Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Неслучайные неточности

Батюшка наш великим постом
взял порося, перекрестил в карася
да и съел.
         Русский фольклор


Казалось бы – ну съел
 и съел, и что такого? Не тянет на сенсацию, максимум – внутридеревенского масштаба… Ох, не спешите, господа-товарищи.

Ничего страшного, покуда жульничество видно всем, но представьте себе, что глупый народ этот трюк принял за чистую монету, на речку с удочками побежал и до сих пор там сидит в надежде жирного хряка выудить.

Вы скажете – чушь, так не бывает… Ох, вашими бы устами да мед пить… бывает, да еще как! Фальшивое наименование – популярный пропагандистский трюк, вполне удачно провоцирующий неадекватные действия широкой общественности. Жонглирование словами и размывание понятий – любимый вид спорта современных политиков и журналистов.

Есть, например, слова, чье значение не утрачено, но меняется в связи с переменами в обществе, например, "либерал" и "консерватор" обозначают сегодня совсем не то же, что вчера, и конечно, есть немало охотников канифолить народу мозги, старательно перепутывая старые и новые смыслы, но мы сейчас не об этом. Мы о случаях более сложных.

Вот, например – в обиходно-газетном употреблении все, что не демократия, есть диктатура, а все, что диктатура – непременно тоталитарная. Ой ли, да так ли?

Демократия – современная западная (бывают и другие, но это не для газет, а для историков и социологов) – это государственный строй с разделенными между собой законодательной, исполнительной и судебной властью, с выборами, партиями, свободой мнений и т.д. Очень хорошо подходит для определенного состояния общества, но только и исключительно для этого состояния, того, которое в нашей школе обозначали как "буржуазный общественный строй".

Никоим образом не является единственно правильным устроением человечества, светлым будущим и нравственным совершенством, хотя вполне может оказаться будущим народов, которые обустроятся на буржуазный лад, и значительно превосходит в нравственном отношении СССР или Тысячелетний Рейх.

В настоящее время традиционные демократии переживают кризис, связанный с изменением структуры и характера соответствующих обществ: вместо буржуазии господствующим классом стала бюрократия, которой мешают демократические учреждения. Естественно, она стремится их обойти или разрушить коррупцией, извращением законов и т.п. Судьбу политика, встающего у нее на пути, мы можем наблюдать на примере Биньямина Натаньягу, Дональда Трампа, партии "Альтернатива для Германии" и т.п.

Но это – на деле, на словах чиновники – самые, что ни на есть, демократы и с легкостью объявляют диктатурой любое другое государственное устроение, например, монархии Ближнего Востока, что совершенно неверно.

Пушкинский цыган объясняет: "Мы дики, нет у нас закона", но закона-то нет у них писаного, зато закон традиции, т.н. "обычного права" в десять раз подробнее и строже того, по которому жил Пушкин. И бытовое поведение четко регламентировано, и неравенство закреплено, и с моралью не шутят.

Но можно ли назвать этот порядок диктатурой? Естественно, нет, его ведь никому никто не навязывает, по поводу наказаний за возможные нарушения существует консенсус, высшая мера – изгнание из общины, каковому вполне заслуженно подвергли пушкинского Алеко.

Примерно также живет и соседская, деревенская община. Государство (чаще всего – монархия) в повседневные дела и порядки общины не лезет: до Бога высоко, до царя далеко, барин где-то в столицах, на государевой службе, в спорных случаях дело решает сельский сход. Произвол самодержца распространяется на самом деле лишь на его ближайшее окружение да на сбор налогов и податей. Диктатура ли это? Естественно, нет, скорее на селе преобладает т.н. "прямая демократия".

Диктатура есть не что иное как вялотекущая гражданская война с возможными обострениями – реальная стрельба ей может предшествовать или следовать за ней. Возникает она, когда консенсус исчезает и начинается борьба не просто за власть, но за устроение сообщества и господствующую систему ценностей. В наши дни модно всякую диктатуру обзывать "тоталитарной", поскольку она неизбежно связана с пытками, казнями и подавлением всяческого инакомыслия.

Но слово "тоталитаризм" – типичное, как говорят немцы, "слово-губка", впитавшее уйму разнообразных значений, так что в конце концов непонятно, что именно имеется в виду, и слово вообще ничего не значит. Следует различать диктатуру настоящего (классическую диктатуру) и диктатуру будущего (то, что Ханна Арендт именует "тоталитаризмом").

Диктатура настоящего – это вялотекущая гражданская война за сохранение статус-кво против тех, кто пытается его изменить. Новейший пример – диктатура Пиночета в Чили. Начиналась со стрельбы и нешуточных репрессий, но по мере ослабления сопротивления репрессии тоже слабели, так что в конце концов получился возврат к буржуазной демократии, что, собственно, и было целью.

Диктатура будущего (она же – тоталитаризм) – это вялотекущая гражданская война за создание нового человека, нового неба и новой земли, против всех соотечественников и современников. Начинается, естественно, тоже со стрельбы и репрессий, но по мере ослабления сопротивления переходит к своей главной программе – осчастливливанию человечества сперва на захваченном участке с опцией расширения до мирового господства.

Нацисты пели: Сегодня нам принадлежит Германия/Завтра – весь мир.

А коммунисты: Два класса столкнулись в смертельном бою/Наш лозунг – всемирный Советский Союз.

Не корысти ради, а нельзя же несчастное человечество оставлять страдать, когда уже открыт секрет всеобщего осчастливливания, пришло наконец время землю в Гренаде крестьянам отдать! Тут не просто лояльность требуется, но восторженная готовность шагать вслед за, невзирая на.

Итак, подавив сопротивление, новая власть приступает к созданию нового мира и человека. А человек – скотина дурная – перерождаться не желает ни в какую, прячет, холит и лелеет в себе проклятые пережитки прошлого. И обещанный рай никак не желает наступать. Поэтому необходимо, во-первых, массовое перевоспитание, чтоб каждому гаврику прямо в мозги залезть и все винтики-шпунтики в голове настроить как надо, а во-вторых, срочное обнаружение виновных в том, что солнце все еще всходит на востоке, а перегруженные от великой грамотности поезда валятся под откос

Вот, ради решения этой двуединой задачи, и разворачиваются самые свирепые и массовые репрессии, когда сопротивление уже подавлено. Коллективизация в России началась не в 1917, но в 1927, а Хрустальная ночь в Германии случилась не в 1933, но в 1938 году.

Диктатура настоящего уничтожает политических противников, реальных врагов, а тоталитарная диктатура будущего, покончив с ними на начальном этапе, устраивает показательное жертвоприношение тех членов общества, которые, согласно ее утопической теории, являются объективным препятствием к возведению земного рая.

Пиночет мог сотнями расстреливать тех, кто делал, говорил или думал что-то против, в т.ч. и невинно оклеветанных, но не мог он сознательно и систематически уничтожать всякую тетю Мотю, объявив, что врагами по определению являются все, чье имя начинается с буквы "М", нимало не интересуясь, что она на самом деле думала, делала или говорила.  Не мог, поскольку для его целей это было бы прямо контрпродуктивно.

Сталин или Гитлер, напротив, не могли не уничтожать тысячами невинных людей, ибо их целью была не просто власть, но вот именно создание нового мира и нового человека, и старых расходовать для этого было не жалко. Итак, сравнивая Альенде и Пиночета, не отговаривайтесь, что "оба хуже", не верьте, что раз то и другое "диктатура", обе они равно "тоталитарные". Нет, не равно, и ошибка в определении обойдется вам в море крови и горы трупов.

*  *  *

Не менее многозначным, т.е. в конечном итоге ничего не значащим, является ныне слово "расизм". Совсем новое дополнительное значение оно обрело буквально пару недель назад: "обвинение, позволяющее унижать, убивать и грабить", но в исходном моменте означало оно другое, а именно: теорию неравноценности людей, принадлежащих к разным расам. Теорию, что периодически притворяется научной, но ни одной объективной проверки выдержать ей так и не удалось.

Прежде всего, сразу же выясняется, что различия, на которые ссылаются расисты, не расой обусловлены, а культурой. Очень интересный пример привел Тило Саррацин: люди одной расы, говорящие на одном языке (урду), но принадлежащие к разным общинам (индуистской или исламской), демонстрируют при проверке IQ совершенно несравнимые результаты. Среди китайцев полно известных ученых, нобелевских лауреатов в том числе, а вот у монголов как-то не вытанцовывается, и т.п.

И тем не менее, теория эта не умирает. В интернете уйма комментариев белых расистов, от чистого сердца рекомендующих черным в связи с генетически предопределенной тупостью делать карьеру исключительно в спорте или на эстраде, а также расистов черных, требующих хранить и расширять процентную норму для них во всех университетах, фирмах и министерствах, в связи с той же самой тупостью, не позволяющей выиграть в честной конкуренции. Но самое интересное – ни те, ни другие не считают себя расистами.

Расизмом принято нынче обругивать то, что именовалось прежде ксенофобией – недоверие к чужакам. В любой форме – от легкой настороженности до немедленного уничтожения… Нет, прошу вас, не надо, не надо морщиться и ворчать про крохоборство, вот ведь и расизм он где-то как-то про отторжение чужого, чего уж там… Нет уж, давайте мухи отдельно, а котлеты отдельно.

Ксенофобия – реакция инстинктивная, и как все инстинкты, для выживания необходимая. Чужой – носитель другой культуры, он иначе понимает мир, в общении с ним возможны недоразумения, которые, если не отслеживать их, могут вызвать смертельную вражду. В одном обществе сосуществовать с ним всегда рискованно, иной раз лучше границей отгородиться, иной раз сближение возможно и даже желательно, но процесс непростой, непредсказуемый, идет все больше методом тыка и требует доброй воли обеих сторон. Не следует ни стыдиться ксенофобии, ни давить ее в себе, но прежде всего – признать право другого быть другим и постараться наладить отношения, насколько он в этом заинтересован, а если не заинтересован, выстроить оборону.

Расизм – ложная теоретическая база, которую под естественную ксенофобию подводить очень легко, но очень опасно. И всякий, кто поддается соблазну идентифицировать эти два явления, автоматически оказывается перед выбором: либо принять заведомо фальшивую теорию, либо отрицать очевидную практику, т.е. так или иначе предпочесть правде ложь. Как правильно отметил Аверинцев, нельзя принимать выбор, предлагаемый дьяволом, отцом лжи, ибо равно проигрышными оказываются все предложенные им варианты.

Результаты усвоения расизма известны всем, но не менее разрушительно и подавление ксенофобии, результаты его – нашествие варваров в Европе и коленопреклонение перед шпаной в Америке.

*  *  *

Слово "справедливость" многозначным было всегда, ибо разным людям справедливыми представляются порядки разные. Но в отличие от "расизма", значение которого на прокрустовом ложе политкорректности растянули, "справедливость" на нем обрубают и укорачивают до полного совпадения с "равенством", тогда как на самом деле в исходном моменте справедливость – это вот именно признание неравенства.

Справедливость – это когда в хайтеке платят больше, чем в подотделе очистки, а бездельнику не платят совсем-совсем ничего. Справедливость – это когда полицейскому можно применять силу, а грабителю запрещается. Справедливость – это когда никого убивать нельзя, но за убийство действующего премьера срок дают больше, чем за убийство с целью грабежа. Справедливость – это когда в Большой театр берут Майю Плисецкую, а не Машу с Уралмаша, которая танцует как чурбан и поет как барабан.

Одним словом, справедливость – это согласие общества на то, что оно устроено иерархически. Без иерархии коллектив быстро ослабеет, обнищает, будет побежден, поглощен, уничтожен. Существовать он может лишь поскольку признает свою иерархию справедливой. Поэтому понятие "справедливости" варьируется в пределах весьма широких в зависимости от места и времени: сегодня справедливо будет иметь начальником потомственного рыцаря, что с пленок приучен к мечу и латам, а завтра – капиталиста, что изобретет и изготовит пулемет "Максим".

За утверждением, что некое устроение "несправедливо", может стоять правильное стремление изменить иерархию соответственно переменам в жизни, но может и (увы, весьма нередко!) – элементарная зависть. За что, скажем, Плисецкой все эти зарплаты, премии, известность, загранпоездки? Маша ведь относится к тому же виду хомо сапиенс и ей бы тоже очень-очень хотелось.

Вот это человеческое, ах, слишком человеческое желание присвоить то, что есть у другого, с большим успехом используют в наши дни те, кто хотел бы заменить главенство создающих ценности главенством перераспределяющих. Вспомните хотя бы "Рабочую марсельезу":

Богачи-кулаки жадной сворой
Расхищают тяжёлый твой труд.
Твоим потом жиреют обжоры,
Твой последний кусок они рвут.
Голодай, чтоб они пировали,
Голодай, чтоб в игре биржевой
Они совесть и честь продавали,
Чтоб глумились они над тобой.


Растравливание зависти, отождествление справедливости с равенством – это все средства. Цель – захват власти, а как распоряжаются ею профессиональные перераспределители, нам с вами известно не из книжек.

*  *  *
Мы рассмотрели термины, значение которых сознательно запутывалось, чрезмерно расширялось или сужалось. Теперь переходим к термину, который… вообще ничего не значит. Явления, как бы обозначаемого им, в природе не существует и не существовало никогда. Я имею в виду т.н. "международное право".

…Слышу, уже слышу изумленные ваши восклицания: "То есть как это не существует? Вот же резолюция ООН, вот же международный суд, вот же десять тысяч одних диссертаций!!!". – Спокойно, спокойно, вспомним достопамятного подпоручика Киже, о котором тоже в свое время бумаг написано было немало. Бюрократические фантомы очинно насчет этого способные, но фантомами от этого быть не перестают.

Право (в смысле "закон") есть предписание или запрет каких-то моделей поведения под угрозой наказания вплоть до уничтожения. Только власть казнить и миловать создает закон, ибо может навязать его, санкционируя нарушения. Так вот, на уровне международных отношений такой властью не обладает никто, там действует только право сильного.

Не надо, дорогие соотечественники, на Британию бочку катить за то, что в декларации Бальфура у них одно написано, а в Белой Книге – другое. Они сами себе хозяева, что хотят – то и пишут, а что в мандате Лиги Наций написано, чтоб они о бедных евреях позаботились… ну, надо же было этой Лиге что-нибудь написать, когда Англия с Францией промеж себя делили османское наследство.

Да, действительно, решение ООН 1947 года было важным для нас, ибо реально давало время и возможности лучше подготовиться к приближавшейся войне, но ни нам, ни врагам не приходило в голову, реально исполнять эту резолюцию. Да, толкнул в свое время в ООНе прочувствованную речь товарищ    Громыко, поскольку был расчет присоединить нас к соцлагерю, а как дело не выгорело – ну, играй, музыка, назад.

Были и есть игры престолов, конфликты интересов, но не было и нет ни закона, которому воленс-неволенс подчинялись бы все участники игры, ни инстанции, которая могла бы навязать им такое подчинение. ООН настругала уйму правил ведения войны, но даже такому выдающемуся стратегу и тактику как я с первых же прочитанных строк ясно, что это бег в мешках – так воевать могут только самоубийцы.

И не надо, не надо мне рассказывать, что некоторые "международные законы" исполняли даже нацисты. Вот, например, запрет химического оружия… ну, то есть в лагерях уничтожения они его, конечно, использовали, но то ведь дело внутреннее, а на фронте – ни-ни.

Исполнять-то они исполняли, только… не "международные законы", а запрет Америки, поскольку знали, что возможностей для создания и применения такого оружия у нее гора-а-а-аздо больше, чем у них. Право сильного – оно всегда сработает, кто бы спорил, просто с некоторых пор в ситуации, когда у сильного в очередной раз бессильный виноват, принято оформлять это как нарушение этого самого мифического "международного права".

Можно, например, обвинить Сербию в том, что воюет она столь же негуманно, как и ее противники, а не так как рекомендует ООН-овское Министерство благих пожеланий. Если бы эти пожелания на самом деле были законом, то за нарушение его пришлось бы ковровой бомбардировкой все Балканы накрыть, на самом же деле мистер Клинтон "виновного" избрал из каких-то своих соображений.

Можно сколько угодно критиковать политику Путина в отношении Грузии и Украины – за то, что лишние конфликты создает, что это для России контрпродуктивно, что зря он с Европой ссорится, и т.д., и т.п., но неправильно его упрекать в "нарушении международного права", ибо несуществующий закон по определению нарушить невозможно.

И если сегодня нашим генералам и дипломатам угрожают "Международным судом", то не потому, что они на самом деле чего-то там нарушили – есть уйма бумажек, которым их действия не соответствуют, но еще больше таких, которым, наоборот, соответствуют, ибо бумажки эти производятся по известной модели валюты из "Свадьбы в Малиновке": "Бери – я себе еще нарисую!". Угрожают им потому, что политики европейских держав все больше впадают в зависимость от голосов избирателей-мусульман, и тут уж ничего не поделаешь.

С интересами державного начальства не считаться опасно, но еще опаснее принимать всерьез его вербальные претензии. Ну, не станете же вы, опасаясь очередного "кровавого навета", искать у себя под кроватью убиенного христианского младенчика, куда разумнее подумать насчет размера взятки полицмейстеру.

*  *  *

Мы привели всего лишь несколько характерных примеров "переклеивания этикеток", охватывающего все более обширные области общественного сознания современного Запада. Понятно, как это делается, но стоит задуматься, почему это удается.

Прием этот широко используется всяческими как актуальными, так и потенциальными власть имущими, но в чем секрет его эффективности? Специалиста, знающего термин и умеющего работать с ним, на мякине не проведешь, а среднестатистический объект начальственно-телевизионной манипуляции, как правило, вовсе не интересуется ни разновидностями диктатур, ни фантомностью "международного права". И даже в вопросах, ему, вроде бы, знакомых, типа "справедливости" или различий народов и рас, безропотно позволяет лапшу себе на уши вешать по схеме: "Не верь своим глазам, верь моим словам!". Притом, что ему-то, в отличие от манипуляторов, это, вроде бы, ни зачем не нужно…

На этот вопрос лучше всех ответили братья Стругацкие:

Дурака лелеют, дурака заботливо взращивают, дурака удобряют… Дурак стал нормой, еще немного — и дурак станет идеалом, и доктора философии заведут вокруг него восторженные хороводы. А газеты водят хороводы уже сейчас. Ах, какой ты у нас славный, дурак! Ах, какой ты бодрый и здоровый, дурак! Ах, какой ты оптимистический, дурак, и какой ты, дурак, умный, какое у тебя тонкое чувство юмора, и как ты ловко решаешь кроссворды!.. Ты, главное, только не волнуйся, дурак, все так хорошо, все так отлично, и наука к твоим услугам, дурак, и литература, чтобы тебе было весело, дурак, и ни о чем не надо думать… А всяких там вредно влияющих хулиганов и скептиков мы с тобой, дурак, разнесем (с тобой, да не разнести!).
               ("Хищные вещи века")

Остается только подправить, что в наше время доктора философии уже эти хороводы водят вовсю.

Терминология выдумана не зря, она предназначена для того, чтобы анализировать и исследовать мир, не случайно в древности многие народы (евреи в том числе) считали, что дать кому-то/чему-то имя означает получить над ним власть. Но власть просто так в руки не дается, нужно делать немалые усилия – умственные, как минимум, а нередко и физические.

Так вот, обкарнать терминологию, вырвать из контекста и вывернуть наизнанку полезно для того, чтобы создать у манипулируемого дурака иллюзию власти, не требующую ни усилий, ни риска. Нетрудно и очень лестно поверить, что уже на грош пятаков купил, имеешь собственное мнение и  выступаешь за все хорошее против всего плохого: высказал злодейскому Пиночету свое "фэ!", возлюбил чужака более самого себя, защитил бедную Машу – жертву несправедливости, и всех евреев наказал за нарушение мудрых и важных законов. Одним словом, совсем без драки попасть в большие забияки и очень сильно вырасти в собственных глазах. Ну, как же после этого не проголосовать за тех, кто тебе доставил такое удовольствие?

Они же были хорошими немцами (Памяти прадеда и прабабки посвящаю)

Перевод с немецкого (https://www.achgut.com/artikel/sie_waren_doch_gute_deutsche)

Михаль Корнблюм, студентка из Мюнстера, 1997 года рождения. Пишет о Германии, но сдается мне, проблемы эти существуют не только там.
               переводчик

Шесть скатертей, 15 салфеток, 12 пар чулок – я просматриваю аккуратно составленный список имущества, подписанный прадедом и прабабкой 8-го апреля 1942 года. Они были уважаемыми гражданами города Ратенау, владели магазином мужской одежды. Мой прадед был председателем еврейской общины, значит, активно участвовал в ее жизни, но особой религиозности в семье не было, она была ассимилированной, по всем статьям немецкой. К предостережениям не прислушивались, они ведь немцы, что с ними может случиться… 14-го апреля 1942 года они были депортированы, в том же году убиты.

Немецкие евреи полагали тогда, что нацисты целят только в ортодоксальных местечковых пришельцев, таких, знаете, как представляют их: с пейсами, в кипе и черной шляпе. Многие евреи, нерелигиозные, владевшие нормальными профессиями, считавшие себя частью немецкого общества, тем более занимавшие высокое положение, в особенности в науке, верили, что они вне опасности. Мы уже знаем, чем кончилось тогда, но у многих немецких евреев я обнаруживаю совершенно такое же восприятие сегодняшнего антисемитизма: нацелен он, якобы, только против сионистов и израильтян.

Тема ближневосточного конфликта и политики Израиля каждому еврею с детства знакома. Не знаю, хорошо ли это, ведь даже еврейские дети в десятилетнем возрасте не очень-то разбираются в сложностях геополитики, да, честно говоря, и интересы у них другие. И потому еврейские дети в большинстве своем (как я когда-то) вооружаются аргументом, помогающим неприятную тему обойти: "Я не израильский гражданин и за его политику не отвечаю".

Да беда-то вся в том, что слишком уж привычной становится простая отговорка, за которой удобно прятаться долгое время уже по достижении совершеннолетия. К сожалению, за нее хватается бОльшая часть еврейской общины Германии. Множество евреев осуждают антисемитские выпады и демонстрации протеста перед синагогами, потому что большинство евреев Германии – не граждане Израиля и ответственности за него не несут. Но ответственность несут, как правило, за плохие поступки, достойные осуждения; выходит, пропалестинская сторона, по сути, права, просто к ним в синагогу со своими претензиями не по адресу обращается. Израиль защищается от террора ХАМАСа, а множество немецких евреев спешат от него отмежеваться. Из чего вполне логично следует вывод о легитимности демонстраций протеста против Израиля перед его посольством.

Значит, от антисемитских нападений мы будем избавлены только если согласимся отмежеваться от Израиля?

К сожалению, многие немецкие евреи из трусости недостаточно поддерживают Израиль. Ведь солидарность с Израилем – это не просто раз в два года туда слетать и вывесить в инстаграме #jewish свое фото с задумчивым видом у Стены Плача. Однажды во время посещения Израиля пожилой кибуцник сказал мне: "Хотите вы или не хотите – в диаспоре вы все равно будете постпредами государства Израиль. Учите историю, добывайте информацию и представляйте его достойно!".

Каждый еврей может в любой момент переселиться в Израиль, это факт, все мы – его потенциальные граждане. Израиль – страхование жизни для каждого еврея, он представляет нас всех. И мы должны, со своей стороны, отвечать ему тем же. Но я чувствую, что для многих евреев Израиль – не более чем "запасной аэродром" на крайний случай, они не считают нужным здесь, в Германии, открыто встать на его сторону.

А по-моему, столь строгое отделение евреев от израильтян просто смешно, это же чистая формальность. Все мы, независимо от гражданства, в конце концов – один народ, единое целое, которое не разделить. Но, к сожалению, многие евреи, осознанно или неосознанно, позволяют политикам и СМИ использовать их как бы нейтральную или даже прямо антиизраильскую позицию. Как если бы евреи в Германии имели право жить без антисемитских нападений только если согласятся отмежеваться от Израиля.

Недавно я с ужасом обнаружила, что еврейская община, в которой я числюсь, соавтор "Призыва к борьбе против антисемитизма и антиисламизма" (Aufruf gegen Antisemitismus und Antiislamismus):

"Участники Круглого Стола авраамических религий в Любеке ошеломлены многочисленными проявлениями антисемитизма в Германии. В такой ситуации большую тревогу вызывает также и антиисламизм. Мы со всей решимостью отвергаем антисемитизм! Мы со всей решимостью отвергаем антиисламизм!
Мы заявляем протест против возложения на находящихся в Германии евреев ответственности за политику государства Израиль. Мы также заявляем протест против возложения на находящихся в Германии мусульман ответственности за политику палестинцев…"

Приравнивание Израиля к Палестине есть извращение фактов

Приравнять антисемитизм в Германии к антиисламизму – это просто карикатура. Сколько еврейских экстремистов за последние дни нападали на мечети и мусульман, жгли палестинские флаги и другие символы или отличились в нападениях на полицию? Точно также приравнивание Израиля к Палестине ("государству", которого нет и не было никогда) есть извращение фактов. Агрессию террористической организации невозможно сравнивать с защитой суверенного демократического государства.

Вышеупомянутый призыв был подписан двумя иудейскими, несколькими христианскими и мусульманскими общинами. Но в этом вопросе моя община меня не представляет. При всем желании не могу понять, по какой причине еврейские "деятели" – вплоть до членов "Центрального Совета" – столь широко рекламируют свое отмежевание от Израиля.

Многие политики подчеркивают неправомерность возложения на немецких евреев и их синагоги ответственности за политику Израиля. Лаима Каддор – специалистка исламоведения и кандидат в бундестаг от партии Зеленых – задает в фейсбуке риторический вопрос: что общего между Израилем и германскими синагогами? Вообще-то ответ на него знает в Германии каждый ребенок… хотя и не такой ответ, какого, вероятно, ожидает госпожа Каддор.

В большинстве знакомых мне синагог Германии вы найдете израильские флаги, и где бы мы ни находились, обращаемся на молитве в сторону Иерусалима. Празднуем в синагоге Йом hаацмаут – день основания Израиля – и Йом hазикарон – день поминания погибших израильских солдат. Завершаем ритуал Песаха словами: "В будущем году – в Иерусалиме", - одна из важнейших наших молитв: "Слушай, Израиль!". К тому же почти у каждого есть в Израиле родня и друзья, так что мы ощущаем (должны ощущать) эту связующую нить.

Искусственный разрыв, который создают между Израилем и немецкими евреями левоориентированные политики, чтобы загладить противоречие между антипатией к Израилю и неприятием антисемитизма – полный абсурд как с исторической, так и с религиозной точки зрения.

Зато современные бандиты – большей частью мусульмане – такого различия не придерживаются. Им все равно, носит ли кто-то кипу, т.е. чисто религиозный признак принадлежности к иудаизму, или какие-нибудь израильские символы. Столь утонченное различение дает возможность осудить нападение в Берлине на человека в кипе, но оправдать брань и угрозы, которые в большом немецком городе услышала моя подруга-израильтянка от нескольких господ арабского происхождения за израильскую нашивку на платье.

Быть такими, какими "немцы" хотят нас видеть?

С истинно немецкой дисциплинированностью мой прадед и прабабка переписали все свое имущество до последних подштанников и носового платка, его конфисковали и использовали для финансирования их депортации. Не помогло, что были они вполне ассимилированными добрыми гражданами Германии. В наши дни многие евреи также одержимы стремлением быть такими, какими хотели бы видеть их "немцы". Возможно, за этим скрывается надежда, "в случае чего" отделаться легче, чем другие. Очень хочется доказать, что они скорее немцы, чем евреи. Политики и общественные деятели нередко получают для "критики Израиля" от столь же "критически мыслящих" евреев "сертификат кашрута": нет, они не антисемиты, но критика Израиля пока что, вроде бы, не запрещена!

Представители нашей общины и Центрального Совета повторяют за немецкими политиками, что Антисемитизм-де проявляется в основном справа, хотя всем известно, что это неправда. Короче говоря, немецкий еврей стремится понравиться. Мы (или, как минимум, наши представители) не хотят поднимать голос, плыть против течения, говорить неудобную правду, которую слушают неохотно. Многие евреи в Германии предпочитают скорее от Израиля отмежеваться, чем утратить симпатию немцев.

Мне стыдно за это раболепство, за то, что многие немецкие евреи без возражений становятся игрушкой в руках политиков и СМИ. Давно пора бы понять, что практически на каждом этапе долгой истории преследований еврей оказывался прежде всего евреем. Каким бы ни был он патриотом, как бы ни отрекался от своего еврейского происхождения, в конечном итоге он оказывался таким же евреем, как и всякий другой. Пора бы немецким евреям усвоить то, что давно уже известно антисемитам: в конце концов, мы – единый народ. Будем же верны себе.

Открытое письмо Гарику Мазору

     
Уважаемый господин Мазор!

Прежде всего, позвольте поблагодарить вас за точность. Не растекаясь мыслию по древу, вы совершенно правильно указываете суть проблемы.

Ну конечно же, конечно, необходимость убрать Натаньягу, невзирая на все его заслуги, которых и вы не отрицаете, не оттого проистекает, что супружница его на кухне с прислугой собачится, не оттого, что сигары не те курил и не в то окошко сдавал бутылки, не оттого, что с газетчиками пытался сговориться, чтоб меньше помоями поливали, и даже не оттого, что с собратьями-политиками не менее  безнравственно обращался, чем принято у них обычно между собой, а оттого, что руководил с недопустимой авторитарностью.

Оная же авторитарность, как давно уже разъяснил нам Арон Барак, допустима только и исключительно со стороны судейских. Им одним дозволено володеть и княжить, решать, какой закон исполнять, какой нет, что где строить, где разрушать, какие привилегии арабам давать за правильную этническую принадлежность, а эфиопам – за цвет кожи, как бороться с вредными тенденциями солдат – врагов убивать – и фермеров – охранять свое имущество от грабителей. А то, если всякий премьер свои порядки наводить станет – что ж это тогда будет за демократия? Не по чину берешь, смотри!

Подобные нездоровые явления необходимо как можно раньше пресечь на корню. Не просто пятые выборы предотвратить, но обеспечить, чтобы

В течении двух лет был осуществлен полный переход Израиля от Национального Государства к Государству Либеральному и многонациональному.

Поистине, никогда еще не были мы так близки к достижению сей благой и великой цели!

Отсутствие в правительстве религиозных ортодоксальных партий, которые своим участием в политической системе давали некую историческую легитимацию Израилю как Иудейскому Национальному Государству и опора нового правительства на арабскую партию, окончательно закрепило фактический статус Израиля как многонационального Либерального государства, где национальный фундамент сместился на второй план.

Либеральное Многонациональное государство современной Европы и Америки с вымирающим своим населением за последние полвека не выиграло ни одной войны, "борьбой за климат" на корню рушит экономику, безропотно кормит бездельников и платит дань бандитам. Посмотрите хотя бы на ужимки и прыжки, какие выделывает Европа вокруг российской агрессии в Грузии и на Украине. Совместимы ли с таким государством действия нашей армии, которая смеет защищаться от агрессора?

Сумеем ли мы остановить арабские погромы на фоне массовых поджогов машин, которые такие же арабы уже многие годы устраивают во Франции, безнаказанных издевательств над женщинами, которые они позволяют себе в Германии?

Сохраним ли связь с собственной историей и культурой, когда в Америке сбрасывают памятники с пьедесталов и устраивают на рабочих местах обязательные политинформации типа приснопамятного Университета Марксизма-Ленинизма, дабы убедить белых каяться в несовершенных грехах?

И вот этому-то светлому будущему, такому райскому блаженству какой-то там Биби пытается помешать! Не по понятиям это! И не таких обламывали! Вспомните, как Шарона раскатали, как запугали Рабина, как лихо дела кроили на всякого, кто осмелится хотя бы вякнуть!

…политический блок Нетаньяху всегда был достаточно узким, а блок его противников объединил и Правых, и Левых и Либералов, и Традиционалистов.
Коалиция Лапида-Беннета состоит из Левых умеренных Либералов, Социалистов, Правых умеренных Традиционалистов-Консерваторов, арабов, представителей русскоязычных граждан страны.

На что годится такой тянитолкай, по определению неспособный принять ни одного осмысленного решения? Правильно, только и исключительно чтоб "Только не Биби". Совершенно как в незабвенном "Гурии Львовиче Синичкине":

Кубанский ансамбль
Кубинской песни
Казанской филармонии
Под руководством Каца.

- Но это же халтура!!!
- Ничего, пустим под названием
"Дружба народов".

Главное – Натаньягу спихнуть, а там уж пусть хоть назавтра распадается. Кому они вообще нужны, клоуны эти? С надлежащим управлением страной наш самый демократический Верховный Суд справится и без них.

Одна только и осталась нам, отсталым (все еще) евреям, не желающим извиняться перед погромщиками, надежда на то, что точки в Израиле и на Ближнем Востоке никогда не ставятся.

На пути в Детройт

Приход к власти Байдена (этим словом я для краткости обозначаю не только (и не столько) скромного зитцпредседателя, сколько выдвинувшее его «глубинное государство») начиная со способа, каким он был достигнут (не важно, как голосовать, а важно, как считать), означает, что попытка Дональда Трампа, остановить сползание Америки к экономическому, политическому и военному краху, потерпела провал.

Власть теперь окончательно и бесповоротно сосредоточена в руках тех, кто сгубил Детройт, дорезывает Калифорнию, и на этом, конечно, не остановится, причем, обратите внимание, сии великие достижения обеспечиваются исключительно мирными средствами, без гражданской войны. Не то чтобы Байден энд компани были злодеями-заговорщиками, ставящими себе целью, ликвидировать США, просто они привыкли жить по принципу «после нас — хоть потоп».

Не будем сейчас перечислять все эти аутсорсинги, «перевоспитание» белых, размножение паразитов всех цветов кожи и т.п., они всем известны, и по форме мало, а по содержанию совсем не отличаются от аналогичных процессов, давно уже идущих в Европе. Запас прочности у Запада, конечно, солидный, но ведь и процесс пошел не со вчерашнего дня. Они все еще могут создавать самое лучшее оружие, но не могут уже пускать его в ход, ибо стреляют, как известно, не пушки — стреляют люди, и никакое оружие не поможет тому, кто утратил волю к сопротивлению.

Уже при Обаме весь мир заметил: Акела промахнулся, Америка не может уже удержаться на верхней ступеньке мировой иерархии, значит, западная цивилизация перестала быть ведущей. За освободившееся место неизбежно пойдет борьба. В результате на нас обрушивается известное китайское проклятье: «Чтоб тебе жить в эпоху перемен!».

Израиль становится для Америки тем самым «чемоданом без ручки», который нести тяжело, а бросить жалко. И причиной тому не юдофобия — хотя в окружении Байдена юдофобов хватает, но и евреев, увы, предостаточно, а то, что, по выражению древних римлян, кораблю, что никуда не плывет, никакой ветер не попутный. Америке Байдена союзники не нужны, совсем-совсем никакие, независимо от расы, национальности и вероисповедания.

Оптимальным вариантом, конечно, было бы разом уничтожить нас, но сразу не получится — слишком много разнообразных связей — и потому естественно избирается известная стратегия «уваривания лягушки»: постепенное создание для нас «условий несовместимых с жизнью». В этом направлении уже ведется подготовка: активная кампания за смещение Натаньягу, полного решимости отстоять Страну, да к тому же прекрасно разбирающегося в американских делах и потому способного противостоять давлению Байдена.

Разумеется, щедро финансируются все разновидности «только не Биби» — от амбиций Саара до демонстраций под пиратскими флагами — но не надо считать продажными шкурами всех «антибибистов». В Израиле ведь тоже есть «глубинное государство», ибо начинался он с социализма, и множество «принцев-наследников» никогда не простят Натаньягу подкопа под их олигархические привилегии.

К тому же, в правящей элите всегда были сильны комплексы провинциала, цель жизни которого — стать своим для столичных аристократов: узнал бы только государь в Петербурге, что живет, мол, на свете Петр Иваныч Добчинский. Эти люди всегда готовы идти за Западом, не спрашивая, куда, лишь бы не прогоняли, позволили бы хоть в уголку пристроиться. Натаньягу для них не только политический противник, но и объект непритворной зависти, ибо он по праву рождения принадлежит к кругам, в которые они мечтают быть допущенными: американская элита может считать его врагом, но не ровней себе считать не может.

Добавьте сюда еще «секторальные» партии, которым все равно, кого поддержать, лишь бы пожирнее и погуще, а также арабское население со своими амбициями, и вы поймете, что перспективы наши — не из блестящих, но…

Все порядочные футурологи всегда оговаривают свои прогнозы: «при сохранении современных тенденций». Так вот, в данном случае мы имеем о-о-очень большую вероятность их НЕсохранения. Западная цивилизация уходит со сцены, близятся сдвиги тектонического масштаба, сулящие как понятные катастрофы, так и неясные возможности. Конечно, не все тут от нас зависит, но что-то, наверное, зависит и от нас.

Реквием по демократии

Лукоморья больше нет, от дубов простыл и след.
Дуб годится на паркет, — так ведь нет:
Выходили из избы здоровенные жлобы,
Порубили те дубы на гробы.
          В. Высоцкий


Давайте прежде всего скажем честно: Трамп проиграл. Нет-нет, не выборы, выборы-то он как раз выиграл, иначе не было бы "демократам" нужды поддельные бюллетени чемоданами таскать, а судам – дружно отказываться принимать к рассмотрению дела, на которых их за руку поймали.

Проиграл он битву за американскую демократию, и, похоже, уже навсегда. Нет, не призывал он своих сторонников к гражданской войне… потому что понимал, что это бесполезно, и правильность его интуиции блестяще подтверждается жалкими путанными оправданиями побитого войска, без возражений повторяющего клевету об его призывах.

И не надо, пожалуйста, не надо себя утешать надеждой на "через четыре года", потому что отныне будут у них все выборы по-советски: не важно, как голосуют, а важно, как считают. И прекратите наконец причитать, что кабы не был Трамп, паразит, бревном с чубчиком, жуликом и бабником в отставке, а был бы он, наоборот тому, красавчиком лощеным, вроде Обамы, то все бы произошло иначе. Западная демократия свое отыграла, и попытки ее спасения не простят никому, независимо от возраста, расы, национальности, вероисповедания и гарвардского диплома.

Вне всякого сомнения, у нее была масса достоинств, в частности, мирная передача власти (о которой теперь тоже можно забыть), но сгубила ее не чья-то злая воля, а изменения, происходящие в обществе.

Государственное устройство, именуемое "западной демократией", отвечало интересам самой активной, можно сказать, несущей категории населения соответствующих времен и народов: налогоплательщикам и собственникам своих средств производства – крестьянам, ремесленникам, торговцам. То, что когда-то, еще до того как стал основоположником соцреализма, сформулировал Максим Горький: "Хозяин тот, кто трудится".

Именно этот "хозяин" проверял кандидатов в законодательную и исполнительную власть на соответствие своим интересам, которые понимал очень хорошо: налогов чтоб поменьше, тратить поэкономнее, законы чтоб трудягу защищали, а вора наказывали, инфраструктуру чтоб содержать в порядке, полицию кормить, судьи чтоб были толковыми посредниками и насчет взяток… ну, не то чтобы вовсе нет, но все же чтоб страх Божий имели, и т.д., и т.п.

Но беда-то вся в том, что трудящиеся и их средства производства дрейфовали в разные стороны: ремесленной мастерской не выдержать конкуренции даже с мануфактурой, за фабрику я и вовсе молчу, крупная механизированная ферма может больше одинокого хутора, но у одного человека (или даже одной семьи) ни рук, ни головы не хватит, одновременно обиходить всю машинерию, поддерживать дисциплину среди рабочих, рынок отслеживать и т.д.

С 1868 года право голоса получили в Америке ВСЕ белые мужчины, независимо от того, платили ли они налоги, и чего, в принципе, ожидали от законов и законодателей. А ожидали они разного, не в том смысле, что, например, интересы фермеров не во всем совпадали с интересами городских ремесленников, а в том, что кругозор наемного работника в области государственных законов, прав и обязанностей существенно уже, чем у хозяина. Не потому что ума не хватает, а потому что взаимодействие с государством и конкурентами не его дело, он занят другим.

Первые поколения пролетариев годились только на фордовский конвейер, потом положение изменилось, рабочие стали специалистами, начали получать серьезные деньги и, соответственно, платить налоги, но… в круг их интересов и представлений по-прежнему не входило отслеживание законов, вычитывание между строк, что выгодно для их экономического и политического выживания, подсчет налогов и проверка их использования.

Инфраструктура интересовала их лишь поскольку она обслуживает быт, юридическая система – лишь поскольку борется с преступностью. Были, конечно, свои интересы типа восьмичасового рабочего дня, но чисто конкретные – без претензий на управление государством. Буржуи-то (что мелкие, что крупные!) лучше разбирались, но… становилось их все меньше и меньше. Выборы местной власти еще сейчас кое-где (особенно в сельской местности) воспринимаются всерьез, с государственной дело хуже. Кандидаты не могут больше предлагать себя в качестве защитников интересов конкретной группы, ибо далеко не каждая группа их осознает, даже если имеет, кроме одной быстрее всех прочих растущей группы профессиональных бездельников.

Форма демократии сохранялась, но постепенно менялось содержание, значения привычных слов. Разберем для примера эволюцию сладкого слова "свобода".

Всякая свобода всегда ОТ и ДЛЯ. Свобода от карантинных ограничений нужна мне для того, чтобы купить на рынке овощи и слетать к родственникам в Москву. Гариэтт Бичер-Стоу призывала освободить чернокожих от рабства для того, чтобы беречь их семьи, чтобы они воспитывали детей и почитали родителей. Американские трудяги-собственники, под которых изначально кроилась демократия, свободу берегли, чтобы власти им не мешали, а помогали работать и богатеть. Сегодня под свободой понимается: ОТ всяких обязанностей ДЛЯ неограниченных прав.

Место призыва "не мешайте мне действовать", заняло требование "обеспечьте мне возможность бездействия", иными словами – перераспределите в мою пользу то, что наработал кто-то другой. Но ведь этот "кто-то" добром за так не отдаст, у него же отобрать надо, принять надо такой закон, по которому работяга обязан содержать паразита… в общем, по Гегелю: количество переходит в качество и явление обращается в свою противоположность. Впервые претензии эти были открыто озвучены в достославную эпоху хиппи: вы нас кормите (и на дозу вовремя не забывайте давать), а мы будем красиво жить и самовыражаться; вы нас защищайте, а мы вам в автоматные дула цветочки будем втыкать, в этом и заключается весь возвышенный смысл нашей жизни.

С такими претензиями спорить трудно, вот ведь и рыцари во времена не так давно прошедшие тоже видели смысл жизни в том, чтобы крепостных обдирать, проезжих грабить да друг с другом собачиться, и тоже выглядело весьма романтично. Но те хотя бы драться умели, а как известно, кто свою армию не хочет кормить – будет кормить чужую, хиппи же ни минуты не сомневались в своем праве требовать содержания за просто так, за красивые глаза.

Потом уже, правда, спохватились и теоретическую базу подвели: на всех, мол, работы не хватит… в параллель не переставая гастарбайтеров завозить со всего света и работу эту самую в загранку на аутсорсинг сплавлять. Ибо такой работы, за которую платят больше пособия, да еще настолько больше, чтоб окупались затраченные усилия, действительно не хватит на всех. Не в том даже проблема, сможет ли вправду один трудящийся мужик десять бездельников-генералов прокормить, было время – и меньшим довольствовались, проблема в том, что это войско, растущее не по дням, а по часам, неизбежно приводит к власти представителей своих интересов, чтобы давить работяг, повышать налоги и пособия, а из этого естественно вытекает необходимость растить и крепить сплоченные ряды бюрократов. И наконец, третьими в этом союзе будут транснациональные корпорации, сокращенно ТНК.

Сегодня на виду оказались мастадонты Силиконовой Долины, но на самом деле ТНК в этом вопросе все заодно. Им же выгодно устранение конкуренции предпринимательской мелочи, раздавливаемой поборами и налогами, сами они с бюрократами на ты, за ручку, всегда получат любые льготы, а нет – так перенесут производство в Китай… или во Вьетнам, а пособие потерявшим работу пусть платит местная власть, у которой останется в одном кармане вошь на аркане, в другом – блоха на веревочке.

Понятно, что от демократии, как была она когда-то задумана, остались только хвост да уши, все яснее, что она "подвешена ни на чем", соответственно приказали долго жить и разнообразные свободы, и разделение властей. Голоса за Трампа свидетельствуют, что хотя желающих жить не на подачки в Америке еще не мало, они не организованы, разрозненны, экономически и идеологически слабы. Пару веков назад такой конгресс действительно взяли бы штурмом и подожгли с четырех концов, сегодня трампистов бьют именно потому, что они, вопреки всем воплям СМИ, реальной опасности уже не представляют.

Реальную опасность представляют именно сегодняшние победители – не только для раздавленного противника (это бы еще полбеды), и даже не только для страны Америки, но и для всей западной цивилизации, последним бастионом которой были США. Европа пала уже давно, Канада и Австралия вряд ли продержатся долго, Израиль… ну, у него свои особенности, которые нам сейчас не в тему. Пока что не видно, какие народы, государства и страны придут на смену уходящим, но устройство у них будет наверняка уже далеко не демократическое, скорее олигархо-бюрократическое. Остается только повторить то, что сказал тов. Лимонов: "У нас была великая эпоха".
 

Храм жертвы и его жрецы

Лидер оппозиции Яир Лапид, чей папа Томи Лапид несколько лет был главой «Яд Вашема», направил сегодня на имя премьера письмо протеста против назначения Эфи Эйтама. Мотивировка: «Когда Эйтам командовал бригадой «Гивати» в начале 1990-х годов, то против бойцов бригады были два судебных дела по обвинению в издевательстве над палестинцами». И хотя сам Эйтам не был под судом, Лапид считает, что «назначение Эйтама отодвинет от «Яд Вашема» либеральные еврейские общины и превратит этот священный институт в объект споров и конфронтации, а также сыграет на руку антисемитскому движению по бойкоту Израиля». 



О чем тут спор? Об очередной престижной (не исключено, что и весьма хлебной) должности, на которой обеим сторонам желательно иметь "своего" человека? Нет, тут дело серьезнее. Вы будете смеяться, но перед нами пример подлинно идеологических разногласий.

Теперь я начинаю понимать, что отцы-основатели действительно имели веские причины, не спешить с музеем Холокоста и не давать привилегий выжившим. Разумеется, заметив, что страны антигитлеровской коалиции САМИ заинтересованы в педалировании этой темы, прагматичный Бен Гурион не замедлил этим воспользоваться, но ухо держал востро и не купился ни на сталинскую риторику, ни на европейские слезы, ни на немецкое раскаяние.

По его мнению – которое я вполне разделяю – европейцы сделали это, потому что могли, значит, надо сделать так, чтобы это им больше не удавалось, т.е. создать возможность, себя защитить. О том, почему у европейцев возникло желание устроить Холокост, можно проводить диспуты и писать диссертации, создавая соответствующие музеи, институты и т.п., но это уж потом. А налаживать отношения с разными царствами-государствами следует на основе взаимной выгоды, как оно исстари и повелось.

Для сионистов "Яд Вашем" – дело наше внутреннее. Памятник НАШИМ убитым, музей НАШЕЙ истории, из которой выводы делать надлежит в первую очередь нам самим. Можно, конечно, и другим, кому интересно, никакому Льву Гумилеву не заказано философию изобретать на примере истории Великой Степи, это – дело личного выбора. Нам – нужно, а прочим всем – можно, если захочется.

Яир Лапид видит ситуацию совершенно иначе. "Яд Вашем" для него "священный институт" – не в том смысле, в каком священным по определению является всякое надгробье, да еще на ТАКОЙ братской могиле, нет, тут он оказывается как бы представителем "либеральных еврейских общин" – тех самых, для которых, согласно опросам, существование Израиля приоритетным не является. Почему же таким приоритетным является влияние на "Яд Вашем", которого они не уступят без споров и конфронтации?

Конечно, он нужен им не как институт истории, ибо для левых – не только израильских – история ценности не представляет, учить ее незачем (вспомните Переса), тем более безразлична им, "общечеловекам", история НАША. "Прихватизировать" Яд Вашем они стремятся, дабы превратить его в храм самой популярной ныне религии "Прав Человека".

Ведь самое первое, самое основное право – это право на жизнь. А поскольку как раз за нами это право отрицали (и "либералы" очень настаивают на том, что отрицание это было в истории уникальным), кому как не уцелевшим потомкам убиенных поучать наивное человечество – что такое хорошо, и что такое плохо!
Очень многим такое рассуждение кажется убедительным, хотя... Имеет ли право тот, у кого кошелек в автобусе вытащили, читать нам лекции о пользе честного труда? А вдруг он и сам мошенник (что для карманника, конечно, не оправдание)?

Для сионистов ситуация "жертвы", как минимум, - беда, если не вина. Для левых – она источник статуса и морального авторитета. Именно под нее истолковывают они материал музея, строят его экспозицию, ради этого водят туда иностранных дипломатов и требуют преподавания истории Холокоста в школах всех народов. ОНИ должны вечно помнить, а МЫ – вечно им напоминать, храня безупречно белыми свои одежды агнцев.

Не случайно Лапид упоминает про "два судебных дела по обвинению в издевательствах над палестинцами". Этот аргумент я в разных проарабских текстах встречала не раз и не два: Ну как же вы, евреи, что сами были жертвами?.. (а в подтексте – так ими же и оставайтесь, вам не привыкать!). Это действует. Даже весьма мною уважаемая Хава Альберштайн восклицает в полной растерянности: "Была я агнцем, а нынче – волк/И кто же я теперь, не возьму я в толк". И нет никого, кто бы объяснил бедной женщине, что волками мы не случайно стали, а потому, что агнцами надоело быть, и третьего не дано.

Для совсем уж наивных поясняю: если по такому поводу уголовные дела завели, значит израильская армия весьма гуманна – ни в одной арабской стране никого за такое никогда не судили, там над гражданскими издеваться – в порядке вещей, хоть над чужими, хоть над своими. Но, как правильно понимает Лапид, для "либеральных еврейских общин" сравнение с другими армиями совершенно неприемлемо. Это же, по сути, отказ от того самого статуса уникальной "жертвы", что очень дорог "либералам", видящим себя в мечтах жрецами международного храма "Яд Вашем".

Только вот, не все мечты сбываются. Возможно, Лапид и иже с ним вправду верят, что "антисемитское движение по бойкоту Израиля" можно остановить правдивыми рассказами о Холокосте… Блажен, кто верует… Волна антисемитизма в современном мире поднимается вне всякой связи со словами или делами евреев, причина у нее та же, что и у предыдущих: кризис "почвенных наций", который они, по той же схеме, очень хотели бы победить жертвоприношением, тем более, что некоторые мечтатели сами напрашиваются им в жертву…
 

Открытое письмо Марку Певзнеру

Таким ничто печальный опыт,
Их лозунг – вера как гранит.
Такой весь мир в крови утопит,
Но только цельность сохранит.
      Н. Коржавин


Уважаемый господин Певзнер!

В Америке не обитая, не будучи профессиональным журналистом, разве что блогером и эссеистом-любителем, хочу все же откликнуться на ваш пламенный призыв и ответить хотя бы на некоторые из вопросов, но прежде всего – поблагодарить вас за текст, очень интересный своей типичностью для антитрампистов всех языков и стран.

Главная его отличительная черта – непоколебимая уверенность в несомненной истинности любого выдвигаемого тезиса, без малейшего намека на какие-либо доказательства. Вот, например, утверждение, что под руководством Трампа Америка "последнее четырехлетие выступает на международной арене в качестве прямого противника демократии, человеческих свобод, экономического и расового равноправия".

А что, если я с этим не соглашусь? Еще, чего доброго, примеров потребую? Что вы мне ответите? Единственный приведенный вами пример: "Именно таковым предстал бывший лидер республиканцев ещё на дебатах 2016 года, когда позволил себе в самой грубой форме, в лицо оскорблять своего оппонента-женщину, кандидата миллионов американцев, в присутствии огромного количества американского истэблишмента и телезрителей", - возможно, свидетельствует о невоспитанности и грубиянстве мистера Дональда но где же тут отрицание равноправия и свобод? Где фашизм, который вы ему упорно приписываете?

Вот, вы пишете: "Совершенствование демократического строя в стране было заложено отцами-основателями государства, своими убеждениями и делами они доказали своё стремление не к королевской диктатуре, они строили именно Демократическое государство, ставшей лидером и образцом его на долгие годы для всего мира. Именно это отвергается сегодня пропагандой Трампа и его сторонников из России".

А не подскажете ли, кто это там нынче памятники этим самым отцам-основателям крушит? Неужели Трамп?

Давайте попристальней приглядимся ко всем упрекам, которые вы ему адресуете:

— Президента, ненавидящего свободную прессу с первого дня своего президентства;

Ну, во-первых, пресса эта давно уже не свободная, она "политкорректная", а кто таких условий не принимает, со страниц, сайтов и даже из социальных сетей вылетает довольно быстро. А во-вторых, за что ему ее любить, когда она его не любит, причем – первая начала?

— Президента, ненавидящего любые мнения оппонентов, советчиков, государственных служащих, своих и чужих подчиненных, любого гражданина своей или другой страны от руководителя до рабочего, несогласные немедленно признать его, Трампа, правоту во всём и всегда;

Вообще-то любой начальник – от ЖЭКа до правительства – работать хочет с теми, кто его авторитет признает. Да вы же и сами в начальниках бывали, хотели ли вы иметь в подчинении кого-то, кто ваших приказов не исполняет, а все норовит свою линию гнуть?

— Президента, меняющего ежедневно подчиненных, но мало озабоченного многочисленными ошибками собственной неумелой кадровой политики;

Ну, почему же он "мало озабочен"? Не был бы озабочен – так и не менял бы.

— Президента, в полной мере доказавшего свою профессиональную непригодность бездействием и ежедневной демонстрацией непонимания научных предупреждений и рекомендаций в период опасной эпидемии; обеспечившего провалом свое участие в борьбе с эпидемией; причинившего невосполнимый урон американскому народу, потерявшему в результате его личных халатных безответственных действий и преступного непрофессионализма, более двухсот пятидесяти тысяч жизней своих граждан;

Видали мы эти рекомендации – лебедь, рак да щука. Эффективного средства борьбы с эпидемией никто пока что не нашел, во всем мире начальники действуют методом тыка, а уж тем более в Америке, где в этой области у губернаторов полномочий больше, чем у президента.

— Президента, не придающего никакого значения растущему экономическому, расовому и гендерному неравенству в американском обществе;

Кто продвигал школьные ваучеры, чтобы дать возможность бедным ребятам в хорошие школы поступать? Кто уменьшил безработицу среди черных и латинос? Кто налоги снижал и ограничения отменял, чтобы развивать промышленность и создавать рабочие места? Дело надо делать, а не "значение придавать".

— Президента, низко опустившего международный авторитет нашей, и рассорившегося с соседями, партнерами и союзниками;
— Президента, вышедшего из многих международных организаций и соглашений в одностороннем порядке, как это делали до него коммунистические диктаторы, грозившие миру силовым распространением своих идей;
— Президента, признающего возможное ослабление и упразднение НАТО, надежной защиты демократии во всем мире;

А давайте сравним соглашения, из которых вышел Трамп, с теми, из которых диктаторы выходили, и проверим, по каким причинам то и другое. С соседями Трамп вовсе не разругался, просто заставил ограничить нелегальную иммиграцию, и жаль, что вовсе не придушил. А НАТО дорогие партнеры и союзники не только что давно уже порушили как военную силу, но даже и оплачивать расходы Америки толком не хотят.

— Президента, плохо говорящего и ещё хуже способного к обучению, размышлению и сомнениям;

Насчет говорить, не знаю, я английским владею плохо, но вот насчет обучения… Наверное, и вправду не удается его обучить, погромы за мирный протест считать, и в иранской агрессивности сомневаться заставить.

— Президента, с недоверием относящегося к науке и культуре, воспринимающего их достижения лишь в сфере возможной окупаемости вложенных в них инвестиций;

Ну, ежели такую науку взять как гендерные исследования или критическую расовую теорию, то… я им, правду сказать, и сама доверяю не слишком.

— Президента, желающего необходимым сотрудничество с преступным режимом Путина в международных организациях, вопреки удалению его оттуда международным сообществом и подвергнутым американским и международным санкциям;
— Президента, неоднократно выражавшего поддержку этому режиму, не одобренную даже выдвинувшей его Республиканской партией;

А как насчет ЕС, изо всех сил цепляющегося за российский газ и все санкции сводящего к чистой риторике? Им, значит, можно, а Трампу нельзя?

— Наконец, человека, не связанного общепринятыми нормами морали и нравственности; всегда готового удачно и неудачно торговать своим именем репутацией ради материальной выгоды.

А Байден ею не торгует? А сыночек его, что с украинцев и с китайцев гребет?

Вся вышеприведенная информация отнюдь не секретна, она легко доступна всем, и вам в том числе, и если вы не даете себе труда даже оспаривать ее, то, очевидно, исходя из убеждения, что любое возражение, тем паче опровержение ваших тезисов является по определению не неверным, не ошибочным, но "нехорошим и лживым". А вот это мы уже проходили.

Помните: "Я этого Пастернака не читал, но скажу…"? Помните, как всякое неверие в грядущую победу коммунизма приравнивалось к умопомешательству? Как трудовые коллективы в полном составе гневно осуждали изменников Солженицына и Сахарова?  Помните, что лучшим способом достигнуть изобилия было включение холодильника в радиоточку? Вы это все уже, возможно, забыли, но мы-то помним.

Именно от этого бежали мы когда-то, от "единственно верного научного мировоззрения", которое с фактами считаться не привыкло. От демагогов, что обещали решить проблемы всех угнетенных, а в результате ввели крепостное право, голод и тотальный террор. Причем, самым страшным, самым смертным грехом было – усомниться в их бескорыстии, гуманизме и светлом будущем, к которому они нас ведут. Мы обязаны были ВЕРИТЬ им, как объяснял Брехт, пародируя нацистскую пропаганду: Но приличные люди, порядочные люди не всегда должны приводить друг другу доказательства своей порядочности; они просто верят в нее. Да-да, вот именно нацистскую, которая относится к той же категории и тоже объявляла "нехорошим и лживым" все, что стояло у нее на пути.

От всего этого бежали мы когда-то, и сегодня в ужасе от того, что ОНО вновь нагоняет нас, а бежать-то уже и некуда. Вы же, похоже, вполне готовы вновь примириться с этим.

По старой памяти.


С уважением
Элла Грайфер
 

Мир на распутье

Чем столетье интересней для историка,
Тем для современника печальней!
             Н. Глазков


Дамы и господа, прошу внимания, мы с вами свидетели переломного исторического события, постарайтесь как можно точнее и подробнее запомнить эти несколько дней, будет о чем порассказать внукам. Возможно, перед нами развертывается ПОСЛЕДНИЙ БОЙ западной демократии.

Неравный бой Дональда Трампа, бесспорно судьбоносный для всего мира, потому что противником его является не просто Джо Байден или Демократическая партия США. Прошу любить и жаловать: "из шкафа вылез" и более не скрываясь претендует на мировое господство "новый класс" Милована Джилласа, именуемый нынче "Глубинным Государством".  Не то чтобы они раньше не мухлевали на выборах, не подчиняли СМИ или не использовали судебную систему, но теперь они делают это уже по-наглому, не прячась, на глазах у всех.

Если демократия свое отыграла, то что придет ей на смену? Пока что еще не классическая диктатура во главе с горячо любимым непогрешимым фюрером – Макрон, Меркель или Байден не потянут на такую роль – пока что – просто государственная машина, серый чиновник. Разве способен он на людоедский террор масштаба Сталина или Гитлера? Нет, сам он, конечно, не способен, но, увы, неизбежно проложит ему путь, поскольку его хозяйничанье обязательно обернется резким падением жизненного уровня, а следовательно – и неизбежным поиском виноватых.

Не обязательно начинать с раскулачивания, достаточно всех работающих – от фермера до изобретателя – просто налогами задушить, а там уж, как проницательно описала Айн Рэнд, поезда сами пойдут под откос валиться. Не обязательно доходить до гражданской войны, ее с успехом заменит иностранная интервенция.

Вы скажете – одни выборы еще ничего не решают, вон Рузвельта-то выбирали, и не однажды, но потом все-таки к полной национализации курей не скатились, сумели затормозить. Ну, во-первых, затормозить – еще не значит полностью отыграть назад, запущенный Рузвельтом процесс продолжался… вернее сказать, не лично Рузвельт тому причиной.

Процесс "забюрокрачивания" шел вовсю по всему западному миру. И повсюду сопровождался обещаниями, сварить щи из топора, достать кролика из шляпы, и не было в этом смысле никакой разницы между Рузвельтом, нацистами и Коминтерном, и не ошиблись те, кто еще в 17-м году предсказывали, что большевики не продержатся долго. Просто "долго" в истории – это больше, чем пара поколений. Россия – страна большая и богатая, инерция у нее громадная, процесс распада приостановила война, потом помог сырьевой, экспорт, пока не подрезали его новые технологии…

Доконали страну большевики. И не зверствами своими (особо гуманной страна эта отроду не бывала), но полным и тотальным бюрократизмом. Даже самая жестокая расправа с классовым или "расовым" врагом не может быть для общества столь разрушительной, как искусственный отбор по признаку безынициативности. Инициатива допускалась только в военной или околовоенной промышленности (но и для этого всякий раз требовалось личное вмешательство Сталина или, как минимум, Берии) и в области рынка, без которого сложная экономика существовать не может вообще, но… выжить он мог только в шкуре мафии.

Разумеется, Америка богаче, и традиция ее инициативы содержит гораздо больше, но гадать не будем – всех привходящих обстоятельств заранее не учтешь, тем более что в таких процессах плюс-минус полвека – погрешность вполне допустимая. Важно, что эти выборы в Америке – уже не соперничество между двумя партиями, представляющими интересы разных групп населения, но по умолчанию разделяющих общую "американскую мечту".

Сегодня на стороне Трампа – те, кто работает, зарабатывает и хочет сохранить свободу маневра для своей инициативы и предприимчивости, а на стороне его противников – бюрократия, стремящаяся все проконтролировать, отнять и поделить (в основном, между собой, но и профессиональным тунеядцам тоже кой-чего отломится, особенно на первых порах). И если они преуспеют, эти выборы станут ОКОНЧАТЕЛЬНЫМИ, грядущие за ними будут уже советского образца, ибо они озаботятся переписать все законы, чтобы никто более не посмел покуситься.

Конечно, при таком размахе неприкрытых фальсификаций от воли избирателей, тем более от такой сравнительно небольшой группы как евреи, мало что зависит, только вот, сдается мне, что в результате победы "социально близкого" Байдена нерадостной будет судьба нашего брата. И не потому даже, что на антитрамповской стороне сегодня – самые агрессивные антисемиты – им-то, как раз, возможно, сразу развернуться и не дадут – но потому что когда просядет экономика и зашатается политика, немедленно начнут искать виноватого, и быстро выяснится, кто это у нас тут вечно бегает впереди паровоза. 

Оружие дезинформации

Это их худые черти бермутят воду во пруду,
Это все придумал Черчилль в восемнадцатом году.
                В. Высоцкий


Цель статьи господина Лумельского "Дезинформированные до смерти" – убедить нас, что:


  1. Коварная Россия – большой мастер дезинформации – запускала и поныне запускает ее на американские выборы, и значит, тот, кто в конечном итоге выиграл их (и, возможно, еще раз выиграет) может быть только "проектом кремля".



  1. Дезинформация в наше супертехническое интернетно-социальносетевое время есть оружие совершенно неотразимое.



Как совершенно правильно отмечает сам господин Лумельский, настоящая дезинформация сплошным враньем быть не должна, и в статье его действительно много самых что ни на есть фактических фактов как из истории дезинформации, ее методов, целей и результатов, так и о приверженности нашей доисторической именно этому способу борьбы с противниками.

Особенно мне понравился хитроумный план с сундуками и водолазами, предназначенный для того, чтобы очернить некоторых немецких политиков, представив их приверженцами нацизма. Ведь подложенные документы были настоящими… ну, может, чуть-чуть подправленными, но только самую малость, раз несфальсифицированные бумаги не давали оснований для обвинения неугодных политиков, пришлось добавить последний мазок…

Это тем более интересно, что портрет "проекта кремля" Дональда Трампа в статье господина Лумельского выкроен совершенно по тому же лекалу. В основе – несомненные факты. Да, российские власти никогда не упустят возможности, подложить "пиндосам" свинью, да, нынешняя дестабилизация в Штатах Путину по вкусу, так что он, со своей стороны, постарался внести посильный вклад в разжигание страстей, и вполне естественно воспользовался для этого дезинформацией, но…

Понимаете ли… мне как-то сразу вспомнилась пародия на спортивного комментатора из давних времен всеобщего увлечения хоккеем: "Чтобы завоевать первенство, нам нужна была только победа… Только победа американцев над чехами… и мы сумели этого добиться".

Дестабилизация в Америке – результат длительных и серьезных внутренних процессов, и руководящую роль играет, конечно, руководство демпартии – достаточно сравнить погромную активность в городах с демократическими и республиканскими мэрами. Путин, конечно, и рад бы посодействовать, но жалкие клинья, которые пытается он вбивать, попросту проваливаются в трещину, расширяющуюся совсем по другим причинам.

Старый и надежный дезинформационный прием – объяснять внутренние проблемы происками внешнего врага, избавляясь под это дело от всех и всяческих конкурентов: не потому у нас поезда под откос валятся, что не могут комиссары с тремя классами ЦПШ технику безопасности постичь, а потому что злодей Бухарин – агент международной буржуазии.

Не потому, значит, избиратели за Трампа голосовали, что на собственной шкуре ощутили, почем стоит обамакер и куда уплывают рабочие места, а все из-за хитроумного разоблачения российскими хакерами махинаций мадам Клинтон.

Самое трогательное, конечно – объявление "проектом кремля" того, кто зеленую улицу дал сланцевой нефти, чем сразу обрушил и рубль, и международный авторитет тов. Путина. Нет-нет, не подумайте, что это он нарочно против России, он так поступает, как выгодно Америке, а обо всех прочих думает, ну… постольку-поскольку.

Для того, чтобы понять, кто и как в Америке стремится подделать результаты следующих выборов, в Москву звонить не надо.  На месте видно без очков, кто яростно требует голосовать по почте или допускать на избирательные участки без предъявления документов и вообще всех, не имеющих гражданства.

Разумеется, Трамп делает все, от него зависящее, чтобы таких фальсификаций не допустить, но…  по правилам хорошей дезинформации недостает того самого "последнего мазка", и вот, как нужные имена на тех бумагах "как бы из сундука", появляются вдруг заявления, что Трамп решительно не намерен признавать результаты выборов, если не в его пользу. Информация получена определенно из известного источника "пол-потолок-палец", но логично же, логично, черт побери! Сооружено по всем правилам дезинформаторского искусства! Почему же так плохо действует?

Вот и добрались мы до второго тезиса господина Лумельского. Вправду ли дезинформация такое чудо-оружие, что никакого спасения от нее нету?

В конечном итоге, успех или срыв дезинформации определяется не технической оснащенностью и не изощренностью приемов, но тем, насколько потенциальные дезинформируемые осознают, что это все не "вообще", а конкретно про них и поддается проверке с помощью их собственного жизненного опыта. В России 70-х дезинформация накачивалась всей мощью госаппарата и плотностью "железного занавеса", но никто ей не верил, все ловили "лживые голоса", поскольку их передачи опыту слушателей соответствовали куда точнее.

Сегодня в Америке падает рейтинг CNN и растет Fox News, потому что кроме мира виртуального зритель живет в реальном. То же самое и в Израиле: из всех утюгов несутся бодрые сообщения о храбрых защитниках демократии, что денно и нощно по всей стране демонстрируют супротив преступника-Биби, а человек с улицы вслед им плюет, обзывает бездельниками, спрашивает, кто им автобусы оплачивает, чтобы по стране разъезжали, и знай накручивает рейтинги правым.

Вот здесь и открывается нам оборотная сторона дезинформации, которую лучше всего демонстрирует ситуация с коронавирусом. Собственного опыта взаимодействия с такой пандемией у среднестатистического гражданина нет и быть не может, информация в СМИ базируется на статистике, которую в разных странах собирают и обрабатывают по-разному, а комментарии построены по моделям, которым все мы давно уже инстинктивно привыкли не доверять. Это не значит, что они непременно лживы, это значит всего лишь, что нет у нас никакой возможности отличить правду от лжи.

Если в тех же теле- или интернетновостях, где еще вчера мне лапшу на уши вешали насчет страшного преступления Сары Натаньягу, что не в то окно бутылки сдавала, сегодня мне говорят, что без масок и карантина завтра все перемрем; или уверяли, что не имеет права солдат убивать врагов, а теперь спорят, что на самом деле эта пандемия не более, чем обычный грипп… Оно мне, извините, что в лоб – что по лбу. Не знаю я, кому верить, и потому не верю никому, и не могу по-настоящему на харедим обижаться, что они на свадьбу приглашают тысячу человек, а если на антибибишные демонстрации обижаюсь, то не за это. Когда профессиональные дезинформаторы в кои-то веки пытаются транслировать информацию настоящую, их попросту не слышат.

И сдается мне, что главная опасность в этой ситуации даже не пандемия как таковая, но, как сказал Окуджава, "что люди царства своего не уважают больше". Советскую власть, по существу, никто и не свергал, просто никто не встал на ее защиту. И не потому, что наслушались "Голоса Америки", а наоборот – "Голос Америки" ловить пошли, потому что устали слушать родные "Последние Известия".

Подобно наркотику дезинформация достаточно быстро вызывает привыкание, требует постоянного увеличения дозы, вызывая в конце концов смертельное отравление.  Она отнюдь не непобедимое чудо-оружие, она та самая палка о двух концах, которую перегибать опасно. Как бы ни был пышен наряд Золушки на балу, каким бы изысканным ни был ее выезд – с последним ударом часов драгоценный шелк превратится в грязное рубище, золотая карета станет тыквой, а лихие кони – мышами.
 

(no subject)

Интересная ситуация: Макрон определенно видит главный источник углеводородов для Европы в Иране, и потому налаживает связи с Хизбаллой. Меркель предпочитает Россию, и потому заранее предупреждает, что неприятный случай с Навальным ни на что не повлияет. Кто из них в этом споре выиграет, нам отсюда не видно, зато ясно видна цена их рассуждениям о гуманизме и нравственности в международных отношениях.