские). И на нее-то кощунственно покушаются парламентарии, пытаясь отстоять от поползновений БАГАЦа принимаемые ими законы.  Глава всевластного трибунала – Эстер Хают – бьет тревогу:

“Юридическая система стала субъектом ужасной и беспрецедентной атаки, которая угрожает ее независимости. Горе государству и горе обществу, в котором стена воздвигается между различными ветвями власти. Подобное представление противоречит любому общепринятому представлению о трех ветвях власти в цивилизованном государстве”.

И не в том даже дело, нравится ли лично мне принцип "прав человека" и прочие благие намерения господина Барака, а в том, что провозгласил он не более не менее как догмат о непогрешимости БАГАЦа. БАГАЦ всегда прав, а мнение 8 миллионов граждан Израиля его не интересует.

Понятно, что до такой демократии мы, примитивные совки, определенно не доразвились.