Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Этот День Победы…

9 мая 2020 года… весь русскоязычный интернет вспоминает Победу, всяк – на свой лад.

Я понимаю поколение наших родителей, тех, кто сражался тогда, тех, кто, даже не будучи на фронте, всем существом своим ощущал, что это лично для него – вопрос жизни и смерти. Их воспоминания, их судьба, их пережитое… Но не нравится мне, когда мое, уже послевоенное, поколение, тем более те, кто еще моложе, притворяются собственными дедами и отцами. Да, и мы тоже должны помнить, но помнить – иначе. Их долг и право – пережить, наше – осмыслить, понять, что это было и чем оно важно нам сейчас.

Для наших пап и мам война была временем величайшего героизма и… жесточайшего разочарования. Да, конечно, тысячу раз имело смысл сражаться, потому что решалась тогда судьба нашего народа, но ведь очень многие из тех, кто геройски сражался и погибал, совсем не так понимали ситуацию. Они-то думали, что у нас с русскими ОБЩАЯ СУДЬБА, а оказалось – дружба-дружбой, а табачок – врозь.

Оказалось, что Холокост – это только НАШИ воспоминания, НАША история, НАША проблема, и не надо пожалуйста к ним с этим лезть. Да, нам повезло, что Гитлер не победил, и заслуга России в этом несомненна, и очень хорошо, что свою лепту внесли и мы, но не позабудем, что для России наше спасение было всего лишь не слишком желательным побочным эффектом.

Лучше всего это, пожалуй, описывают стихи Слуцкого:

Мост нищих
Вот он – мост, к базару ведущий,
Загребущий и завидущий,
Руки тянущий, горло дерущий!
Вот он в сорок шестом году.
Снова я через мост иду.
Всюду нищие, всюду убогие.
Обойти их я не могу.
Беды бедные, язвы многие
Разложили они на снегу.

Вот иду я, голубоглазый,
Непонятно, каких кровей,
И ко мне обращаются сразу
Кто горбатей, а кто кривей –
Все: чернявые и белобрысые,
Даже рыжие, даже лысые –
Все кричат, но кричат по-своему,
На пяти языках кричат:
Подавай, как воин – воину,
Помогай, как солдату – солдат.
Приглядись-ка к моим изъянам!
Осмотри-ка мою беду!
Если русский – подай христианам;
Никогда не давай жиду!

По-татарски орут татары,
По-армянски кричит армянин.
Но еврей, пропылённый и старый,
Не скрывает своих именин.
Он бросает мне прямо в лицо
Взора жадного тяжкий камень.
Он молчит. Он не машет руками.
Он обдёргивает пальтецо.
Он узнал. Он признал своего.

Всё равно не дам ничего.
Мы проходим – четыре шинели
И четыре пары сапог.
Не за то мы в окопе сидели,
Чтобы кто-нибудь смел и смог
Нарезать беду, как баранину,
И копаться потом в кусках.
А за нами,
словно пораненный,
Мост кричит на пяти языках.

КАК УБИВАЛИ МОЮ БАБКУ
Как убивали мою бабку?
Мою бабку убивали так:
Утром к зданию горбанка
Подошел танк.
Сто пятьдесят евреев города
Легкие
От годовалого голода,
Бледные от предсмертной тоски,
Пришли туда, неся узелки.
Юные немцы и полицаи
Бодро теснили старух, стариков
И повели, котелками бряцая,
За город повели, далеко.

А бабка, маленькая,
словно атом,
Семидесятилетняя бабка моя,
Крыла немцев, ругала матом,
Кричала немцам о том, где я.

Она кричала:
- Мой внук
на фронте,
Вы только посмейте,
Только троньте!
Слышите,
наша пальба слышна!
Бабка плакала и кричала,
И шла.
Опять начинала сначала
Кричать.
Из каждого окна
Шумели Ивановны и Андреевны,
Плакали Сидоровны и Петровны:
- Держись, Полина Матвеевна!
Кричи на них! Иди ровно!
Они шумели:
- Ой, що робыть
З отым нимцем, нашим ворогом!

Поэтому бабку решили убить,
Пока еще проходили городом.
Пуля взметнула волоса.
Выпала седенькая коса.
И бабка наземь упала.
Так она и пропала.


Слуцкий пытается убедить себя и нас, что эта общность еще существует, но на самом деле уже не в силах верить. И наконец, уже в 60-м подводит итог:

Про евреев
Евреи хлеба не сеют,
Евреи в лавках торгуют,
Евреи раньше лысеют,
Евреи больше воруют.

Евреи - люди лихие,
Они солдаты плохие:
Иван воюет в окопе,
Абрам торгует в рабкопе.

Я все это слышал с детства,
Скоро совсем постарею,
Но все никуда не деться
От крика: «Евреи, евреи!»

Не торговавши ни разу,
Не воровавши ни разу,
Ношу в себе, как заразу,
Проклятую эту расу.

Пуля меня миновала,
Чтоб говорили нелживо:
«Евреев не убивало!
Все воротились живы!»

Последней каплей оказалась кампания "безродных космополитов". Каковы бы ни были ее причины, она окончательно похоронила иллюзию общности.

Упрекать ли за это русских? Пожалуй, нет. У них своя история, свои цели, свои ценности, и в последующих войнах оказывались мы нередко по разные стороны фронта, и иллюзию эту никто бы навязать нам не смог, если бы сами не хотели. Да, советская власть насаждала ассимиляцию, закрывала театры и школы. Но ведь еще до нее Дубнов, готовя свою многотомную историю еврейского народа, провел среди потенциальных подписчиков опрос, на каком языке они предпочитают читать: на идиш или на русском – большинство выбрало русский. И кто же нам теперь виноват?

Поэтому сегодня мне трудно понять евреев, наступающих на те же грабли, изо всех сил выражая благодарность России, выходя на демонстрации, нацепляя на новенькие гимнастерки и кители всяческие медальки к юбилеям былых побед.

Если, конечно, они не дипломаты, озабоченные на самом деле не прошлыми, а будущими войнами, и не девяностолетние ветераны, надевающие настоящие ордена, полученные за то, что победы те добывали.

(no subject)

Только что прочла на Achse des Guten описание торжеств по случаю окончания Первой мировой. Там, в частности, упоминается, что идея праздника - прославление мира и безопасности. И кстати о безопасности: вокруг места празднования стояли тесными рядами жандармы, свезенные со всей страны, некоторые из них сидели в машинах, перегораживающих улицы, на случай если кому-то придет в голову автомобильный теракт устроить. Народ, что поглазеть надеялся, даже близко не подпустили. В общем - на земле мир и в человецах благоволение.

(no subject)

Смело мы в бой пойдем
За суп с картошкой
И повара убьем
Столовой ложкой!
Советский фольклор

Ну это ж надо же! Ужас, ужас и третий раз ужас! Да как же этому Биби ни ай-ай-ай! Подарки принимать! А еще называется премьер-министр!

…Лет 15 назад моя хорошая знакомая, специалист по лечебной физкультуре для самых маленьких, оказалась а затруднительном положении: на нее посыпались декоративные часы всевозможных форм, дизайнов и размеров. В виде цветочков и грибочков, шоколадок и шкафчиков, был, если я не ошибаюсь, даже какой-то изнакурнож. Не помню уж, какой праздник был на дворе, но благодарные родители просто закидали ее подарками, и попробуй только откажись – смертельная обида на веки вечные!

…Когда моя мама лежала в больнице, я таскала сестрам конфетные коробки на каждый праздник. Прокуратура может, если хочет, счесть мое признание за явку с повинной, но в свое оправдание сообщаю, что была далеко не одинока.

…Года три назад произошла в какой-то лечебнице некрасивая история – санитары плохо обращались с пациенткой, находившейся в коме. Возмущенные родственники жаловались корреспондентам: «А мы-то этим негодяям на каждый праздник подарки…»

…Клиенты нашей конторы тоже периодически приносят всякие вкусности – как на праздники, так и между ними – обычно эти приношения тут же поедаются общими усилиями трудового коллектива.

…Знакомый владелец мастерской слуховых аппаратов потенциальных клиентов заманивает, даря им шариковые ручки – пишут, между прочим, совсем неплохо.

…И наконец, до смерти надоевшие агенты телемаркетинга, если сразу их не забанить, успевают отбарабанить что-то про «подарок на первые три месяца».

И как же это премьер-министру ТАКОЙ страны не западло подарки принимать? Коррупция! Скандал!! Уголовное преступление!!!

На митинг протеста против этого форменного безобразия собралось в Тель-Авиве аж 200 человек, и где-то как-то я их понимаю. Помнится, еще в средней группе детского сада я была до глубины души оскорблена тем, что Вовочке дали поиграть паровозик, а мне – нет. В чем там была причина – в тайном антисемитизме или явном сексизме – сказать не берусь, но мне понятен и близок духовный настрой подсчитывающих, сколько каденций Биби в премьерском кресле протирает штаны: Это сколько же он за это время сигар-то выкурил, шампанского сколько вылакал, паразит! И ни разу не поделился!!

Нет уж – хватит! Поносил – дай другим поносить! Эй, комроты, даешь пулеметы!